Томос стамбульского патриарха и его последствия для мирового Православия

1. Предоставление Томоса об автокефалии Церкви на Украине — политический проект США по сдерживанию России

Намерение Константинопольского патриарха Варфоломея предоставить Томос об автокефалии новосозданному квазицерковному объединению на Украине, назначение Варфоломеем на Украину двух своих экзархов, учреждение «Ставропигии Вселенского патриарха в Украине», отмена грамоты 1686 года о переходе Киевской митрополии под юрисдикцию Московского патриархата, снятие анафемы с главы так называемого «Киевского патриархата» Филарета Денисенко и предоставление религиозным группировкам «Киевский патриархат» и «Украинская автокефальная православная церковь» статуса канонических церквей — это не только внутриправославный конфликт (вторжение стамбульского патриарха на каноническую территорию Русской Православной Церкви), но и, несомненно, политический проект США по сдерживанию России и ее геополитических интересов на постсоветском пространстве, в первую очередь на Украине, и его должно рассматривать как вмешательство антицерковных структур США в церковные дела мирового Православия и объявление религиозной войны со стороны Госдепа и ЦРУ всем православным верующим Московского патриархата1.

Хорошо известно, что Константинопольская патриархия с религиозным центром в Стамбуле много десятилетий жестко курируется Госдепом США и финансируется американскими фондами (в том числе и огромной диаспорой стамбульской патриархии, проживающей в США и Канаде). Ослабление целостности Русской Православной Церкви всегда было стремлением турецкой патриархии в Стамбуле, подстрекаемой западными правительствами и спецслужбами, ибо тем самым ослаблялась целостность и государства Российского.


 

2. Восточный папизм Константинопольской патриархии

Всецело зависимая от международных внецерковных сил, Константинопольская патриархия практически не может отказаться от либеральной тенденции современного «европравославия» и антимосковской церковной политики, а для этого ее представителями будет самым активным образом продавливаться идея восточного папизма Константинопольского патриарха. Мы видим, как на протяжении всего ХХ века и начала ХХI столетия Константинопольский патриархат упорно стремится подчинить своему влиянию все поместные автокефальные Православные Церкви, проявляя тем самым «восточный папизм», то есть некое подобие римо-католического примата в восточноправославном варианте — претензии Константинопольского престола на место, аналогичное месту Римского папы в мире католическом. В этом проявляется чисто католический характер притязаний патриарха города Стамбула, ибо Церковь Православная тем и отличается от католицизма, что не признает главенства какого-либо первоиерарха над всей православной полнотой.

Отметим, что Константинопольская патриархия — это оплот церковного модернизма последнего столетия. Пересматриваются и по-своему интерпретируются святые каноны и многовековые традиции Православной Церкви. Еще с 20-х годов ХХ века Константинополь идет впереди всех Православных Церквей в области обновленчества, ревизии церковных канонов и отступничества от чистоты православной веры, участвуя в экуменических проектах со всевозможными еретиками, лишая Церковь благодатной соли и важных спасительных ориентиров.

Так, например, 3 сентября агентство «Интерфакс-Религия», ссылаясь на греческое агентство церковных новостей «Ромфеа» (3.09.2018), сообщило, что Константинопольский Синод принял «историческое решение»: священникам этой поместной Церкви отныне будет разрешено повторное вступление в брак («прелюбодейная ересь» Фанара). Это решение о второбрачии священников, которое предлагалось в 20-х годах ХХ столетия обновленцами, Константинопольский патриархат предлагал имплементировать еще в 2016 году на Критском Соборе, однако все поместные Православные Церкви тогда выступили против2.

Это модернистское решение Константинопольской патриархии противоречит церковным канонам и традициям Православной Церкви и является по своей сути протестантизацией Православия («протестантизм восточного обряда»).

Ввиду этого нашей Русской Церкви в будущем необходимо стремиться к тому, чтобы не малочисленный турецкий Константинопольский патриархат, а многомиллионная Русская Православная Церковь играла главную и определяющую роль в судьбах мирового Православия и только на наших условиях. Однако непременным условием для этого является очищение всех синодальных структур, и прежде всего Отдела внешних церковных связей (ОВЦС), от церковных либералов3.

Как известно, Константинопольский патриарх Варфоломей является турецким подданным, а почти вся его паства находится на территории США и Канады. Более того, сейчас в работе церковных структур Константинопольской патриархии могут принимать участие исключительно митрополиты, являющиеся гражданами Турции, — только они могут входить в состав Святого Синода, выдвигаться кандидатами на Патриарший престол и участвовать в голосовании при избрании нового Предстоятеля Константинопольской Церкви. Турецкое правительство легко может оказывать давление на гражданина Турции Варфоломея с целью продавливать неприемлемые для Русской Церкви (а значит, и для России) инициативы — например, Томос об автокефалии украинской Церкви, вопросы экуменизма, ослабления постов, новый календарный стиль, второбрачие духовенства...

Вторжение стамбульского патриарха в пределы канонической территории Русской Православной Церкви, что мы видим на примере современной Украины, а до этого, в 1996 году, Эстонии, демонстрирует папистские устремления Константинополя.

Напомним и о незаконном принятии в 1923 году Константинополем в свою юрисдикцию Финской и Эстонской епархий Русской Церкви, а также неканоническое предоставление в 1924 году автокефалии русским епархиям в Польше, что ослабило целостность Русской Православной Церкви. В 1936 году Константинопольский патриарх провозгласил свою юрисдикцию в Латвии. Кроме того, в 1931 году Константинополь включил в свою юрисдикцию русские эмигрантские приходы в Западной Европе без согласия Русской Православной Церкви, преобразовав их в собственный временный экзархат.

Следует напомнить, что в 20-е годы, когда Русская Церковь подвергалась страшным гонениям, когда наши епископы, священники и миряне шли на муки, когда Святейший Патриарх Тихон находился под арестом и был лишен возможности управлять Церковью, Константинополь в лице своих патриархов Мелетия IV и Григория VII находился в каноническом общении с обновленцами — фактическими пособниками гонителей: представители Константинопольского патриархата участвовали в обновленческих лжесоборах и даже настаивали, чтобы Патриарх Тихон сложил с себя управление Церковью и чтобы Патриаршество в Русской Церкви было упразднено.

В первой половине ХХ века митрополит Антоний (Храповицкий) в свойственном ему саркастическом стиле прокомментировал действия митрополита Евлогия и Константинопольского патриарха Фотия II, который в 30-х годах устроил так называемый «евлогианский» раскол в Западной Европе и захват Константинопольским патриархатом, вопреки церковным канонам, русской парижской архиепископии в самый трагический для Русской Церкви период ее истории: «...эти болваны совершенно не понимают, что всякое действие Вселенского патриарха вне своего диоцеза имеет не более силы, чем действия любой кухарки, и что святейший Фотий имел столько же права признать евлогиевский экзархат, как Матрена Сидорова, его кухарница. А газетные идиоты пишут: “Митр. Евлогий упрочил свое положение, утвердил его, etc.”» (Цит. по: Прот. Владислав Цыпин. Русская Православная Церковь. 1925–1938. М., 1999. С. 390).


 

3. Созыв Всеправославного Собора в Москве и пересмотр диптиха Православных Церквей

Предоставление стамбульским патриархом Томоса об автокефалии Церкви на Украине, с одной стороны, повлечет за собой раскол в мировом Православии и кровопролитную смуту на Украине, связанную в первую очередь с насильственным захватом храмов канонической Церкви Украинской Православной Церкви Московского патриархата (УПЦ МП), но, с другой стороны, этот фактор может иметь и положительные последствия в недалекой исторической перспективе.

Прекращение нашей Церковью не только молитвенного, но и евхаристического общения со стамбульским патриархом должно подвигнуть священноначалие Московского патриархата на решения, которые позволят нивелировать апостасийные явления мирового Православия, укрепить чистоту православной веры и оградить поместные Церкви от антиканонических и модернистских тенденций последних десятилетий (экуменизм, «восточный папизм», церковный модернизм, обновленчество).

Возможно, в ближайшем будущем настанет время созыва в Москве Всеправославного Собора и пересмотра на нем диптиха Православных поместных Церквей. Пересмотр диптиха возможен ввиду того, что Константинопольская Православная Церковь впала в экклезиологическую ересь восточного папизма, распространяя свою юрисдикцию и права на канонические территории других поместных Церквей, и допустила антиканоническое второбрачие духовенства (прелюбодейная ересь Фанара). Все это должно быть анафематствовано на московском Всеправославном Соборе.

Таким образом можно будет забрать у стамбульского патриарха статус Вселенского и передать его Патриарху Московскому, предстоятелю Русской Православной Церкви — самой многочисленной и влиятельной поместной Церкви.

Однако при этом необходимо всегда учитывать тот факт, что созыв такого Собора в Москве и пересмотр диптиха Православных Церквей обязательно встретит несогласие всех греческих поместных Церквей (Элладской, Александрийской, Кипрской, Иерусалимской) из-за многовековой греческой национальной солидарности: даже если они будут не согласны с экуменической или откровенно антицерковной позицией Константинопольской патриархии. Какие бы еретические, антиканонические и апостасийные взгляды ни озвучивал патриарх в Стамбуле — все поместные греческие Церкви всегда будут на его стороне. И это всегда надо помнить.

Геополитический аспект возможного пересмотра диптиха в интересах Русской Церкви и Российского государства заключается в том, что Турция, в столице которой находится резиденция Константинопольского патриарха, является членом евро-атлантического военного блока НАТО, являющегося много десятилетий агрессивной организацией по отношению к Российскому государству в разных его исторических проявлениях, а сама Константинопольская патриархия, жестко курируемая Госдепом США и финансируемая зарубежными фондами и представителями многочисленной диаспоры Константинополя в США, является уже на протяжении многих десятилетий агрессивным и сдерживающим фактором в отношении Русской Православной Церкви, окончательно превращаясь в некую религиозно-политическую структуру, служащую геополитическим интересам США.

Итак, для решения наиважнейших вопросов Православия (экуменизма, восточного папизма, пересмотра диптиха Православных Церквей, календарного вопроса) нашему священноначалию следует решительно заявить, что Русская Православная Церковь вправе сама провести Всеправославный Собор в Москве.


 

4. Возвращение новостильных поместных православных Церквей к юлианскому календарю

Настало время ставить вопрос и о возвращении всех новостильных поместных православных Церквей к неиспорченному юлианскому календарю, дабы не было у нас разделения в молитвах. Этот вопрос также должен стоять в повестке дня будущего Всеправославного Собора в Москве.

Напомним, что путь к перемене святоотеческого юлианского церковного календаря и к вторжению модернизма в Православную Церковь открыл в 1923 году печально известный «Всеправославный конгресс» в Константинополе под председательством Константинопольского патриарха-масона Мелетия IV (Метаксакиса). Несмотря на то что сначала его решения были отвергнуты почти всеми поместными Православными Церквами, константинопольскому «конгрессу» удалось разрушить литургическое и календарное единство Православной Церкви. Реформированный календарь стал постепенно вводиться во многих поместных Церквах. От этого произошло печальное разъединение в богослужебной практике отдельных поместных Церквей, а также и в самих Церквах, официально воспринявших это противоканоническое новшество.

Поэтому крайне важно соборное осуждение «Всеправославного конгресса» 1923 года, организованного Константинопольской патриархией и ее патриархом Мелетием IV, и навязанной этим модернистским «конгрессом» большинству православных Церквей календарной реформы.


 

5. Возвращение УПЦ МП к статусу экзархата в структуре единой Русской Православной Церкви

Что же касается положения Православной Церкви на Украине, следует признать, что все церковные нестроения последних лет на Украине являются результатом «незалэжности», то есть самоуправляемости, УПЦ МП, полученной в 1991 году на волне распада СССР. Поэтому было бы целесообразным православным Украины обратиться к священноначалию Русской Православной Церкви с просьбой о возврате УПЦ МП к статусу экзархата в структуре единой Русской Православной Церкви, который существовал на Украине до 1991 года. Тогда и вопрос предоставления автокефалии Украинской Церкви со стороны стамбульского патриархата отпадет сам собой, то есть нужно сделать так, чтобы не было вообще субъекта, которому нужно давать Томос об автокефалии.

«Незалэжная» по факту от Москвы Церковь на Украине не нужна ни мирянам, ни священникам. Она нужна антироссийски настроенным украинским политикам, а также некоторым украинским архиереям, чтобы самоуправствовать во вверенных им Богом епархиях. Но в первую очередь независимая от Москвы Церковь на Украине нужна США в качестве фактора противостояния России и сдерживания ее геополитических интересов на территории бывшего Советского Союза. В результате гибридной войны с Россией наша страна должна быть расчленена и «утилизирована», ибо по критериям англосаксонской либеральной демократии Россия представляет угрозу геополитическим и военно-стратегическим интересам США и их евро-атлантических союзников (Евросоюз, НАТО), американской демократии и прочим распрекрасным «европейским ценностям». А для этого нашим геополитическим противникам крайне выгодны папистские устремления Константинопольской патриархии, курируемой уже много лет Госдепом США, на постсоветском пространстве, в частности на Украине.

Вместо автокефалии (то есть церковной независимости) украинскую Церковь на самом деле ждет статус экзархата — «Ставропигии Вселенского патриарха в Украине», то есть филиала Вселенской (Экуменической, Константинопольской) патриархии с религиозным центром в Стамбуле со всеми вытекающими отсюда последствиями (например, совершение богослужений по новому — григорианскому/новоюлианскому — календарю, как это практикуется в храмах Константинопольского патриархата).


 

* * *

Впредь нашей Русской Церкви, как самой крупной и многочисленной среди поместных Церквей, надо действовать с позиции силы и геополитических интересов России, чтобы игра шла по нашим, русским правилам, а не по турецким и уж тем более не по американским.

Судьбы вселенского Православия должны определяться в Москве, а не в Стамбуле и не стамбульским патриархом, а московским первосвятителем. В этом — новая миссия Церкви Русской в XXI веке — веке нового имперского прорыва России. Сие буди, буди!


 

Примечания

1 Госдепартамент США высказался однозначно в поддержку автокефалии православной Церкви на Украине: «Соединенные Штаты уважают возможность православных религиозных лидеров и верующих Украины следовать путем автокефалии в соответствии с их убеждениями. Мы уважаем Вселенского патриарха как голос религиозной толерантности и межконфессионального диалога», — говорится в заявлении официального представителя Госдепартамента Хизер Нойерт, опубликованном 25 сентября на сайте Госдепа. Также и госсекретарь США Майк Помпео поддержал «движение Украины к созданию автокефальной Украинской православной церкви», приводит заявление госсекретаря РИА Новости: «Толерантность, сдержанность и понимание — ключ к тому, чтобы люди с разной религиозной принадлежностью могли вместе жить и процветать в мире. Мы призываем представителей церкви и правительства активно продвигать эти ценности в связи с движением к созданию автокефальной Украинской православной церкви», — заявил госсекретарь США 19 октября.

2 По церковным правилам священник может жениться только раз, и если что-то не складывается с супругой, то он либо принимает обет безбрачия и продолжает служить, либо становится монахом, либо оставляет священство и женится второй раз. В традициях нашей Церкви перед хиротонией (таинство рукоположения) ставленник снимает обручальное кольцо и больше его не носит. Объяснить это можно тем, что человек возводится на новую ступень: он символически обручается с Церковью. Когда совершается таинство брака, мужа и жену трижды обводят вокруг аналоя с Крестом и Евангелием. Когда же совершается таинство священства, ставленника трижды обводят вокруг Святого Престола. Его венчают с Церковью. И эти великие узы становятся сильнее брачных уз. Поэтому перед совершением таинства рукоположения будущий священник снимает обручальное кольцо и кладет его на престол в знак того, что его жизнь отныне принадлежит только Богу: он обручен отныне Церкви Христовой. Именно поэтому по церковным канонам человек, ставший священником, будучи неженатым, не имеет права жениться после принятия сана.

Второбрачие белого духовенства неизбежно повлечет за собой следующий шаг, а именно — женатый епископат: «...все стремления обновленцев, ценою разрыва с Православной Церковью и даже открытого восстания против нее, свелись в конце концов к одной цели: брачный епископат и второбрачие священнослужителей, со всеми, конечно, мирскими принадлежностями этого института: стрижка, бритье, завивка, модные костюмы, театр и т.п.» («Обновленцы»... Затворник А. Уфа, 1927).

Напомним также, что требования обновленцев 20-х годов ХХ века в области канонической реформы Православной Церкви в целом сводились к следующему:

1) ликвидация («Живая церковь») или ослабление института монашества: борьба с «монашеской эксплуатацией религиозных чувств доверчивых масс», «ликвидация монашеско-епископского деспотизма»;

2) «женатый епископат», институт диаконис;

3) введение нового (григорианского) календаря.

Как известно, все церковные реформаторы начинали именно с критики монашества, ибо монашество во все времена было оплотом истинного, неискаженного Православия, расшатать которое можно было, лишь нанеся удар по его духовной твердыне. Поэтому вопрос о «женатом епископате» был чуть ли не наиважнейшим для обновленческих деятелей начала ХХ века.

В решении первого всероссийского съезда белого духовенства обновленческого движения «Живая церковь» 1922 года было, в частности, записано: «Просить ВЦУ открыть дорогу к епископскому сану и тем представителям белого духовенства, которые состоят в брачном сожительстве со своими супругами». «Поместный собор» живоцерковников 1923 года также признал «решительно необходимым ввести в жизнь белый брачный епископат, наравне с лицами безбрачного состояния...» (Деяния II Всероссийского поместного Собора Православной Церкви. М., 1923. С. 8).

На практике это выражалось в откровенном попрании обновленцами церковных канонов: во епископов стали «хиротонисать» женатых священников без разлучения с женами, рукополагать во все три священные степени второбрачных.

Идеолог и устроитель обновленческого раскола и моральный убийца митрополита Петроградского Вениамина «Блаженнейший и Святейший Первоиерарх Московский и всех Православных Церквей в СССР», «Митрополит-Апологет, Благовестник Христовой Правды» Александр Введенский уже в «архиерейском сане» дважды разводился и дважды венчался, побывав, таким образом, три раза в «законном» браке. Хиротонисан Введенский был также в брачном состоянии 6 (19) мая 1923 года в храме Христа Спасителя.

На отпевании обновленческого «Первоиерарха» Александра Введенского в 1946 году в храме св. Пимена Великого у гроба присутствовали три его жены, а также А.М. Коллонтай, организатор в 20-х годах небезызвестного общества «Долой стыд», впоследствии — посол СССР в Швеции.

Будем уповать, что наша Русская Православная Церковь не пойдет по обновленческому пути стамбульской патриархии, будет хранить каноны и богослужебные традиции и никогда не допустит принятия решения о второбрачии духовенства.

3 Сама биография Варфоломея говорит о многом. Например, о том, что, будучи этническим греком, в 1961 году он получил сан диакона в Халкинской богословской школе, и... тут же стал офицером в турецкой армии, в которой прослужил с 1961 по 1963 год.

Весьма интересно, что всего за 6 (!) лет до того, как Варфоломей одел погоны турецкой армии, в сентябре 1955 года произошел печально известный стамбульский погром, направленный против греческого меньшинства. Число убитых греков неизвестно до сих пор, а среди жертв были два священника. Многие были ранены, десятки греческих девушек изнасилованы. Более тысячи греческих домов, школ, церквей, гостиниц сожжены. Оценки ущерба составили около 100 млн фунтов стерлингов.

Другими словами, идя на турецкую службу, Варфоломей прекрасно знал обо всех обстоятельствах погрома, поскольку в это время ему было уже 15 лет.

Именно этот стамбульский погром привел к исчезновению греческого меньшинства в Турции. По данным переписи 1924 года, в Турции проживало около 200 000 греков, сейчас их от 3 до 4 тысяч человек.

В самой Греции своих соплеменников, пошедших на службу в турецкую армию, с полным основанием считали предателями интересов народа. Многих из них не только подвергали остракизму, но и просто уничтожали физически.

Если говорить обычным языком, то будущий Вселенский патриарх Варфоломей стал обычным коллаборантом и предателем своего народа. Стоит ли удивляться, что он сочувственно и понимающе относится к потомкам украинских националистов в США и Канаде?

Более того, Варфоломея в начале 60-х годов прошлого века его знакомые не без оснований подозревали в тесных связях с турецкой контрразведкой, что в будущем косвенно подтвердилось в установлении тесных, почти дружеских отношений с наиболее активными экстремистами из числа крымских татар. Далее турецкие спецслужбы передали своего «визави» американским и английским коллегам.

И Варфоломей, сразу после (!) увольнения из турецкой армии, с 1963 по 1968 год проучился в Папском восточном институте в Риме, а затем в Швейцарии и Мюнхенском университете. Работал лектором в Папском Григорианском университете и является доктором богословия Папского восточного института (диссертация по теме канонического права).

Римский восточный институт был основан папой Бенедиктом XV в 1917 году. Папа Пий XI в 1922 году поручил управление институтом ордену иезуитов, из чего можно сразу же сделать вывод о том, что была начата и имеет место быть настоящая специальная операция по подготовке агентов влияния в Православной Церкви с их последующей отправкой для работы на Восток Европы. Цель — уничтожение Православия.

В 1928 году папа Пий XI в энциклике «Rerum Orientalium» призвал католические структуры посылать студентов в этот институт, готовящий специалистов по восточным церквям. По сути, сам Вселенский патриарх Варфоломей является агентурой ордена иезуитов.

О связях же Ватикана и спецслужб Вашингтона и Лондона известно настолько много, что нет никакой необходимости рассказывать об этом снова. Таким образом, связи Константинопольского патриархата и лично Вселенского патриарха Варфоломея со специальными службами США и Великобритании не вызывают никаких сомнений. А выполнение Вселенским патриархом указаний из этих столиц является простой констатацией истины (Протоиерей Сергий Резников. Вселенский патриарх Варфоломей выполняет волю Ватикана и ЦРУ. http://www.worldandwe.com/ru/page/vselenskiy_patriarh_varfolomey_vypolnyaet_volyu_vatikana_i_cru.html).







Сообщение (*):

Комментарии 1 - 0 из 0