Кремль и Красная площадь

Главы из неопубликованной книги «Москва ХХ века»
 

Кремль

Московский Кремль! Милая русская старина! Вот взметнулась к небу башня-гигант, от нее пошла зубчатая стена, и вновь поднимается ввысь стрельница. Чтобы выросла посреди лесов каменная крепость, свозили в Москву со всей Руси каменщиков и кирпичников, а кто сбегал дорогой, сыскивали их жен и детей и метали в темницу. Жалели мастеровые свои семьи, несли повинную голову в стольный град, и росла с каждым днем причудливая не то поморская, не то италийская крепость.

Колыбель Москвы — Кремль стоял незыблемо на Боровицком холме в начале XX века, как и в прошедшие века. Он безраздельно господствовал в городской застройке. Сердцем его оставалась Соборная площадь в центре Боровицкого холма, где еще до возникновения Москвы существовал древний культовый центр славянского поселения. Соборную площадь окружали выдающиеся памятники древнерусского зодчества — Успенский, Благовещенский и Архангельский соборы, церковь Ризоположения, колокольня Ивана Великого со звонницей, Грановитая палата и Патриаршие палаты. Продолжалась монашеская жизнь в мужском Чудовом и женском Вознесенском монастырях. Из светских кремлевских зданий выделялись Большой Кремлевский дворец, Грановитая палата, Арсенал, Сенат, Оружейная палата...

В Оружейной палате 10 августа 1901 года состоялась торжественная церемония передачи на хранение привезенных профессором Д.И. Менделеевым из Петербурга образцов мер: фунта, килограмма, аршина и метра.

С.Н. Дурылин вспоминал: «Самая стойкая вековая тишина обитала в самом центре Москвы — в Кремле. До революции 1905 года пятеро ворот, ведших в Кремль, были открыты для свободного прохода и проезда день и ночь[1], около них не было никаких часовых. Ворота оставались открыты для свободного прохода и проезда через Кремль даже во время пребывания в Кремле государя. Так было и в 1900-м, и в 1903-м, когда царь проводил в Кремле Страстную и Пасху. Не запирался Кремль и в 1912 году, во время торжеств по случаю столетия 1812 года. После 1905 года остались заперты навсегда Тайнинские ворота, а другие ворота для проезда через Кремль стали запираться на ночь, с 12 часов ночи. Однако калитки в Троицких и Никольских воротах всегда оставались открыты, и богомольцы свободно проходили к утрене, начинавшейся в Успенском соборе в 3 часа у[тра], по древнему обычаю. Кремль всегда был открыт, но в будние дни там всегда было пустынно и тихо. Город своей житейской суетой заплескивал только ту небольшую часть Кремля, где были здания Окружного суда и казармы, но к 3 часам дня оканчивалось присутствие в суде — и кремлевская тишина заливала и это пространство между Никольскими и Троицкими воротами. На исторической площади между соборами было не шумнее, чем в самих соборах, полутемных, прохладных, наполненных молитвенною тишиною. Только в 12 часов и еще в немногие определенные, редкие сроки проходила смена караула перед Грановитой палатой, и бой барабана на краткие минуты нарушал соборную тишину. Мимо дворца и Ивана Великого из Боровицких ворот в Спасские или из Никольских в Троицкие проезжали нечастые легковые извозчики — это и была вся езда. Никаких учреждений, кроме суда, Синодальной конторы и казарм, в Кремле не было — некому было и идти туда “по делу”. В Кремль шли молиться Богу и обозревать древности. Этих людей зачаровывала древняя тишина Кремля и делала тихими. Шумных экскурсий, с десятками и сотнями участников, тогда и в помине не было».

Между зданиями Сената и Арсенала, около Никольской башни, на месте убийства великого князя Сергея Александровича 2 апреля 1908 года был освящен бронзовый памятник-крест, сооруженный по рисунку художника В.М. Васнецова. Внизу на кресте была надпись: «Отче, отпусти им — не ведят бо, что творят».

В 1913 году началась расчистка стенописи древнейшего Успенского собора, чтобы восстановить первоначальную живопись. Она продолжалась вплоть до революционных событий 1917 года.

К сожалению, кремлевские здания ветшали, в них проводились лишь самые необходимые ремонтные работы.

Проход на территорию Кремля в дореволюционные годы был свободным для всех. Входить было принято через Спасские ворота, поклонившись иконе Спаса над воротами. Взяв бесплатный билет в дворцовой конторе, посетитель мог пройтись во всем кремлевским дворцам.
 

Красная площадь

Красная площадь издавна была центром русской государственной жизни. На казни, совершаемые здесь, с Набатной башни — каменного шатра, водруженного на Кремлевскую стену, сказывают, любил поглядывать царь Иван Васильевич Грозный. Сюда, к Лобному месту, названному так в память об иерусалимской Голгофе, просил отнести себя умирающий самозванец Гришка Отрепьев, обещая тогда объявить истину всем людям. Здесь вершилось правосудие, совершались молебны, объявлялись указы и смертные приговоры. Отсюда во всеуслышание провозглашали имена царей и их наследников, напутствовали войска, благословляли народ. Здесь зарождались бунты, витали тайные слухи, дремала дерзкая ересь...

Но уже прошло два века, как центр Российской империи переместился на север — в нововыстроенный на немецкий лад Санкт-Петербург. Москву теперь занимали главным образом хозяйственные дела, а Красная площадь постепенно стала всего лишь обыкновенной торговой толкучкой.

С 1892 года Красная площадь стала освещаться электричеством. На ней 30 ноября 1893 года открылись Верхние торговые ряды (ныне ГУМ), сооруженные по проекту архитектора А.Н. Померанцева на месте старых, обветшавших рядов. Новое здание было снабжено разветвленной сетью подземных сооружений, включавших котельную, электростанцию, артезианский колодец. Важным новшеством для того времени стало применение потолочных перекрытий-дебаркадеров из стекла и железа, обеспечивающих верхнее дневное освещение (инженер В.Г. Шухов). Ряды состояли из трех протяженных пассажей, связанных между собой поперечными проходами, выходящими на Красную площадь в виде трех заглубленных подъездов. Главный фасад рядов, ориентированный на Красную площадь, украшали две башенки, перекликавшиеся с архитектурой Кремля и Исторического музея. Декоративное оформление здания как внутри, так и снаружи было выполнено в стилистике XVII века.

По одной линии с Верхними торговыми рядами вдоль Красной площади к 1894 году были выстроены в том же архитектурном стиле Средние торговые ряды (архитектор Р.И. Клейн).

24 сентября 1909 года газета «Московский листок» сообщала: «По решению специальной комиссии под председательством градоначальника А.А. Адрианова разрешено проведение трамвайных путей только у Кремлевской стены. Пути, проходившие мимо памятника Минину и Пожарскому, а также петля, сделанная за Спасскими воротами, подлежат устранению».

3 ноября 1909 года газета «Русское слово» сообщала: «На Красной площади открыто движение трамвая по вновь проложенной линии, идущей вдоль Кремлевской стены, согласно плану, выработанному археологическо-технической комиссией при градоначальстве. Первоначальная линия остается в неразобранном виде до разрешения возникшего по поводу трамвая на Красной площади инцидента. Предполагавшееся открытие движения трамваев на только что законченных линиях задерживается отсутствием необходимого разрешения из Петербурга».

10 ноября 1909 года газета «Московские ведомости» сообщала: «Вагоны теперь идут стороной, не колеся по Красной площади, как это было установлено прежним направлением путей, и останавливаются у Кремлевской стены, против памятника Минину и Пожарскому. Публика не испытывает больших неудобств от остановки в нескольких шагах от памятника, а Красная площадь много выигрывает в своем виде оттого, что вагоны проходят по ней стороной, не загромождая главной артерии, по которой идет усиленное движение».

8 февраля 1913 года газета «Московский листок» сообщала: «На Красной площади, напротив грандиозного здания рядов, с момента наступления снежного времени происходит нечто невообразимое. На середину площади из разных мест города свозятся сотни возов снега. Для его уничтожения возведены две громадные снеготаялки. И вот с утра до позднего вечера Красная площадь положительно окутана смрадным дымом от тающего снега и горящих дров в топках снеготаялок».

Продолжение следует.

 

[1] Тайнинские ворота от Москвы-реки всегда служили только для прохода. — Примеч. С.Н. Дурылина.







Сообщение (*):

Комментарии 1 - 0 из 0