Как Вирт за собой друзей вел

Юрий Михайлович Никитин родился в 1992 году в Москве. Окончив в 2010 году общеобразовательную школу, поступил в Военный университет, на гражданскую специальность «социология». Окончил университет в 2015 году и остался там же работать.
Писать начал с 2012 года.

Вирт раздвинул головой папоротники и вытянул шею. Слух его не подвел — они вышли к водопаду.

— Привал, — объявил он.

По толпе прокатились шумные стоны. Их можно понять: без отдыха стадо шло почти до самой темноты, а как далеко продвинулись — сказать было сложно. Пересекая бесконечную каменистую плоскость, они то погружались в гущу высокоствольных хвой, то выходили к пустым подножиям гор, огибая которые вновь оказывались перед густыми зарослями. Однако рыжая голова вулкана по левую сторону теперь превратилась в едва различимый уголек, а это значило, что по крайней мере они не заблудились.

Послышались тяжелые взмахи крыльев, закачались широкие папоротники — и вдруг откуда-то сверху на камень рядом с Виртом спикировал Фреди.

— Юху! Чего приуныли, наземные? — пощелкивая клювом, огляделся он. — Всем-всем-всем! Новости отличные: впереди нас ждет еще больше гор и пустынь, как вы это любите.

— Еще не все?! — воскликнул огромный Яков таким басом, что стоящие рядом с ним чуть не подпрыгнули. — Снова здорово! Не знаю, как вы, а я подустал маленько. Сколько уж топаем, а все никак докуда-нибудь не доберемся.

— Яся, — укоризненно склонив голову, обратилась к Якову Дженни, — не у одного у вас лапы болят, будьте терпеливы.

— А он верно сказал! Сколько же можно! Все то же! Доколе? Непонятно куда! Устали все! — на разные голоса сердито загудела толпа.

Вирт оглядел собравшихся. Те, кто выбрал пойти за ним, почему-то увидели в нем лидера, а теперь не скрывали своего неодобрения.

— Друзья, — начал он, стараясь перекричать гомон. Оратор из него был никудышный. Вирт не знал, что следует говорить, но ясно было одно: нужно выступить, иначе ничего хорошего не последует. — Наш дом, друзья, даже семьи — все теперь осталось позади. Нас пугает неизвестность. И уверенность, что стоило остаться, крепнет все больше. Ведь так? Я прав?

Разговоры затихли. На Вирта внимательно смотрели. Он встретился взглядом с Дженни, та, улыбнувшись, едва заметно кивнула. «Смелее», — прочел он в ее глазах.

— А теперь сами подумайте, — ободренно продолжал он. — Можно было остаться с ними, мерзнуть и голодать в надежде, что вот-вот потеплеет, как часто мы слышали раньше, появятся листья, оттают растения. Но мы не стали просто ждать, и, знаете, я уверен — мы сделали правильно!

— Тебе почем знать? — вновь подал недовольный голос Яков.

Внезапно сбитый Вирт замолчал. А действительно...

— Ну... Яков Маркович... и остальные... кто так же... — неуверенно замялся он. — Ну вы же... Вы же все... Все-таки... Значит... Значит...

— Я вам так скажу, извините... — Из глубины толпы, прокладывая себе путь рогом, вышел Франклин. Переваливаясь с одного бока на другой, он встал рядом с Виртом, кинув на того беглый взгляд. — Точнее, напомню... С этим товарищем мы знакомы... дай бог памяти... ну, не соврать, лет так шесть-семь. С третьего или четвертого вулканического? Да, с третьего — почти семь. Все вы, как и я, знаете Вирта исключительно с хорошей стороны. Найти веток? Пожалуйста. Помочь с пропитанием? Всегда здесь. Сходить до ручья? Вирт не откажет.

— Не откажет, не откажет, — закивал Фреди.

Вирт смущенно кашлянул и уставился в землю. Этого внезапного порыва он никак не ожидал, однако к речи Франклина прислушивались. Молча стоял даже суровый Яков.

— Он достаточно молод, может быть, не столь опытен, как многие, согласен, — продолжал Франклин гнусавым голосом. — Но, извините, разве не он первым предсказал похолодание? Разве не ему первому принадлежат слова о том, что доставать еду все труднее и труднее?

— Да, ему! Было дело! Говорил Вирт! — послышалось в толпе.

— Оставаться на месте подобно гибели, и дураки те, кто этого не понимает, извините. Кто не покинул дома — обречены. Еда там рано или поздно закончится, и ее больше не предвидится, все эти басни о скором потеплении оставьте при себе. А раз Вирт оказался прав, то что остается делать, кроме того, чтобы пуститься на поиски нового места?

— Не в Вирте дело, — подключилась Дженни, выходя из толпы. — Он первым почувствовал перемены. Именно поэтому нельзя было оставаться. О чем споры?

Возле Вирта шевельнулась трава, маленькая ящерка Снуки пробежала вверх по его толстой лапе, скользнула вдоль длинной зеленой шеи и взобралась на голову.

— С-с-стужа. Поз-с-с-сдно. С-с-с-недь. Снуки-снуки з-с-сдес-с-сь.

Скосив глаза к переносице, Вирт улыбнулся:

— Спасибо, Снуки. Френки, и вам с Дженни спасибо.

Переглядываясь, толпа шепталась. Вирт видел много знакомых лиц, кто-то одобрительно качал головой, кто-то задумчиво пинал камни. Яков, отвернувшись, смотрел куда-то вдаль. Наконец он посмотрел на Вирта и топнул:

— Место у водоема — мое!

— Как обычно, кто бы сомневался, — усмехнулся Фреди.

— Поговори мне еще, крылатый.

Медленно ступая, Яков двинулся через папоротники к водопаду. За ним потянулись остальные.

— Если бы не вы, — шепнул друзьям Вирт, пропуская вереницу идущих. — Я даже не знаю, что бы вышло.

— Все хорошо, милый. — Дженни ласково потерлась головой о его шею. — Мы всегда рядом.

— Да, обращайся. Мой милый, — хмыкнул Франклин, скрываясь с остальными в папоротниках.

Из зарослей послышались плескание, недовольный голос Якова и хихиканье Фреди. Снуки куда-то исчезла, Дженни и Вирт стояли вдвоем, крепко прижавшись друг к другу.

— Вечера стали такие холодные, — тихо сказала Дженни. От ее голоса у Фреди пробежали мурашки, и она сразу это заметила. — Сильно мерзнешь? Давай согрею.

— Дженни, а ведь они правы, — сокрушенно заметил Вирт. — Ну, на самом деле — вдруг там, куда мы идем, все еще хуже? Вдруг я не прав и еще других за собой повел? Здесь еще хоть какая-то еда, тем более не все же папоротники и листья едят. А что нас ждет дальше, где еще не были?

— Так, мой дорогой. — Она слегка его боднула. — О чем только что говорили? Мы сами сделали выбор. Теперь наш путь лежит к новому дому, где безопасно и тепло. Где мы сможем растить наших детей, Вирт.

— Так и будет, — помолчав, задумчиво повторил Вирт. — Я знаю. Нужно идти дальше.

— С-с-сумерки, — зашипело откуда-то снизу. Снуки, вытянувшись, стояла на камне.

Вирт и Дженни подняли головы. Над ними раскинулся бескрайний темно-фиолетовый купол, покрытый белоснежной россыпью звезд. От светящихся брызг разбегались глаза. Казалось, небо покрыто мириадами сияющих светлячков.

— Аж дыхание замирает, — прошептал Вирт. — Неужели это видно отовсюду?

— Красота! — Дженни завороженно разглядывала небо. — Смотри, вот та звездочка стала еще больше.

— Да-а-а. — Вирт перевел взгляд на самую ослепляющую звезду. — И правда выросла.

Разглядывая небо, они слушали тихий плеск водопада.

— Пошли к остальным? — спросила Дженни. — Притихли что-то. Уже ложатся.

Вирт ничего не ответил: он никак не мог оторваться от яркой звезды. Казалось, она понемногу растет прямо на глазах.

— Вирт!

— Да-да, идем. — Повернувшись к Дженни, Вирт кивнул и попытался улыбнуться.

Вдвоем они скрылись за папоротниками. Ящерка еще немного постояла, вздрогнула и юркнула под камень.

Май 2019







Сообщение (*):

Комментарии 1 - 0 из 0