Пока есть удерживающий

Владислав Владимирович Артемов родился в 1954 году в селе Лысуха Минской области (Белоруссия). Учился в Белорусском государственном университете на факультете журналистики, затем в Литературном институте им. А.М. Горького.
Работал редактором в журналах «Литературная учеба», «Москва». Автор двух поэтических книг и нескольких книг прозы. Стихи и повести печатались в журналах «Наш современник», «Москва» и др.
Член Союза писателей России.
Живет в Москве.

Россия вступила в тринадцатый год. На тринадцатый год прошлого века поглядывала когда­-то советская статистика как на год высшего взлета материальной мощи Российской империи. Это было время модернизации, расцвета искусств, а также время торжества либерализма и безбожия, которым отравлено было почти поголовно русское образованное общество. Мало кто осознавал тогда, что все это очень скоро обернется кровавой катастрофой.

Люди вообще большие оптимисты и наивно убеждены в том, что любые перемены будут лично для них благоприятны. Если бы, положим, сам Солженицын явился в России накануне революции и прогремел с пророчествами о том, что «сто миллионов» вас, дураков, переморят в ГУЛАГе, никто бы и не почесался. Да хоть двести! Даешь перемены! Всякий был уверен, что с него лично палачи шкуру не сдерут. Меня­то за что?

Нас не особенно тревожили прошлогодние шатания внутри страны. Это ведь в практической жизни никого не касалось, все происходило там, в зазеркалье, внутри телевизора. На экране «болотные» митинги сменялись плясками на амвоне. События, в сущности, мелкие, но вызвавшие несоразмерно много шума, толкований и комментариев. И акценты расставлялись так, что было ясно: либералы задают тон на государственных телеканалах. Они по­прежнему пытаются навязать обществу свое мировоззрение и насадить свои вкусы. И уж совершенно очевидно: они на дух не переносят православие.

Остановимся на этом пункте подробнее, поскольку тут возникают некоторые вопросы. Всякому понятно, что даже самая наглая и нелепая провокация должна быть художественно убедительной. Иначе зачем ее и затевать? И вот на наших глазах создавался информационный повод для массированной атаки на Русскую Православную Церковь. Православная вера — это главная наша скрепа, фундаментальная тысячелетняя опора государства. Недаром против православия так ополчился Бжезинский! Ум в своем роде выдающийся по своей злокозненности. Этот точно знает, куда целиться.

Итак, готовился плацдарм для атаки грандиозной, всемирной! Требовалось возбудить ненависть к «религиозным мракобесам». Требовалось также найти жертвы, которые вызывали бы к себе жалость и симпатии. По законам жанра нужно было взять сироток из приюта, да с голосами ангельскими, да сочинить им хорошую музыку, придумать жалостные слова, заранее подготовить фонограмму. Затем произвести несложные технические действия — организовать небольшую массовку из трех­четырех пузатых жлобов, нарядить их в православные рясы, наклеить бороды. Для перчика разбавить массовку парочкой пучеглазых «монахинь», ликами пострашнее... И вот потребитель получает совсем иную картинку на мониторе, нежели та, которую нам предоставили. На невинных, чистых девчушек, «алчущих и жаждущих правды», налетает злобная толпа ортодоксов. Случайные иностранные свидетели снимают этот ужас на мобильники. Крупным планом — яловый сапог дьякона, растоптанная кукла, слеза ребенка. И по всем каналам в тот же вечер трансляция, и наутро повтор, и в полдень. И вот уже тяжко задумалась у экрана учительница из Торжка, протрезвел от увиденного и смутился духом электросварщик из Калуги. И весь цивилизованный мир содрогнулся и повалил на демонстрации.

Провокация, как видим, простая, не требующая больших денег. Минимум реквизита, скромная работа режиссера, капля фантазии. Нам же почему­то продемонстрировали откровенную и бесталанную халтуру. Ни слов, ни музыки, ни композиции. Безголосые малосимпатичные тетки покривлялись в церкви. Как из них мучениц­то ваять? Материал уж очень неподходящий, непригодный для обработки. Тем более что они накануне публично совокуплялись в музее, беременные и потные. Вешали чучело киргиза в гастрономе. При этом сами же и снимали себя, выкладывали компромат на всеобщее обозрение. В чем дело? Неужели отпущенные сребреники просто «распилили», разделили меж своих? Но мы видим, что это никого особенно не смущало. Ни заказчиков, ни исполнителей. Несмотря на столь примитивно сляпанную провокацию, реакция мира на халтуру была удивительна. Признание, премии, награды. Имена девиц официально ввели в сотню великих мыслителей планеты. Вот вам, утритесь...

Из прошлогодних событий можно вывести одно бесспорное заключение — беда и слабость наших либералов в том, что нет сегодня у них ни кадрового, ни людского ресурса. Утечка мозгов. Остался один залежалый товар, неликвид, второй сорт. В этом вообще примета и особенность нашего времени — господство подделок, контрафакта, суррогатов, вкусовых добавок, заменителей. Второй сорт заполонил все вокруг. Это касается не только предметов материального мира, но вообще культурной среды — и литературы, и кино, и театра, и эстрады. Халтура задает тон везде.

Мир дошел до того состояния, что даже и сама ложь нынче стала примитивна, некачественна. Ложь, которая прежде всегда старалась быть привлекательной, блестящей, проявляла чудеса изобретательности, нынче превратилась в унылое изделие все того же второго сорта. А зачем, собственно говоря, напрягаться? Пипл схавает... Вспомните — пустой пробиркой помахали в воздухе, и сойдет. Можно бомбить Ирак. Вот почему тревожит нас сегодня заявление американцев о «химическом оружии» в Сирии. Поди разберись потом, где ложь, где правда. Да и зачем ее искать, эту правду, когда вся мощь мировых СМИ под рукой, а потому склонить на свою сторону общественное мнение — не проблема. Прав был мудрый Василий Васильевич Розанов: «Чихать я хотел на ваше общественное мнение. Все ваше западноевропейское общественное мнение — это всего лишь мнение нескольких проходимцев, растиражированное редакторами газет». В самую точку. Есть известный психологический опыт, когда группа шутников, сговорившись, с уверенным и серьезным видом называют белое — черным. Грубый и примитивный прием, но почему­то весьма действенный. Потому как подопытный человек, как правило, ломается. «Да, это черное!» Он, конечно же, прекрасно видит, что никакое это не черное, но предпочитает не верить собственным глазам. Хотя бы ради душевного комфорта. В скобках отметим, что если же хотя бы один из этих заговорщиков пожалеет бедного человека и скажет правду, то чары в голове жертвы развеются и лукавый эксперимент будет сорван.

Мировые средства массовой информации — это и есть те самые шутники, поды­грывающие друг дружке. Это они убеждают нас, что черное — это на самом деле белое, это они хором провозглашали, чтоправославие — признак духовной деградации и отсталости и т.п. Когда читаешь тот примитивный бред, которым западные журналисты потчуют своих читателей, поражаешься бесталанности лжи. Но напор таков, что многие уже почти и не сопротивляются, кивают: «Да, это черное!»

Россия, слава богу, не уступает и не сдается, утесом стоит на пути антихриста. Вся совокупная сила вражьей пропаганды нацелена на нас, потому что, пока мы есть, лукавый эксперимент не увенчается успехом.

Гость

06.05.2013

молодец. устроил площадку для своих дружбанов-графоманов, и сам чушь несёшь, борец хренов

Гость

06.05.2013

Ну полный патриот. От евреев и то меньше вреда...

Комментарии 1 - 2 из 2