Разорвав роковую поруку

Олег Владимирович Агринский — автор поэтических сборников «Выдумываю жизнь», «Заповедный сентябрь», «Из обретения», книги «А умирать придется самому», «Никем не избранное», «Арабески бытия», ряда публикаций в литературных журналах и альманахах.
Член Союза писателей России.
Живет в Москве.


* * *
Мы живем в предвоенное время —
Те, кто в послевоенном родился.
Кто ушел от родимого пирса,
Разувериться в курсе не смея.

Кто, склоняясь в подветренном крене,
В хлябь безбрежную скулами бился,
Дорожил полным трюмом амбиций
И лелеял банальностей бремя.

Кто, почуяв посмертную скуку,
До седин наигравшись в слепого,
Разорвал роковую поруку
Непонятного умысла злого,
День за днем воскрешая по буквам
Наше будущее из былого.


* * *
Невесомостью узкой ладони,
Пряным вкусом встречающих губ
И купаньем в хрустальном снегу,
Потаенным от глаз посторонних, —

Так любовь не ко времени тронет
Тех, кто ныне в эмоциях скуп,
Отвергающих грусть и тоску
В рассудительном мире ироний.

Они правы — и это пройдет,
Источится, как слава земная.
Но, отринув холодный расчет,
Тонут в страсти, заранее зная,
Что она половодьем сметет
Краткий миг обретенного рая.


* * *
Брызнет дождь вдогонку снегопаду.
Зной остудит, сбросив град, гроза.
Год за годом тает на глазах.
Но в итоге все идет как надо.

В старом сердце, кажется, нет лада:
Благодать и горькая слеза.
Так вливает в ягоду лоза
Хмель вина и сладость винограда.

Жизнь ошеломляюще щедра
На мечты и детские секреты,
Грезы счастья и надрыв утрат...

И во всем неповторимость света.
Глядя в мир со смертного одра,
Слишком поздно понимаешь это.


* * *
Сквозь грезы — маскарад моих миров:
Родные лица близких и любимых.
А явь потоком протекает мимо
И плещется порой через порог.

Похоже, джинн сей неказистый кров
Преобразил в простор необозримый.
Теперь все тропки вьются мимо Рима —
Сюда, в укромы сказочных даров.

Казалось, все растратил сгоряча.
Оборотился — нет, стяжал немало
Богатства, невесомее луча.

Из года в год, от самого начала,
Что в жизни слышал или замечал,
Судьба упрямо в память заточала...


* * *
Там, за холмом, чужие сны:
В них просто любят и не спорят,
Перед собою все честны,
А совесть в каждом глубже моря.

И всякий первый встречный горд,
Как патетический аккорд!


* * *
Дождь со снегом никак не поделят
Тихой улочки узкий провал.
Сырость царствует больше недели
В почерневших ветвях и стволах.

Сны о мороси нехотя пишут —
Им к зиме ни за что не успеть.
Сквозь дремоту отчетливо слышу,
Как поет подоконника медь.

Ночь единственный мой собеседник,
Не трабант и не верный клеврет.
Ей бы шастать по окнам соседей,
Увидав непогашенный свет.

До рассвета с небесной постели
Удивляется лунный овал,
Что снежинки с дождинками делят
Тихой улочки узкий провал.


* * *
Остыл восторг утраченной любви.
Минувшее — давно истлевшей перстью.
В мой волчий угол не доходят вести.
Никто из птиц в нем гнездышка не свил.

Куда я нервно время торопил,
В нетрезвых рифмах доходя до лести,
Уверенный, что вечно будем вместе,
В мгновения, когда с тобою был?

Как в сказке, за туманом ворожбы,
Заложник предначертанной судьбы,
В безумии не видел дальше шага.

Зачем я помню скал прибрежных лбы,
И чаек бесконечные мольбы,
И золотой песок архипелага?


* * *
Непрочным золотом сусальным
Октябрь оклеил города.
Все холодней небес вода,
А сумрак утренний печальней.

Примерил год наряд прощальный,
Чтобы исчезнуть навсегда,
Уйти навеки в никуда,
Как и другие изначально.

Дрожащим пламенем свечей
Над парком купола собора.
Мир высвечен до мелочей.

И славят птицы осень хором.
Хотя, казалось бы, зачем
Хвала тому, что сгинет скоро?


* * *
Мрак ночи долог, тих и плотен —
Украл предметы, скомкал дом
И словно стал предельно сходен
С той тьмою, что совсем потом.

Когда потом? Путем окружным
Вернулся сам к себе, как тать.
Вещей и дел скопил ненужных,
Которых мне туда не взять.

Не защитят земные средства
От леденящей пустоты.
Жизнь, в панике спасаясь бегством,
Сжигает за собой мосты.

Но надо же — приснилась радость,
Протеплилась сквозь боль и страх
И нотой правильного лада
Во мне звучала до утра.

Как будто я покинул город
И миновал водораздел,
Оставив за спиною годы
Накопленных вещей и дел.


* * *
Что же останется после?..
Память немногих людей,
Вздорный, но ласковый ослик
В старой узорной узде,

Ящики книг и бумаги,
Пыльный чернильный флакон,
Сломанный, мятый фонарик,
Бабочка между окон,

Предки в забытых могилах,
Радуга ласковых грез,
Гласные в имени милом,
Капельки искренних слез,

Грозные в миг непогожий
Краски июньского дня...
В общем-то, Боже, похоже —
Жизнь, что была до меня.


* * *
Так хочется домой.
Особенно сейчас.
К созвездию сучков
В ступенях у порога.
Вселенная — тюрьмой.
И зрит бессонный глаз
Просверленным зрачком
Пронзительно и строго.

Так хочется домой.
Прижаться лбом к окну,
Буравя взглядом ночь
В отчаянной надежде.
А сумрак за спиной
Не позовет ко сну.
И будет дождь толочь
Все сказанное прежде.

Так хочется домой.
Увидеть первый снег,
Смешной помехой
Осязая годы.
Кто счастлив был со мной,
Пожалуйте ко мне!
Но только эхо
С голубого свода.
 







Сообщение (*):

Муза Кадлец

10.05.2020

Прекрасная подборка, СПАСИБО!!!

Ирина

15.05.2020

Стих, что слагается у вас, он душу греет, укрывает.

Комментарии 1 - 2 из 2