Звезда Бетельгейзе

Елена Заславская родилась в Лисичанске. Поэт, писатель, журналист.
Автор семи поэтических сборников, многочисленных публикаций в интернет-изданиях и периодике, в том числе в антологии-энциклопедии «15 веков русской поэзии» и сборниках, посвященных войне на Донбассе: «Час мужества», «Ожог», «Русская весна», «Строки мужества и боли», «Время Донбасса», «Выбор Донбасса», «Воля Донбасса».
Стихи переведены на немецкий, французский, испанский, английский, литовский и болгарский языки.
Живет и работает в Луганске, ЛНР.

Границы

Нас разделяют границы.
Линия фронта. Линия жизни.
Мы будем друг другу сниться,
Это все, что осталось нам ныне.

Я ничего не забыла...
Но снова — в который раз —
Обрывается связь мобильная,
Остается сердечная связь.

Ни прощения, ни отмщения,
Только боль распинает грудь,
Не осталось путей сообщения,
Только Млечный Путь.

И по звездам, что в небе светятся,
Через взорванные мосты
Я лечу к тебе, чтобы встретиться
У взятой тобой высоты.



Весна. Внезапная, как смерть

Весна. Внезапная, как смерть.
Миг: почки брызнули, как слезы.
Идет стремительный апрель.
Цветут в Луганске абрикосы.
И зримой нежности полны
Благоухающие ветви,
Как будто сбывшиеся сны
О самом радостном и светлом.
Мой сад на цыпочки привстал,
И тайное мне стало явным:
На абрикосовый хорал
Слетелась ангельская стая,
Чтобы весну и жизнь воспеть
Наперекор ворчанью пушек.
Мой ангел тоже прилетел.
Не по мою ли это душу?


Звезда Бетельгейзе

Знаешь, что такое поэзия?
Это ночью со своего балкона
Заметить созвездие Ориона
И на правом его плече
Звезду Бетельгейзе.

В моей Новороссии,
Где все так неясно,
Где будущее — туманность,
А прошлое поломалось,
Где гуляют ночные волки
И контрабасы
Прячут нал и обрезы,
Это все, что у меня осталось:
Пуля, лира и звезда Бетельгейзе.

В моей Новороссии,
Не нанесенной на Google Карты,
Где все так просто
И так понятно,
Где полевые командиры
Отправляются в космос
На лифте,
Где терриконы безумия
Страшнее, чем у Лавкрафта,
Здесь есть место
Для подвига и для мести.
Наведи свой зум —
Поглядим на звезду
Бетельгейзе вместе,
Мой команданте!

Когда же она взорвется,
То вспыхнут в небе два солнца!
Потому что таким, как мы,
Одного мало!


Когда-нибудь

Когда-нибудь
Ты вылепишь из глины
Лицо мое,
И шрам, и родинку, и каждую морщину,
Свидетельницу болей и тревог,
Ты влажными и теплыми руками
Коснешься острых скул.
Быть может, Бог
Вот так лепил Адама
И жизнь в него вдохнул.
Твори меня — средь смерти и войны,
Жизнь — на любви замешенная глина.
Ведь чтобы выжить, нам нужна причина,
И чтобы умереть — нужна причина,
А для любви причины не нужны.


Nemo
Стихи из поэмы

* * *
Седой рапсод,
Бродяга-инфлюэнсер,
Я расскажу тебе историю свою,
Я на ухо беззвучно напою
Песнь песен,
А ты потом пропой ее другим,
В пылу пирушки
И в пылу войнушки
Рожденную, вмещенную в стихи
Стихию,
Будоражащую душу,
Про затонувший город, город Лу,
Луганстеров и черных флибустьеров,
Про идолов, хранящих дикий луг,
Еще жрецов грядущей новой эры,
Про то, как смерть поймала на блесну
Меня, русалку из затерянного града,
Как жизнь нас тянет медленно ко дну,
Туда, где морок, тишина, прохлада...
Еще про свет родных зеленых глаз,
В них утонуть нисколечко не страшно.
И каждый раз — всегда последний раз,
А остальное все не важно.

Пропой, рапсод, истории мои!
Кто посмеется, может, кто заплачет.
Жизнь ничего не значит без любви.
Да и с любовью ничего не значит.


* * *
Раньше наш город звался Луганжелесом,
Прежде чем затонул.
Почитайте Хроники Марсия
Про войну.
Раньше был Марсий Луганстером,
А теперь рапсод.
— Марсий! Есть ли жизнь после апокалипсиса?
— Как кому повезет.


* * *
Я вглядываюсь в линию горизонта.
Рядом со мною жрец, позывной — Скиф.
Наш город давно под водою.
Город-легенда, миф.
Кто же его придумал?
Жив он или погиб?
Скиф говорит, что пули
Похожи на стайку рыб.
Нет, говорит, нам покоя,
Исчезнем мы без следа
В пучине дикого моря,
Которое было всегда.
И тянется до горизонта,
Плодит кочевые сны.
И ходят ковыльные волны
Под ветром степным.


* * *
— Ты знаешь, куда она смотрит
Своими слепыми глазами?
— Вдаль? За линию горизонта?
— Нет. Она наблюдает за нами!

Посмотри ей в лицо.
Знай, безмолвие только приманка.
Посмотри ей в лицо.
В нем ни жалости нет, ни обмана.
Посмотри ей в лицо.
Спит подводная лодка кургана —
Субмарина, полная мертвецов.

И увидишь,
Как скифская баба,
Поля дикого, моря великого
Богородица камнеликая
Выбирает себе жрецов.


* * *
Из рога единорога
Хорошая выйдет пушка.
Ею можно на мушку
Любого
Киборга или Дрона.
А еще лучше
Дракона
Стального.
Ну же!
Сразим летящую падлу!
Падает.
Прямо над нами.
Звездопадом.


Эти русские

Эти русские мальчики не меняются:
Война, революция, русская рулетка,
Умереть, пока не успел состариться,
В ХIХ, ХХ, ХХI веке.
Эти русские девочки не меняются:
Жена декабриста, сестра милосердия,
Любить и спасать, пока сердце
В груди трепыхается,
В ХIХ, ХХ, ХХI веке.
Ты же мой русский мальчик:
Война, ополчение, умереть за Отечество...
Ничего не меняется,
Ничего не меняется,
Бесы скачут,
Ангелы ждут на пороге вечности.
Я твоя русская девочка:
Красный крест, белый бинт, чистый спирт...
В мясорубке расчеловечивания
Будет щит тебе
Из моих молитв.
А весна наступает. Цветущие яблони
Поют о жизни, презревшей тлен,
Так, будто тоже они православные,
Русские и после молитвы встают с колен.

 







Сообщение (*):

Комментарии 1 - 0 из 0