Наследники Победы

Наталья Яковлевна Лактионова — кандидат исторических наук, старший научный сотрудник Центра внешней политики Института экономики  РАН.
Автор работ по историко-культурологической, социально­-политической и международной проблематике.
В журнале «Москва» печатается с 2002 г. (статья «Уготован ли России “либеральный рай”?» и другие).

Общность великого исторического прошлого имеет социокультурную базу для интеграционных процессов на постсоветском пространстве. Для России это означает необходимость правильно выстроенной гуманитарной миссии.

Наследники Победы — это в большинстве своем с трудом обретающие государственность разновеликие осколки единой страны. Все они, за известными исключениями, продолжают нести в себе хаос сценарного развала империи. РФ оставим пока в стороне. Практически ту задачу, которую ставил Гитлер, — отторжение Украины от России, Кавказа и Прибалтики — выполнила завладевшая общенародной собственностью небольшая прослойка из «выигравших» от «перестройки» с опорой на геополитического противника России. Единый организм мог сопротивляться, поэтому понадобилось срочное конструирование национальных элит и местного «олигархата». Всемирная катастрофа расчленения России состоялась. Раскручивание местных национализмов явилось закономерным следствием политической конъюнктуры. «Теория оккупации» — естественным продолжением инерции распада с закреплением сложившегося status quo и окукливанием в рамках новых постсоветских государств.

Исключением в этом смысле стала Белоруссия. До избрания Александра Лукашенко в республике также насаждался национализм, отвергавшийся большинством населения. Чем, собственно, и была обусловлена смена руководства страны. В течение предыдущих пяти лет, при С.С. Шушкевиче, одном из подписантов Беловежских соглашений, Белоруссия имела столь же странный праздник, что и современная РФ. В случае последней речь идет о государственном праздновании 12 июня Дня России (изначально — День независимости России). В этот день принятием Декларации независимости РФ вышла из союзного поля. Аналогично 27 июля отмечалась дата принятия Декларации о суверенитете Республики Беларусь. Столь же далеко не однозначные официальные праздники ознаменовали начало новой государственности практически всех бывших советских республик, народ которых, героически сражаясь, отстоял не только Отечество, но и на тот момент — благодарную Европу. При А.Лукашенко, однако, великая трагедия расчленения большой страны не стала национальным торжеством Белоруссии. День независимости совершенно правомерно был перенесен на 3 июля. Эта дата действительно наполнена высокими смыслами: в 1944 году в этот день столица Белоруссии (Минск) была освобождена от гитлеровской оккупации.

Долгое время, когда Российская Федерация теряла традиционные ориентиры, взоры многих соотечественников устремлялись к белорусской земле. Та нередко воспринималась в России как символ утраченной Родины, наиболее соответствующий оригиналу фрагмент потерянной даже не на полях сражений, а в лукавом водовороте «перестройки» многовековой державы, которая всегда тяготела к своему восстановлению.

В год 75-летия разгрома фашистской Германии военный парад Победы в России из-за поразившей мир инфекционной напасти был перенесен на 24 июня. Что символично, так как именно на эту дату пришелся в 1945 году священный исторический военный парад победы. Прибывший в Россию на это торжественное мероприятие вместе с сыновьями белорусский лидер, пообщавшись с гостями на трибуне, растроганный, выразил главное: «В столицу Родины приехали! Победим, выстоим, не болейте!»

Инерция распада, к сожалению, является негативным фактором не только в построении государственности получивших независимость постсоветских республик, она крайне деструктивно влияет и на Россию. Здесь также укрепились в сознании немалой части населения шаблоны перестройки. Более того, они востребованы и во многом определяют гуманитарную сферу страны и ее культуру. И главная цель этих привитых извне идеологических клише — подрыв традиций, на которых могла бы строиться государственность.

Авгиевы конюшни необходимо разгребать. Подвижки на этот счет есть. В первую очередь, речь идет о давно ожидаемых заявлениях первого лица о правомерности действий СССР в плане подписания так называемого пакта Рибентропа–Молотова, который долгое время являлся главным козырем в колоде многочисленных обвинений Запада против России. В течение длительного времени оценки руководства страны по этому важнейшему вопросу, в целом достаточно основательно разработанному исследователями[1], оставались крайне неопределенными. Такое положение дел мешало выработке консолидированной взвешенной позиции, объективно отражающей исторические реалии в интересах страны и соотечественников за рубежом. В первую очередь речь идет о Прибалтике, где эксплуатируемая политической элитой пропагандистская «теория оккупации» явилась прямым основанием для ущемления в правах очень значительной части русскоязычного населения.

Симптоматично, что президент России обнародовал содержание рассекреченных архивных документов не где-нибудь, а на заседании руководителей стран СНГ. В свете новых материалов практически получила дополнительное подтверждение известная константа (многократно озвученная советскими и более поздними историками), что подписанный договор о ненападении между Германией и СССР не нарушал норм международного права того времени. Как известно, исторические события не корректно рассматривать изолированно от общего контекста времени, когда они состоялись.

Советский Союз, последовательно пытавшийся создать систему коллективной безопасности, не получив поддержки Великобритании и Франции, перед реальной угрозой открытия второго фронта совершенно правомерно пошел на сепаратные переговоры с Германией. Причем СССР был последним государством в череде изрядного числа других[2], заключивших такого рода соглашения с Германией. Про Мюнхенский сговор западных держав с Гитлером и расчленение Чехословакии было, естественно, хорошо известно, и не только историкам.

И еще: в память о великой странице нашей отечественной истории следовало бы отказаться от иностранного слова «пакт», которое применительно к рассматриваемому документу давно приобрело отрицательную коннотацию. В Советском Союзе данное соглашение совершенно правомерно именовалось Договор о ненападении между Германией и Советским Союзом.

Далее среди первоочередных задач в системе преодоления устоявшихся исторических фальсификаций стоит Катынь, за которую отнюдь не обоснованно[3] приносили извинения перед Польшей лица, облеченные высокими государственными полномочиями, начиная с Горбачева. Давно пора перевернуть эту страницу истории изощренной геббельсовской пропаганды. В 2010 году, как раз к 65-летию Победы, нижняя палата парламента РФ приняла заявление «О катынской трагедии и ее жертвах». От имени народа депутаты необоснованно возложили вину за расстрел поляков на СССР. Против заявления категорически выступили только депутаты фракции КПРФ.

Итак, все вышесказанное — это лишь известные знаковые проблемы. Важно официально дезавуировать и исторически необоснованную ложь на уровне руководства страны. Только торжество правды может поставить под сомнение привычную клевету в учебниках и заказной литературе многочисленного отряда псевдонаучных сотрудников, писателей и публицистов, бросившихся исполнять сформированный националистической элитой постсоветских республик социальный заказ.
 

* * *

Повсеместное наступление на отечественные святыни началось еще с конца 80-х годов прошлого века. Был запущен процесс девальвации Победы. Заметим, что это высшее завоевание советской эпохи геополитические противники страны всегда пытались повернуть против самой Российской Федерации. Цель — преодоление Ялты и Потсдама, зафиксировавших торжество СССР–России как великой мировой державы, основной и несомненной победительницы во Второй мировой войне. В середине нулевых в обращении к Федеральному собранию действующий российский лидер назвал дезинтеграцию СССР «крупнейшей геополитической катастрофой века». Сценарно обрушенная страна потеряла не только территории, но и идеологические ориентиры.

На разрушенном постсоветском пространстве пересмотр истории стал востребованным инструментом формирования собственной государственности и дистанцирования от России. Была реализована целая система подмены ценностей. В первую очередь — в Прибалтике и на Украине. Здесь под запретом оказалась советская символика, но при этом все более легализуется нацистская. Отметим попутно торжество закона в Молдавии, где Конституционный суд удовлетворил запрос молдавской компартии, признав незаконным запрет на использование советских символов.

К сожалению, отказ от атрибутов прошлого, а значит, и символов Великой отечественной войны и Победы был характерен и для самой России, где третировались священные для военной поры изображения, отличавшие Красную, позднее Советскую армию. Красная звезда была не только государственным символом. Она знаменовала собой победоносную войну Советского Союза против мирового зла.

Современная Россия, однако, долгое время не могла вместить в себя величия эпохального подвига народа, что был явлен в Отечественной войне. Она оставалась продуктом крушения того государства, каким была держава-победительница — Советский Союз. И в этом смысле неудивительно, что еще сравнительно недавно грандиозные атаки на Победу предпринимались со стороны высших государственных органов РФ. Так, в конце марта 2007 года под давлением «Единой России» и примкнувшей к ней ЛДПР Госдумой РФ был принят кощунственный закон «О знамени Победы», по которому героический стяг должно было заменить неким неисторическим символом — белой (дань Америке?) пятилучевой звездой на красном фоне. В защиту победоносного Знамени поднялись ветераны-фронтовики и не позволили осквернить святыню. В результате безнравственный закон был отменен президентским вето. Но эпизод говорит о многом: не только в Европе, но и в самой РФ активно действовало и продолжает действовать мощное антинациональное лобби.

Здесь, видимо, следует обозначить, помимо прочего, и «оккультные» страсти, которые навязывались обществу в оценке советских символов. Между тем пятиугольные звезды имеют на своих гербах и флагах многие государства мира. Другие атрибуты советской государственности также не являются исключительными. Так, например, национальный герб Австрии включает в себя изображение орла с разорванной цепью, с серпом и молотом в лапах.

Попутно заметим, что есть вопросы на означенную тему и к Российскому военно-историческому обществу (РВИО), председателем которого является бывший министр культуры господин В.Мединский. Так, обоснованное возмущение вызвало размещение на военной технике, прошедшей по Красной площади в ходе реконструкции исторического парада 7 ноября 1941 года, двуглавого орла (помимо государственного герба, это еще и рекламная символика РВИО). Фракция КПРФ в Государственной думе РФ отреагировала соответствующими запросами в федеральные органы власти. Чувство меры и верность исторической правде в данном случае оказались в удаленном доступе от широко рекламирующего себя Российского военно-исторического общества. Здесь, правда, следует отдать должное серьезным ученым историкам М.Ю. Мягкову и Ю.А. Никифорову, возможно, еще каким-то отдельным лицам, без исследований которых статус вышеназванной организации в профессиональной среде и в обществе рассматривался бы как крайне низкий. В этой связи вспомним с помпой открытую по инициативе РВИО в Петербурге почетную доску маршалу Маннергейму и ее незавидную судьбу.

И еще: стоило ли в предложенной ООО «Императорскiй монетный дворъ» бесплатной медали, приуроченной к 75-летию Победы, поименованной «официальной памятной, нумизматической», размещать на реверсе (оборотной стороне) все того же двуглавого орла, который к Победе 1945 года не имел никакого отношения. (На аверсе изображен орден Отечественной войны.) Подобным непродуманным навязыванием новых символов современной России только умаляется роль этих самых символов как государственных атрибутов в сознании миллионов знающих историю сограждан и доживших до этой памятной даты ветеранов.

Напомним, что никакого отношения ни к указу президента, ни к государственным организациям, ни к Московскому монетному двору, который и выпускает юбилейную медаль «75 лет Победы в Великой Отечественной войне 1941–1945 годов», ООО «Императорскiй монетный дворъ» и данная медаль не имеют. Что касается действительно официальной памятной медали «75 лет Победы в Великой Отечественной войне 1941–1945 годов», то она утверждена 13 июня 2019 года президентским указом № 277. В Положении о медали перечислены категории лиц, которым адресована награда. Совершенно правомерно, что, кроме соотечественников, юбилейной медалью отмечены граждане стран СНГ и иных государств, сражавшихся в рядах Вооруженных сил СССР, в партизанских и подпольных отрядах.
 

* * *

Несмотря на печально известную агрессивную антироссийскую политику в известных «незалэжных» республиках, где пестуется радикальный национализм, реалии далеко не однозначны. Так, о преобладающих настроениях на Украине в отношении знаковых событий общероссийской истории красноречиво свидетельствует масштабное социологическое исследование[4], проведенное совместно рядом серьезных научно-исследовательских организаций, в том числе и НАН Украины. Обнародованные результаты следующие. Почти поголовно граждане постмайданной Украины выступают против отмены празднования девятого мая (порядка 90%) и не принимают предложений о наименовании событий 1941–1945 годов «Второй мировой войной», исключая Великую Отечественную. При этом 78% респондентов считают, что праздновать следует девятого мая, а не восьмого, как в странах Западной Европы. Последнее упорно пытается внедрить Украинский институт национальной памяти, инициировав отмену ряда советских праздников в рамках закона о «декоммунизации». Лишь незначительная часть населения (8%) полагает, что День Победы отмечать не следует. Маловато для востребованной на государственном уровне и много лет пропагандируемой антирусской радикал-националистической идеологии.

Есть, однако, главное, что Россия подарила миру в постсоветский, во многом бесславный, период, — это Бессмертный полк, знаменующий собой традицию и живую эстафету поколений. И самое главное в этой акции — она была инициирована снизу. В соответствии с едиными принципами организации и проведения шествий Бессмертного полка, участие в них является строго добровольным, не допускаются любые «разнарядки», формирование «школьных» или «корпоративных» колонн. Недопустимо смешение участия в этой акции с политической или коммерческой деятельностью. При этом политикам и чиновникам рекомендуется воздерживаться от попыток «возглавлять» колонны. И это начинание было подхвачено не только ближним (к сожалению) зарубежьем, но и стало знаковым событием для многих стран мира.

Здесь, видимо, уместно вспомнить не один год повторяющееся широкое празднование Дня Победы на Украине. В этот день, несмотря на многочисленные угрозы, люди массово выходят на улицы с цветами, красными флагами и портретами фронтовиков, которые вновь встают в строй на очередную борьбу с фашизмом. Несмотря на все усилия, радикалы так и не смогли сорвать развернутые шествия Бессмертного полка, эту соборную связь поколений. Известны случаи провокаций, задержаний, но многотысячный Бессмертный полк ежегодно проходит по благодатной украинской земле — в Киеве, Одессе, Николаеве, Славянске, Харькове, Днепропетровске, Мариуполе, Черкассах и даже в Галиции — во Львове. Идут под победоносный «День Победы» с известными лозунгами: «Слава Советской армии!», «Одесса — город-герой», «Спасибо деду за победу», «Слава городу-герою Москве!», «Донбасс, мы с тобой!». И главное — «Фашизм не пройдет!».

Победа становится символом единения разделенного искусственными границами народа-победителя. Еще в нулевые годы и в России, и в разделенной Евразии напряженно следили за эстонской драмой, где в ночь с 26 на 27 апреля 2007 года защитники монумента советским воинам-освободителям («Бронзовый солдат») на площади Тынисмяги, недалеко от Вышгорода, практически центра города, оказали сопротивление, выступив против демонтажа военного мемориала. В ту героическую и трагическую ночь среди защитников были и жертвы, пролилась кровь. Ниспровергатели памятников героям войны в Эстонии считают, что «победа» тогда осталась за ними... С этим можно не соглашаться, но то, что РФ с ее сложившимся во внешней политике стилем запоздалого и часто неадекватного реагирования неважно выглядела в ситуации, когда требовалось защитить святыню, очевидно. РФ не смогла, да всерьез и не пыталась сохранить памятник и захоронение советских воинов в центре Таллина. И такие «непобеды» репутационными издержками отражались на имидже новой России в мире. Однако те, кто встал на защиту «Бронзового солдата», проявили настоящее мужество, пытаясь защитить память отцов.

Считается, что прототипом бронзового солдата послужил эстонец Велло Раянгу, сражавшийся в Красной армии. Напомним, что расхожее клише, что среди эстонцев были преимущественно коллаборационисты, объясняется политической конъюнктурой, тогда как масса эстонцев (среди них были и известные герои Советского Союза — такие, как Арнольд Мэри и Эндэль Пуусэпп) воевала против фашистской Германии в рядах Советской армии. И здесь, на площади Тынисмяги, разделительные линии проходили не через национальную принадлежность. Здесь отстаивали высокие ценности.

С той драматической ночи огромные очереди (в победоносные майские дни) желающих возложить цветы к ногам «Бронзового солдата» — мемориалу на Военном кладбище, куда был перенесен памятник с холма Тынисмяги, — отличительное свойство столицы Эстонии. 9 мая советский воин утопает в цветах. А память о Победе становится символом сопротивления русофобии и разгулявшемуся не без помощи политики властей радикальному национализму.

В современной Прибалтике прославляют карателей, представлявших меньшинство воевавшего населения этих республик. Эсэсовцев приходилось по одной неполной дивизии на каждую из республик. Фронт им немцы фактически не доверяли, направляя на борьбу с партизанами, которых они старались избегать, направляя свои бандитские расправы[5] преимущественно против мирного населения. Настоящие герои прибалтийских республик в абсолютном большинстве воевали в составе Красной армии против фашистской Германии и имели свои национальные воинские подразделения — корпуса и дивизии. «Теория оккупации», как известно, является визитной карточкой прибалтийских республик. Здесь важно позиционирование в этом вопросе собственно России, которая, впитав инерцию разрушения, долгое время не могла определиться с необходимостью преодоления исторических фальсификаций, устоявшихся на Западе в качестве инструмента антисоветской и антироссийской пропаганды. Со временем в России туман рассеивается, что, естественно, не может не сказаться и на восприятии реальной истории в бывших республиках СССР.
 

* * *

Шаблоны «перестройки», задающие тон в дискуссиях о судьбах ХХ века, нередко были ориентированы на самые тонкие струны души русского человека. В этом отношении характерны ссылки на то, что немцы на оккупированных территориях открывали, мол, православные храмы. Однако доподлинно известно, как оккупанты поджигали эти храмы вместе с согнанными в них жителями, о дотла сожженных деревнях, о миллионах замученных и угнанных. Только в Белоруссии погибло более двух миллионов человек. Порядка 400 тысяч были вывезены на принудительные работы в Германию. Да и Церковь была тогда вместе с народом.

22 июня 1941 года митрополит Сергий (Страгородский) (избранный в 1943 году Патриархом Московским и всея Руси) немедленно по получении известия о начале войны произнес проповедь, разосланную по всем храмам: «Православная наша Церковь всегда разделяла судьбу народа. Вместе с ним она и испытания несла, и утешалась его успехами. Не оставит она народа своего и теперь. Благословляет она небесным благословением и предстоящий всенародный подвиг». Глубоко осознавая ответственность за судьбу земного Отечества перед Богом и Родиной, Церковь разделила со своим народом все тяготы войны. Епископы, священники, миряне совершали подвиги и на оккупированных территориях, и глубоко в тылу, и на передовой. Так было в реалиях. Но заданные ложные ориентиры в фильмах постсоветской России искажают правду Победы, тогда как она должна быть передана новым поколениям неповрежденной.
 

* * *

Советские фильмы о войне до сих пор выглядят эталоном художественной кинематографии. Именно на них воспитывались миллионы и миллионы зрителей. Известный американский режиссер и сценарист Стивен Спилберг, прежде чем приступить к своему «рядовому Райану», ставшему вехой в развитии мирового кинематографа, пересмотрел множество отечественных кинолент о войне, которые он высоко ценил. Только так можно было снять что-то приближенное к настоящему.

Теперь что мы имеем в преддверии 75-летия Победы? Вот, пожалуйста, один из характерных примеров. Россия получила так называемый авторский «киношедевр», осыпанный наградами по ряду номинаций на Каннском кинофестивале-2019 и объявленный лучшим фильмом года российскими кинокритиками. Этот фильм продавили «всеми доступными методами, которые были в распоряжении наших комиссий»: он поехал на фестиваль в Канны и был представлен на Оскар.

27-летний режиссер Кантемир Балагов (из Нальчика, что удивительно) удостоился признания за отвратительную «чернуху» в адрес нашей доблестной страны и героического города Ленинграда, куда после фронта вернулись некие нелюди — бывшие фронтовички. Новый развенчанный образ советского победителя.

Этот обласканный в Каннах молодой режиссер — ученик Александра Сокурова. Многим памятен сокуровский «Телец» — в перестройку открылась возможность самым непристойным образом пинать мертвых вождей. Чем именитые режиссеры и не гнушались. Все закономерно: учитель во многом определил почерк своего ученика. Посттравматический синдром, эвтаназия, выраженные намеки на однополую любовь, или содомию, детоубийство, шантаж — вот он, облик выигравших войну победителей.

И подобных кинолент о войне в современной России немало. Именно по ним и в Евразии, и в мире судят и о Великой войне, и о России–СССР. Все эти киноподелки нацелены на слом нравственных, базовых основ нашей Победы. Причем сложно сказать, где умысел, где конъюнктурные соображения, а где отсутствие таланта и художественного чутья. И подобные фильмы становятся вехой российской истории. Надо менять, едва ли не в первую очередь, ориентиры здесь, в области искусства, которое в реалиях настоящего является антиискусством и антиисторией.

Мир изменился. Знаменитое советское кино «Летят журавли» (1957) режиссера Михаила Калатозова, снятый по мотивам пьесы Виктора Розова «Вечно живые», был удостоен «Золотой пальмовой ветви» Международного Каннского кинофестиваля. Та страна-победительница представляла себя прекрасными киношедеврами. И благодарная Европа оценивала их по достоинству.

Потоку клеветы по поводу роли России во Второй мировой войне вполне соответствует современная фильмотека России. Она даже помогает его формировать. Все расплодившиеся недопустимые продукты якобы искусства допускаются. И этому необходимо противостоять. По мнению экспертов, «арсенал этого противостояния должен быть шире аргументов исторической дискуссии». Здесь должны быть задействованы и инструменты политики и дипломатии, и школа, и кино, и телевидение, и литература.

Недоброжелателям России не нужна правда истории. Важно — подавление страны-победительницы, слом духа и воли ее народа, получившего в наследие Победу. И речь идет не только о Российской Федерации — обо всем постсоветском пространстве ныне независимых государств, «поскольку Победа в Великой Отечественной войне — это вершина единения русского народа и других народов бывшего СССР ради высших созидательных целей. Утратим правильное понимание Победы, ее смысл и образ — утратим один из важнейших ключей такого единения в будущем»*.
 

* * *

В последний день перед перемирием на юго-востоке Украины, в районе населенного пункта Широкино, погибли украинские силовики печально известного «добровольческого» полка «Азов», врезавшись в памятник павшим воинам-освободителям в годы Великой Отечественной войны. Монумент устоял. И это символично. Если победители той войны сражаются таким образом, то наша Победа вечна!

 

[1] См. работы Л.И. Ольштынского, О.А. Ржешевского, С.А. Горлова, В.Я. Сиполса, Е.Н. Кулькова, М.Ю. Мягкова и др.

[2]  Соглашения с Германией имели Италия, Великобритания, Франция, Польша, Япония, Финляндия, Эстония, Латвия, Литва.

[3] По данному вопросу существуют исследования целого ряда ученых: В.Н. Шведа, С.Э. Стрыгина, В.И. Илюхина, А.Ю. Плотникова и др. В этом ряду можно отметить работы В.В. Василика и пр.

[4] Опрос проводился с 13 по 20 марта 2015 года в 24 областях Украины и в Киеве центром «Социальный мониторинг» и Украинским институтом социальных исследований имени Яременко совместно с отделом мониторинговых исследований социально-экономических трансформаций Института экономики и прогнозирования НАН Украины. Всего опрошено 2800 респондентов (https://www.politnavigator.net/78-naseleniya-ukrainy-za-prodolzhenie-prazdnovaniya-dnya-pobedy-9-maya.html).

[5] См., в частности: Трагедия Литвы 1941–1944 годов: Сборник архивных документов о преступлениях литовских коллаборационистов в годы Второй мировой войны. М.: Европа, 2006. 400 с.







Сообщение (*):

Комментарии 1 - 0 из 0