Царский путь в ситуации с COVID-19: как пройти между малодушным страхом и слабоумной отвагой

      Да не смущается сердце ваше;

веруйте в Бога, и в Меня веруйте.

Ин. 14, 1
 

Известно, что, «когда умножился грех, стала преизобиловать благодать» (Рим. 5, 20). Однако можно сказать также, что, когда преизобилует благодать, враг спасения особенно старается, «чтобы прельстить, если возможно, и избранных» (Мф. 24, 24).

После того как Православная Церковь в России получила достаточную свободу от внешних сил, внутри нее время от времени вспыхивают, как тревожные сполохи, нервные заявления о том, что в очередной раз «все пропало». Еще при советской власти ходили слухи, что нельзя получать советский паспорт, поскольку на его страницах изображена пятиконечная звезда, еже есть «печать антихриста». Поэтому получивший такой паспорт якобы навеки безвозвратно «погубил свою душу». Впоследствии, когда «серпастая и молоткастая краснокожая паспортина» была заменена на современный паспорт РФ, теми же кликушами было заявлено, что новый документ есть «печать антихриста», ибо на его страницах в завитках орнамента обнаружились «троекратные шестерки». Поэтому громогласно стали призывать православных жить с «серпастым-молоткастым», наличие которого было объявлено признаком исповедничества и верности Православию. После появления заграничного паспорта нового образца было объявлено, что именно он теперь воспринял достоинство окаянной печати, которая автоматически и тайно от человека якобы наносится на его чело во время фотографирования для паспорта. Многим памятны «страдания» по штрихкодам и ИНН. Также предметом нелепых страхов стали «пластиковые» пенсионные удостоверения и вообще все, что связано с пластиком и чипами, например банковские карты. Многие до сих пор «живот свой готовы положить», чтобы не давать согласия на обработку персональных данных, потому что их можно «обезличивать». Правда, этих «ревнителей» совсем не волнует, что в той же строчке подписываемого документа говорится о том, что дается согласие не только на «обезличивание», но и на «хранение, обработку» и даже (о ужас) на «уничтожение» персональных данных! Из этого списка действий с персональными данными предметом ужасания выбрано самое по большому счету безобидное. Ведь если ваши данные обезличены, то лично для вас эти данные как бы не существуют, они существуют только как капля, неотличимая от других капель в огромном массиве информации, и отношение этой капли лично к вам установить невозможно. Но действия с персональными данными нелепым образом переносятся на личность человека. По этой логике обезличиваться должны не данные, а сам человек! А почему не страшно, что будут якобы совершаться «хранение, обработка, уничтожение» человека, а не его персональных данных? Такие вот загадки таят в себе глубины тревожного сознания!

Этот длинный перечень нелепых страхов приведен только для того, чтобы показать, в каком ряду стоит новый, порожденный пандемией COVID-19 еще один нелепый страх, вернее — группа страхов. Сразу замечу, что, говоря о нелепости перечисленных страхов, вовсе не следует считать предметы этих страхов чем-то хорошим и безобидным. Но беда в том, что предмету беспокойства без всякого основания присваивается несуществующий статус. Так, ИНН, поголовный перевод денег в безналичную форму, оскорбительные для православных элементы орнаментов паспорта и прочие черты современности не являются чем-то хорошим и безобидным. Более того, они направлены на своеобразную дрессировку привыкания граждан к выполнению самых нелепых и оскорбительных распоряжений. Но ни один из них не является «печатью антихриста». И участие их в нашей жизни вовсе не обозначает автоматического и безвозвратного отлучения человека от Христа.

То же самое можно сказать и про героическую, но неразумную борьбу некоторых с вполне разумными и необходимыми мерами против распространения вируса COVID-19. Вообще, «борьба» с перечисленными напастями обязательно носит характер героический, пафосный. Отстаиваемая идея приобретает несвойственный ей характер сверхценности. Этот термин вызывает неприятные воспоминания у всех, кто знаком с реалиями советской безбожной жизни. Советская психиатрия для преследования верующих использовала диагноз «сверхценная идея», подводя под это понятие готовность верующих людей быть верными своим христианским убеждениям до конца, невзирая на все средства, применяемые для принуждения к отречению от Христа. Да, можно назвать верность христиан Христу «сверхценной идеей», ведь христианин и жизнь готов отдать за нее, что подтвердили многие древние и новые мученики. Но это — единственная сверхценная идея, которая не подлежит вниманию психиатров. Если же человек в качестве такой идеи принимает что-либо, кроме верности Христу, то это уже повод беспокоиться за его душевное и — что гораздо опаснее — за его духовное состояние. Любая другая идея, которой присваивается статус сверхценной, кроме идеи следования Христу в согласии с учением Церкви Христовой, становится мысленным идолом, фанатичную верность которому следует признавать за безумие. Особенно страшно, когда таким ложным идеям придается вид ревностного христианства. Это свойственно сектантству. Сектант выделяет несколько лично для него удобных для выполнения пунктов и объявляет их строгое исполнение не только необходимым, но и достаточным условием для спасения. Все остальные требования духовной жизни он просто не замечает. Например, кто-то считает, что если человек постоянно носит с собой и цитирует к месту и не к месту Библию, то он «все делает по Библии», следовательно, уже свят. Кто-то заявляет, что если он носит одежду особого образца, которую считает «благочестивой», то он тоже свят и его должны слушаться все желающие спасения. От таких опасностей не застрахованы и люди, принадлежащие Православной Церкви, если для них собственное мудрование становится более ценным, чем голос Церкви и церковного священноначалия. Кто-то в качестве «освящающего и спасающего» признака выбирает особого рода богослужебное пение, кто-то уже упомянутую «борьбу с печатью антихриста», под которой в разное время подразумеваются разные вещи. Кто-то со страстью сверхценного самоотречения отказывается выполнять какие-либо требования, заявляя, что исполнение их есть чуть ли не отречение от веры.

Характерным для такого сектантского сознания становится невероятный накал пафоса и сумбурное обоснование своей правоты в случае спокойного обсуждения проблемы. Сектанты склонны выражаться самыми общими, но напыщенными фразами по типу «против всего плохого, за все хорошее» либо, наоборот, «за все хорошее, против всего плохого». Нетрудно заметить, что подобного рода лозунги стали обычными и в области разрушительных политтехнологий. Если надо вызвать волнения в обществе, то такого рода лозунги обязательно навязываются гражданам. Если количество принявших их достигнет критического значения, то общество охватывают разрушительные события. Не надо удивляться тому, что политические и сектантские технологии используют одинаковые методы. И там и там происходит процесс манипуляции сознанием. И сектанты, и политтехнологи стремятся к тому, чтобы люди были послушны внешним указаниям, но при этом были бы уверены, что действуют свободно. Это придает дополнительную силу их действиям.

Когда сектанту приходится беседовать с человеком, способным аргументированно противостоять набору тезисов, которые тот усвоил, то сектант не может долго беседовать на одну тему. После предъявления доводов, которым сектант не может возразить, он просто неожиданно меняет тему, не ответив ничего по существу. Это явный признак того, что сектантская убежденность строится не на разумных, опытных или логических основаниях, а на том, что сектант считает «сверхценной идеей», сама приверженность которой дает ему основания считать, что во всяком споре, невзирая на доводы противника, он, сектант, непременно «препрехом, победихом».
 

* * *

Умные, уважаемые православные люди, которые сегодня вызывают очередную протестную бурю на тему COVID-19, к сожалению, ведут себя так же, не отвечая по существу на всем известные доводы, которые много раз озвучены и российскими, и зарубежными специалистами-инфекционистами. Трудно даже получить от них перечень претензий к тем мерам, которые предписываются властями, с опорой на мнение специалистов, для противостояния нынешней пандемии. Попробуем перечислить их аргументы, чтобы вновь повторить против них очевидные доводы.

Вот предполагаемый список ковид-диссидентских тезисов:

— COVID-19 выдуман, это биологическое оружие;

— COVID-19 не существует или масштаб пандемии и ее опасность намеренно преувеличиваются властями, вступившими во всемирный заговор;

— маска не защищает от распространения заразы, но при этом унижает человеческое достоинство;

— самоизоляция и дистанция вносят разъединение в наше общество;

— надо надеяться на Бога, а не на маску, мыло, антисептики и проч.

Попробуем обстоятельно ответить на эти утверждения по порядку.
 

1. COVID-19 выдуман, это биологическое оружие

Может быть, и так, версия очень вероятная. Правда, в публичном пространстве никто пока не привел неопровержимых доказательств искусственного происхождения ковида. Лично мне кажется, что если кто и создал этот вирус, то это не Китай и не Россия, а страна, окружившая Россию сетью своих биологических лабораторий, в которые не хочет никого пускать для проверки их деятельности. Пусть так. Но какое значение это имеет для решения нашего вопроса? Ведь та же страна окружила нас и своими военными базами. Разве мы не будем принимать никаких защитных мер, если на нас с этих военных баз полетят самолеты и ракеты? Разве военные не будут их сбивать, а население — укрываться в бомбоубежищах, надевать при необходимости противогазы или применять другие защитные средства? Разве в годы Великой Отечественной войны наши граждане пренебрегали защитой от вражеского оружия на основании нелепого довода, что «эту войну придумал Гитлер»?

Кто бы ни выдумал ковид, от него надо защищаться. Кстати, длительное использование средств защиты, длительное нахождение в убежищах — это, несомненно, факторы, которые существенно, иногда критически повышают психическую нагрузку на человека. Некоторые не выдерживают — срывают противогазы, выбегают из убежищ прямо под пули врага, начинают употреб­лять отравленную пищу или воду. Кажется, эти явления имеют одинаковую природу с антиковидными протестами.
 

2. COVID-19 не существует или масштаб пандемии и ее опасность намеренно преувеличиваются властями, вступившими во всемирный заговор

Я лично не считаю, что теория всемирного (или международного) заговора заведомо несостоятельна. Мы видим, что против России и сегодня, и в прошлом действует если не заговор, то международный сговор. Но если что-то возможно, то это не значит, что оно существует. Сторонники такого рода предполагаемого заговора почему-то не хотят учесть, что в нем должны участ­вовать те, кто друг с другом не может договориться по другим вопросам. Мне лично трудно представить Трампа, Меркель, Макрона, плетущих тайные интриги в полном согласии с Путиным, Си, Эрдоганом, Мадуро и другими главами противостоящих им государств. А согласие здесь должно быть полным, иначе заговор будет кем-нибудь раскрыт! Но это только верхушка айсберга! Ведь, по мнению сторонников этой теории, в этом «заговоре» участвуют все медработники всех стран мира — от главных врачей до санитарок! При этом сюда якобы подключены сотрудники органов власти, которые одновременно неведомым образом наживаются на выдуманной пандемии и при этом вкладывают в поддержание обмана огромные средства на подкуп несогласных! Меня лично еще весной уверял один человек, что его знакомым кто-то (власти, конечно!) давал ровно 25 000 рублей наличными для того, чтобы причиной смерти их усопшего родственника был записан ковид! Нужно ли говорить о болезненности воображения тех, кто принимает ко вниманию эти версии? Добавлю, что этот мой собеседник принадлежит к техническому (но не медицинскому) персоналу ковидного госпиталя. Что же говорить о способности верить в такие нелепости людей, чуть более удаленных от переднего края борьбы с заразой.

Вопреки тревожным заявлениям о том, что масштаб ковид-эпидемии искусственно преувеличивается, нужно признать, что печальная действительность состоит в обратном. Часто человеку трудно даже сдать анализ на предмет установления у него ковид-инфекции. Далеко не всех больных госпитализируют, но оставляют лечиться дома, не ставя ковидный диагноз. Это связано с огромной нагрузкой на систему здравоохранения, которая возросла именно из-за пандемии COVID-19. А также, возможно, с желанием властных структур сократить количество денежных выплат и предоставление других льгот, положенных тем, кто пострадал от ковида или общается с его носителями.

Но и это вызывает ропот в среде ковид-диссидентов! Они приводят аргумент сродни капризу ребенка, сердящегося на дождик, из-за которого его не пускают гулять на улицу. Непонятно кого и в чем обвиняя, эти борцы сетуют, что стало больше людей умирать после того, как были объявлены антиковидные меры. Да, в период пандемии смертность от обычных заболеваний повысилась. Это произошло оттого, что нагрузка на медиков из-за пандемии возросла. Приходится принимать дополнительные меры. Но если этого не делать, то смертность еще больше возрастет по причине ковида! Эта ситуация вообще типична для глобальных эпидемий и катастроф, когда количество пострадавших резко возрастает. При этом из-за перегрузки системы здравоохранения, из-за выбывания специалистов, износа людей от физической и психической усталости, из-за нарушения инфраструктуры, дефицита необходимых лечебных и иных материалов и т.д. происходит рост умерших от обычных болезней. Во время Великой Отечественной войны также все это наблюдалось: люди тяжело болели и умирали от тех болезней, от которых в мирное время сравнительно легко были бы избавлены. Но разве из всего этого следует, что не нужно соблюдать простых, но эффективных мер по снижению вероятности распространения неблагоприятных факторов?
 

3. Маска не защищает от распространения заразы, но при этом унижает человеческое достоинство

Этот аргумент об унижении человеческого достоинства напоминает одесский анекдот о том, что кому-то мытье посуды ущемляет мужское достоинство и совет ущемленному попробовать мыть посуду руками. Но нам не до шуток. Хочется отметить, что при необходимости спасти жизнь люди и не то терпят. Если, конечно, осознают степень опасности. Мне рассказывал старый житель Краснодара, который в детстве пережил фашистскую оккупацию, что один еврейский мальчик, засунутый в печально известную душегубку, сумел выжить потому, что закрыл рот и нос куском собственной одежды, которую смочил своей мочой. Конечно, если бы Бог не спас его, то навряд ли это примитивное устройство ему бы помогло. Но если бы он не предпринял посильных для него мер, то и помощь Божия была бы бесполезна. Мне также рассказывали, что во время боевых действий человек спасся, пролежав несколько дней под горой трупов и дыша через ствол разобранного автомата Калашникова. Думаю, изнеженным скептикам полезно поинтересоваться, что люди предпринимают, чтобы спасти свою жизнь, а еще полезней поинтересоваться, что люди терпели для того, чтобы своими дейст­виями не нанести вред другим. Ведь забота о ближнем гораздо важнее заботы о самом себе. Но ношение маски в условиях пандемии — это прежде всего защита окружающих от возможного заражения. Никто не знает до времени, заражен он или нет. Поэтому к себе надо относиться как к возможному источнику заразы для окружающих. Точно так же и святые себя считали грешниками, а всех вокруг — святыми. И мы должны считать себя носителями заразы, а окружающих — здоровыми. Некоторые говорят: маска вредна тем, что человек, дыша через нее, получает больше углекислого газа. Да, это так. Но те, кто лежит под аппаратом ИВЛ, получают чистый кислород, но вовсе этому не рады.

Несомненно, в конечном итоге спасает не маска, не мыло, не антисептик, но Бог! Однако можно и эту несомненную и священную мысль довести до абсурда. Если спасает Бог, то зачем нам врачи? Если спасает Бог, то для чего мы носим одежду? Может быть, шуба и валенки зимой — это признак нашего маловерия, а панамка на голове в знойный день — признак отречения от веры? И зачем летчики и космонавты носят защитные скафандры? К чему эти траты? Не проще ли просто помолиться? Однажды мне довелось общаться с человеком, который искренне считал, что изобрел вечный двигатель. Его идея была достаточно проста и в какой-то степени логична. Он был человеком православным, но кое-что понимал своеобразно. По его мнению, нужно было просто хорошо помолиться, чтобы Бог в ответ на эту молитву начал вращать колесо предполагаемого вечного двигателя. Кто может возразить, что Богу это не под силу? Конечно, Богу это не трудно. Но разве прилично нам использовать Бога в качестве, прости господи, осла или вола, вращающего колесо мельницы или водяного насоса? Разве благочестиво так рассуждать? Народная мудрость давно дала на такие мечты ответ известной поговоркой: «Бог-то Бог, да не будь и сам плох!» Бог для нас и так много сделал и делает. А мы-то что в благодарность Ему принесем? Наши требования (наглые требования!) исцелять нас всякий раз, когда мы буквально нарываемся на болезнь? Или мыть за нами полы или убирать за нами нечистоты? Не слишком ли мы забыли — кто мы и Кто Бог? И разве Сам Бог не предписывает нам самим заботиться о материальной чистоте: «кроме оружия твоего должна быть у тебя лопатка; и когда будешь садиться вне стана, выкопай ею [яму] и опять зарой [ею] испражнение твое» (Втор. 23, 13). А ведь вирус тоже материальная нечистота, которая, конечно, есть следствие наших грехов, то есть духовной нечистоты.

Особо стоит заметить об «унижении» при ношении маски. Один уважаемый греческий архиерей даже заявил, что «маска — это изобретение сатаны». Конечно, если маска (личина) используется для обмана, для лицемерия, то это сатанинское приспособление. Но ведь лицемеру не надо надевать маску из ткани или бумаги, чтобы лицемерить! Он прекрасно надевает на себя маску сочувствия, маску доброты, маску добродетели без использования материалов! А вот другие примеры ношения маски святыми людьми. Известно, что пророк Моисей носил на лице своем покрывало: «Когда сходил Моисей с горы Синая, и две скрижали откровения были в руке у Моисея при сошествии его с горы, то Моисей не знал, что лице его стало сиять лучами оттого, что Бог говорил с ним. И увидел Моисея Аарон и все сыны Израилевы, и вот, лице его сияет, и боялись подойти к нему. <...> И когда Моисей перестал разговаривать с ними, то положил на лице свое покрывало» (Исх. 34, 29–33). А другой святой, уже ХХ века, святитель Лука (Войно-Ясенецкий), будучи хирургом, надевал медицинскую маску всякий раз, когда делал операции. Ни пророка Моисея, ни святителя Луку никто не дерзнет укорять в лицемерии. Они не считали зазорным носить маски на своем лице, потому что это было необходимо окружающим — святые заботились о ближних! И мы должны поступать так же.

Более того, ношение маски при заразном заболевании напрямую предписано Самим Богом: «У прокаженного, на котором эта язва, должна быть разодрана одежда, и голова его должна быть не покрыта, и до уст он должен быть закрыт и кричать: нечист! нечист!» (Лев. 13, 45).

Распространены также нелепые мнения, которые якобы подтверждаются какими-то медиками, что маска вообще бесполезна и не более чем плацебо, то есть пустышка, которая лишь успокаивает применяющих ее. Это конечно же не так. Пока ни один из авторитетных медиков не заявил публично, что маска бесполезна или вредна. Никто из медиков не идет в «красную зону», не надев средств защиты. Конечно, иногда и при использовании средств защиты бывают случаи заражения. Но иногда не совсем спасает бронежилет или стальная каска. Однако там, где они вовсе не применяются, трагические случаи становятся поголовными.

Каковы аргументы против полезности масок? Самый знаменитый, восходящий к покойному ныне юмористу Задорнову в период его ярких антихристианских убеждений: «Размеры вируса гораздо меньше отверстий в маске», поэтому «маска для вируса — что забор для комара». Да, размеры вирусов гораздо меньше, чем отверстия между волокнами в медицинской маске, но это не значит, что маска не препятствует распространению вируса. Придется, преодолев чувство неловкости от произнесения очевидных вещей, все-таки эти очевидные вещи повторить.

Во-первых, вирус не комар и не червяк. Поэтому вирус, в отличие от названных животных, совершенно не способен к самостоятельному активному перемещению. Его перемещения подчиняются законам баллистики, статистики и аэродинамики. Попробуйте выстрелить из ружья в лесу. Расстояние между деревьями гораздо больше выпущенной пули. Но далеко ли она улетит? Только до первого дерева, которое окажется на ее пути. После чего она либо вопьется в древесину, либо, если скорость мала, упадет на землю. Так же поступит и вирус, встретившись с волокнами материала маски. Другой пример. Всем известно, что лесопосадки препятствуют распространению материала, переносимому пыльной бурей. Песок и пыль, которые несет ветер, теряют свою скорость из-за завихрений, которые образуются вокруг стволов, ветвей и листьев деревьев. При том очевидно, что песчинки гораздо меньше расстояний между деревьями и их ветками и листьями. То же самое происходит в толще материала маски, которая нам представляется тонкой, а для вируса с его  малыми размерами — это густой и длинный лес.

Во-вторых, вирус не летает сам. Он покидает наши дыхательные пути внутри капелек слюны или другой слизи, которые вылетают с различными скоростями и на различные расстояния из носа и рта при дыхании, кашле и чихании. Никто не будет говорить, что эти капельки меньше, чем поры маски. В этом смысле любая тряпица, повешенная перед нашим носом и ртом, существенно снижает выход биоматериала из организма и поэтому защищает окружающих. При этом не надо думать, что маска нужна только в присутствии посторонних. В часто посещаемых местах, например в транспорте, чихая и кашляя без маски, мы можем оставить свой биоматериал на контактных поверхностях, которых могут коснуться руками те, кто придет сюда после нас. А коснувшись руками слизистых поверхностей своих носа, губ, глаз, они занесут оставленные нами вирусы в свой организм. Мы при этом станем причиной чужой болезни, а то и смерти! И мы не будем об этом знать до самого Страшного суда! А там встретимся с убитыми и покалеченными нами людьми! Не страшно ли это?

В-третьих, если кто хочет узнать, сколько из каждого из нас вылетает биоматериала, пусть проведет нехитрый опыт. Для этого нужно встать так, чтобы наш рот находился недалеко от оконного стекла или зеркала. Прочитайте вслух при этом в течение минуты-другой какой-нибудь текст и посмотрите, сколько капелек слюны осело на поверхности стекла. Если при этом вы закашляете или чихнете, эффект будет еще больший. Все это задерживает маска.

На это возражают, что маска накапливает в себе заразу и становится источником заразы для того, кто ее носит. Зато эта зараза не летит на окружающих! Не буду подробно обсуждать странное утверждение (приходилось слышать и такое) о том, что «человек заражается своими же микробами, осевшими на маске». Если уж микробы есть в нашем организме, то мы по определению ими уже заражены. Но, может быть, специалистам виднее? Пусть пояснят. Другое дело, что маска, конечно, накапливает в себе нечистоту. Но ведь это происходит с любой вещью. Не будем же мы заявлять, что те, кто носит белье, носит на себе рассадник заразы. Надо просто вовремя менять и стирать белье. В случае с масками — либо менять вовремя одноразовые, либо должным образом обрабатывать многоразовые.

Приведем еще один наглядный пример. Представьте, что в дождливый день, когда на дороге много грязи, в большое здание входит множество людей, не очистивших обувь. Сравните количество нанесенной грязи с тем помещением, в которое входят либо в сменной обуви, либо тщательно обувь помыв. Примерно такое же различие в концентрации вируса будет между помещением, где множество людей находится без масок, и помещением, в котором все находящиеся будут в масках.

Странно и как-то неловко возражать такими научно-популярными доводами тем, кто, не вставая с собственного дивана, «спасает мир» от всемирного заговора или чего-то подобного, стараясь подвести под свои теории «богословское» основание. Но именно об эти — почти что детские — житейские рассуждения с треском разбиваются высокопарные доводы ковид-диссидентов. К сожалению, сам факт опровержения «возвышенных» теорий зачастую служит лишь к вящему упорству их сторонников. Видеть крушение своих теорий обидно, а обида для гордого ума что нож острый. К сожалению, те, кто склонен к высокопарным идеям, склонны и к гордости, и к самомнению, которые  не позволяют им увидеть несостоятельность своих идей. Ведь быть простым спасаемым очень горько для тех, кто видит себя только спасателем, а то и спасителем послушных им адептов.

Некоторые говорят: «Не надо носить маски в храмах — зачем пугать людей». Но кажется, эту пандемию Господь послал нам именно потому, что мы всякий страх потеряли! Многие живут по принципу неправедного судии: «Бога не боюсь, людей не стыжусь» (Лк. 18, 2). И чужая смерть многих ничуть не вразумляет. Так что лучше все-таки кое-кого напугать, ведь «Начало мудрости — страх Господень» (Пс. 110, 10).
 

4. Самоизоляция и дистанция вносят разъединение в наше общество

Много слышим нападок и на самоизоляцию. Конечно, затворничество — один из самых трудных и духовно опасных подвигов. Многие не выдерживают. Но вместо того чтобы попросту смиренно признать свою немощь, наша внутренняя гордость толкает нас на путь самооправдания. «Это не я слабый, это власть виновата, что я не могу выдержать посланного мне от Бога испытания!» И под собственную немощь подводятся высокопарные самооправдания, непременно опирающиеся на осуждение кого-либо. Уже первые в истории человечества самооправдательные речи были сопряжены с грехом осуждения: «Адам сказал: жена, которую Ты мне дал, она дала мне от дерева, и я ел. И сказал Господь Бог жене: что ты это сделала? Жена сказала: змей обольстил меня, и я ела» (Быт. 3, 12–13). Адам обвиняет жену и Бога, жена обвиняет змея. И никто из обоих не говорит: «согрешил, прости меня».

Довелось как-то услышать мнение, что так называемую социальную дистанцию (я бы назвал ее санитарной) специально придумали, чтобы внести разъединение в общество, усилить его атомизацию и т.д. Конечно, нужно бороться с этими процессами, которые поражают нас уже давно, задолго до всякой пандемии. Но ведь и здесь мысль доходит до абсурда. Если каждое удаление, рассредоточение считать без рассуждения «шагом к разъединению общества», то можно дойти до крайностей. Ведь дистанция при автомобильном движении, рассредоточение личного состава при обстреле или бомбежке, наконец, удаление монахов в пустыню и даже рассредоточение святых апостолов по разным странам для проповеди Евангелия разве формально (но не разумно) не может быть отнесено к тому же явлению? Но разве можно это делать? Конечно — нельзя!

Наконец, Сам Бог в свое время предписал санитарную дистанцию и самоизоляцию как обязательное средство противодействия распространению заразы: «священник должен паршивого вторично заключить на семь дней» (Лев. 13, 33). «У прокаженного, на котором эта язва, должна быть разодрана одежда, и голова его должна быть не покрыта, и до уст он должен быть закрыт и кричать: нечист! нечист! Во все дни, доколе на нем язва, он должен быть нечист, нечист он; он должен жить отдельно, вне стана жилище его» (Лев. 13, 45–46).
 

5. Надо надеяться на Бога, а не на маску, мыло, антисептики и проч.

Конечно, ничто не должно подменять веру. Но ведь можно доводить любые правильные слова до абсурда. Ведь кто-нибудь да выведет из слов Спасителя «Не хлебом единым будет жив человек, но всяким словом, исходящим из уст Божиих» (Мф. 4, 4) теорию о том, что не нужно принимать телесную пищу, а вместо этого для утоления телесного голода читать Священное Писание. Не нужно доказывать нелепость этой теории. Но ее автор может привести пример преподобной Марии Египетской, которая едва притронулась к пище, принесенной старцем Зосимой. А другой теоретик будет настаивать на том, чтобы все ходили нагишом по примеру праотца Адама в раю и блаженного Василия Московского. Для того чтобы поступать как названные святые, нужно достичь степени их смирения, а именно его не хватает тем, кто бунтует против всего, что ему кажется неправильным.

Кто-то безумно заявит, что и мытье рук духовно опасно, и приведет пример Пилата, который «руки умыл, но душу осквернил». Но Пилат душу осквернил не тем, что прикоснулся руками к воде, а тем, что решил уклониться от исполнения справедливого долга правителя ради прикрытия своих нехороших дел, он, как известно, был, как теперь говорят, коррупционер.

Но в Библии сказано о земных врачах: «Почитай врача честью по надобности в нем, ибо Господь создал его, и от Вышнего — врачевание, и от царя получает он дар. Знание врача возвысит его голову, и между вельможами он будет в почете. Господь создал из земли врачевства, и благоразумный человек не будет пренебрегать ими» (Сир. 38, 1–4). И многие уже писали о том, что презрение к медицине не есть признак истинного христианства. Впрочем, тот, кто сказал предыдущие слова, сказал и это: «Сын мой! в болезни твоей не будь небрежен, но молись Господу, и Он исцелит тебя» (Сир. 38, 9). Обращение к земным врачам не противоречит нашей вере, если мы помним, что врач — это орудие в руках Божиих. Впрочем, так же как священник в Церкви лишь орудие совершения Богом духовного исцеления людей.
 

* * *

Обычно заявления о надежде только на Бога сопряжены с нападками на исполнение санитарных мер внутри храмов: ношение масок, протирание икон и креста при целовании, окунание лжиц в спирт и т.п. Уже сказано было выше, что не надо на всемогущего Бога перекладывать наши обязанности только потому, что Бог всемогущ. Бог все может, что хочет, но не все хочет, что может. Ведь Бог хочет, чтобы и мы были сопричастниками Его всемогущества через совершение нами дел, угодных Ему.

Но выполнение санитарных норм внутри храма в отношении священных предметов — особая тема. Противники этого настаивают на том, что святыня есть источник чистоты и потому не нужно ее очищать. Это, конечно, явно противоречит обычной практике наведения чистоты и порядка в храмах между службами, чистке кадила и других священных предметов. То, что святыня есть источник чистоты, — в этом нет и не может быть сомнения. Но мы-то не чисты. Мы должны рассматривать наше прикосновение к святыне как великую милость, которую нам дарует Бог. Если быть строгим к нам, то мы не должны и близко подходить к храму и святыне. Но, к счастью, Бог есть не Закон, а Любовь. Поэтому Он приглашает нас, грешных, к Своей святыне, требуя, впрочем, от нас отвращения к нечистоте и наших усилий в стремлении к очищению.

Протирая святыни или целуя их в масках, мы тем самым исповедуем собственную нечистоту и испрашиваем у Бога очищения, которое и подается нам в меру нашего смирения.

Представим себе, что наши уста были бы измазаны хорошо видимой или дурно пахнущей нечистотой. Стали бы мы настаивать на том, чтобы после нашего причастия перед следующим причастником лжицу бы не протирали? Или не протирали бы икону, которую мы лобзали нечистыми устами? Но невидимая скверна вируса, которую мы можем передать другому, почему-то не вызывает такого отвращения.

Есть и еще один аргумент, превосходящий все остальные: «Зачем вы носите маску? Разве вы боитесь умереть? Христиане смерти не боятся!» Но разве это не прямое повторение слов сатаны, искушавшего Спасителя: «если Ты Сын Божий, бросься вниз, ибо написано: Ангелам Своим заповедает о Тебе, и на руках понесут Тебя, да не преткнешься о камень ногою Твоею» (Мф. 4, 6). Но на эти слова уже дан ответ Самим Иисусом Христом: «не искушай Господа Бога твоего» (Мф. 4, 7). И мученики не стремились на страдания, однако стойко их переносили, если Господь давал им испить эту чашу. А те, кто сам по неразумию и гордости искал мученичества, зачастую посреди мучений отрекались от Христа.

Всякий, кто настойчиво призывает к пренебрежению мерами предосторожности во время эпидемии, подобен тем горе-командирам, которые в полный рост и плотным строем гнали солдат на вражеские пулеметы, считая это проявлением отваги. Добавим: слабоумной отваги, которая сродни самоубийству. Самоубийство же Церковью расценивается как тяжелейший грех. Человек не должен подвергать свою жизнь опасности, кроме тех случаев, когда это нужно для спасения ближнего. Только тогда это можно считать жертвой Богу, проявлением наивысшей любви, «да кто душу свою положит за други своя» (Ин. 15, 13).

Наверное, эти доводы не убедят тех, кто следует своей идее, ощущаемой как сверхценная. Но для тех, кто не ищет своего, а ищет истину, приведенные доводы будут как минимум предметом обсуждения.

Не хотелось бы, чтобы различие моей и чьей-то позиций было воспринято как основание для утверждения собственной правоты и моего злого умысла и служило к вящему упорству в своих мнениях без испытания их на соответствие с опытом и мнением Церкви.

Думаю, что всякие возражения против ношения масок и подобных мер вырастают из горделивой мысли: «Я не болею». Но это то же, что сказать: «Я не грешен». Говорящий, по сути, заявляет, что от него не может исходить опасность для окружающих. А сам он считает, что ему зараза не страшна. Это мысли человека, который себя поставил в центр своих рассуждений. Он думает прежде всего о себе. Но давайте думать прежде всего о других, об окружающих, о том, чтобы не нанести им вред, не стать для них источником опасности. Тогда, мне кажется, многие вопросы потеряют болезненную остроту и решатся сами собой.

Осудим прежде всего себя, тогда отпадет помысел осуждения ближнего.

P.S. Когда я закончил писать этот текст, ко мне пришло печальное известие о том, что от ковид-инфекции скончался активный прихожанин одного из краснодарских храмов, замечательный человек, боевой офицер, Герой России Сергей Вячеславович Палагин. Хотя он находился в больнице, ковид был диагностирован не сразу, поэтому болезнь зашла в необратимое состояние.

Прошу молитв о новопреставленном рабе Божием воине Сергии.







Сообщение (*):

Комментарии 1 - 0 из 0