О городе и человеке

Глеб Анатольевич Елисеев родился в 1969 году в г. Жуковском (Московская область). Окончил Московский государственный ис­торико-архивный институт. Кандидат исторических наук. Литературный критик и публицист.
Публиковался в журналах «Ес­ли», «Фома», «Fanтастика», «Звездная дорога» и многих других периодических изданиях.
Живет в Москве.

 

Существуют книги, про которые интересно писать. Существуют книги, которые исключительно интересно читать. Книга Эдуарда Геворкяна относится одновременно и к тем и к другим. О ней столь же интересно рассуждать, как и следить за перипетиями исторических событий, мастеровито изложенных автором.

Казалось бы, у каждого образованного человека найдется пара слов относительно периода становления Римской империи. В реальности же все сводится к набору картинок, застрявших в памяти с пятого класса средней школы: орлы шестого легиона, Цезарь переходит Рубикон, нос Клеопатры, «veni, vidi, vici», «и ты, Брут!» и так далее. Набор отрывочных образов, которые не складываются ни в мозаику, ни в цельную картину. Э.Геворкян сумел в своей книге представить не только единую картину жизни и поступков номинальных героев его текста, но также включить в нее как немаловажное действующее лицо сам Рим. Рим как культурный феномен. Рим как миф, возникший вокруг этого города и воплотившийся в конкретное историческое явление. Одновременно с грандиозным мифом, разворачивающимся во времени, перед читателями появился образ реального города, выросшего из деревушки, основанной Ромулом, и впоследствии претендовавшего на то, чтобы считаться столицей целого мира.

Стать повелителями мира римским владыкам в реальности не удалось. Миф в римской истории играет большую роль, чем конкретная ситуация, чем конкретный факт. Миф Цезаря — больше, чем его историческая судьба. (И Геворкяну удалось это замечательно показать.) Слишком много вокруг Гая Юлия Цезаря накручено и придумано. Поэтому автор книги с заметным удовольствием, которое передается при чтении, разваливает и разрушает эту мифологию, начиная с пресловутой выдумки о «кесаревом сечении». Сильной стороной «Цезаря» является то, как Э.Геворкян (порой с заметной иронией) препарирует противоречивость и разноголосость источников, созданных вроде бы и не так далеко от времени падения Римской республики... Однако их создатели уже оказываются слишком сильно подвержены каким-либо политическим, партийным или эстетическим влияниям; а значит, несогласованность источников — результат столкновения разнообразных идейных тенденций; таким образом, вопрос о достоверности встает в полный рост.

Эти влияния прослеживаются и в формировании мифа о Цезаре, который оказался неразрывно переплетен с мифом о Риме. В книге «Цезарь» автор разумно начал рассказ «abovo», с того момента, когда возник великий Рим. Сейчас, в условиях глобального гуманитарного одичания, это выглядит вполне уместно. И отражение предшествующей истории, тесная связь кризисных событий I века до н. э. с теми традициями, что были издревле характерны для римского общества, становятся особенно заметны, когда Геворкян переходит к непосредственному рассказу об истории самого Цезаря. Римляне, как и мы, как и любые жители любых стран и обитатели любых времен, стали заложниками системы взглядов, созданной предками. Мы, как марионетки, дергаемся на нитях, которые идут из глубокого прошлого. И эти духовные силовые линии, подчиняющие себе людей, относительно римской истории великолепно прослежены в книге Геворкяна.

Два героя книги — Рим и Цезарь — взаимно друг друга дополняют. И если только на базе римских традиций Цезарь смог себя реализовать, то и его деятельность стала логическим завершением предшествующего сцепления событий. Геворкяну удалось показать, что время Цезаря стало периодом, который можно определить простым выражением: «так жить нельзя». Римская республика в формах, в которых она достаточно успешно существовала веками, в конце I тысячелетия до н. э. билась в судорогах всеобъемлющего кризиса. Эпоха заканчивалась. Эпоха требовала исторической фигуры, которая поставила бы точку на этом этапе развития Рима и привела бы его к мутации в нечто совершенно новое.

Этот мутационный переход и удалось начать Цезарю. Но, читая книгу, подспудно ощущаешь, что автор намекает на простую истину: ускользни удача от Цезаря, историческая задача все равно была бы решена. Явился бы какой-нибудь иной «Цезарь», которого мы бы знали под иным именем. Если бы могильщика Римской республики убила случайная стрела во время кампании против галлов, то Вечный город все равно бы вышел на новый этап существования. Из текста книги видно, что имперский Рим являлся одновременно и естественным завершением предыдущих Римов (и царского, и республиканского), и в то же время — переходом к чему-то совершенно новому, обещавшему иной путь развития для всего человечества.

Э.Геворкяну удалось показать это с блестящим литературным мастерством. При этом — с мастерством очень выдержанным. Автор «Цезаря» нигде не играет нарочито на эмоциях, не злоупотребляет чисто литературными приемами. Этим, к сожалению, нередко грешат профессиональные писатели, создавая документально-художественные сочинения. Теперь же перед нами не просто научно-популярная книга. Перед нами реальный, хорошо написанный исторический трактат, в рамках которого автор высказывает и последовательно защищает определенную историческую концепцию. Читать книгу Геворкяна интересно не только потому, что она написана замечательным русским языком, но и потому, что любопытно следить за логикой развития мысли автора.

При создании книги о Цезаре Эдуард Геворкян конечно же задействовал свой предыдущий опыт писателя, автора заметных научно-фантастических книг, в том числе и недостаточно оцененного критикой великолепного романа «Времена негодяев». В послесловии к «Цезарю» Д.Володихин назвал Геворкяна «сценаристом аварийных романов». Знание «аварийности» общества, понимание того, как оно переживает кризисные эпохи, заметно и в книге «Цезарь». Одновременно видно и умение показать эпоху в виде цельной картины, складывающейся из отдельных значимых событий. В современных условиях, когда история древнего мира кажется чем-то ненужным и излишним, Геворкян создал настолько живой портрет Рима времен Цезаря, что он способен привлечь к себе внимание и специалиста, и читателя, весьма далекого от профессиональных занятий исторической наукой.

И в то же время на фоне гигантских исторических процессов у Геворкяна не исчезает его главный персонаж. Как в хорошо продуманном литературном тексте, Цезарь в книге становится все более значимым героем по мере развития событий. Он и откликается на некие события, и в то же время активно их формирует. Этот персонаж — участник целой исторической драмы, которая разворачивается у нас на глазах. Он постепенно начинает доминировать на сцене. Понемногу понимаешь, что известный нам исторический Рим (не потенциальный, не виртуальный, не альтернативный, а состоявшийся) мог состояться только с таким Гаем Юлием Цезарем. Геворкян очень удачно показывает, как одни исторические случайности выталкивали Цезаря наверх, а в каких случаях он «прогибал события под себя», формировал ход политической жизни поздней республики. И читателю хочется неотрывно следить за этим захватывающим процессом.

Эдуард Геворкян написал удивительно умную и удивительно интересную книгу. Хотелось бы ее рекомендовать всем. Но я не фантаст и не утопист. И понимаю, в какое время живу. Поэтому — рекомендую только интересующимся.







Сообщение (*):

Комментарии 1 - 0 из 0