Познание пламени

Владимир Иванович Иванкин родился в Москве в 1940 году. Кандидат технических наук, доцент.
Работал в Институте повышения квалификации информационных работников Государственного комитета по науке и технике СССР, с 1991 по 2009 год — в том же институте, но в составе Российского объединения информационных ресурсов научно-технического развития (РОСИНФОРМРЕСУРС). Преподавал курс «Научно-техническая информация в СССР», а затем в РФ.
Автор около пятидесяти публикаций по НТИ. После окончания преподавательской деятельности начал «пробу пера» в прозе (16 произведений) и поэзии (54 произведения).

Данный материал представляется как учебное пособие по саморазвитию личности на примере жизни и деятельности Шерлока Холмса.

Неизменный успех Холмса объясняется совокупностью его личностных качеств, а не знаменитым «дедуктивным методом».

Эти качества тесно переплетаются, образуя подобие интегральной системы, которую я назвал бы Системой Шерлока Холмса (далее — Система).

«Краеугольным камнем» этой Системы является неизменная триада. В ненаучных текстах она выражается словами: наблюдениезнаниявыводы; в текстах логики: индукциязнаниядедукция.

Триада обогащается личностными качествами Холмса.

Ниже этот процесс иллюстрируется фрагментами из рассказов Артура Конан Дойла.

Каждый абзац озаглавлен ключевыми словами, обозначающими личностные качества детектива.

Чрезвычайно важную роль для понимания личности Шерлока Холмса сыграли рассказы, включенные в часть, которая в английском оригинале названа «A Study in Scarlet».

В отечественной литературе наиболее распространен перевод «A Study in Scarlet» — «Этюд в багровых тонах», реже — «Багровый след». Есть и такой вариант перевода: «Красным по белому».

Авторы этих переводов, вероятно, поняли записки Ватсона как откровения о необычном человеке, находящемся в постоянной напряженной борьбе с силами преступного мира. Напряженность у них ассоциируется с багровыми (густо-красными, с темными оттенками) лучами и ореолом заката, кровью, передающими гнетущую тревогу.

Я же понял другое.

Начало главы «A Study in Scarlet» нейтрально-повествовательное: военный врач Джон Ватсон после тяжелого ранения в Афганской войне возвращается в Лондон. Он мечтает о покое, апатичен. Финансовое положение ужасно. Он может снять квартиру, только разделив оплату за нее с кем-то на двоих. Неожиданно встречается с давним знакомым, который сказал ему, что некий джентльмен также ищет напарника. Этим напарником оказался Шерлок Холмс.

И вдруг меланхолический сюжет резко меняется на интригу: при первом же рукопожатии, не зная о Ватсоне абсолютно ничего, Холмс заявляет, что Ватсон прибыл из Афганистана. Этот мизерный по объему эпизод возбуждает у Ватсона колоссальный интерес к личности Холмса. А где интерес, там начинается познание.

Итак, познание Шерлока Холмса — вот смысл текста, озаглавленного «A Study in Scarlet».

Изучая тексты оригинального издания «Полного собрания рассказов о Шерлоке Холмсе» (Doyle A.C. Sherlock Holmes: the Complete Stories. Ware: Wordsworth Editions, 2007. 1408 p.), я наблюдал в своих суждениях революционное преображение: Холмс как логичный, бездушный алгоритм на начальном этапе знакомства с ним, а затем, по мере тщательного анализа рассказов, становился для меня человеком, накапливающим, развивающим и излучающим колоссальную энергию ради людей, как Данко, как Прометей.

В данном случае багровый тон для меня не тревога, не кровь, а свет, огонь, источник жизни для людей.

Спорным считаю перевод «Study» как «Этюд».

Этюд в литературе — произведение, посвященное частному вопросу, а автор заведомо представляет конкретную структуру своего произведения.

У Ватсона же записи ведутся спонтанно, почти каждое суждение Холмса для него открытие, то есть новое незапланированное знание. Иными словами, Ватсон хоть и невольно, но изучает Холмса как личность. Если коротко, то записки Ватсона — результат познания. Поэтому слово study я перевожу не как «этюд», а как «познание».

Нет, Ватсон не становится исследователем, потому что у исследователя есть научная цель: подтвердить или опровергнуть конкретную гипотезу, проводя необходимые научные эксперименты и обобщая их результаты.

Каждый день ребенок видит что-то новое, но без определенной цели. Аналогичное нецелевое познание было и у Ватсона.

Итак, «A Study in Scarlet» я перевожу как «Познание пламени».

Дальнейшее изложение — подробнейшая иллюстрация моего впечатления о писателе и его герое.

Чем глубже я изучал произведения Конан Дойла, тем более мне казалось, что я читаю не детектив, а учебное пособие по саморазвитию, а самого автора хотелось назвать выдающимся педагогом и воспитателем и... также большим скромником, сообщившим нам, что «A Study in Scarlet» — это воспоминания доктора медицины, военного врача Джона Ватсона. Значит, читатель может подумать, что завораживающие тексты написаны не Конан Дойлом.

Итак, приступаю к изложению «Учебного пособия “Познание пламени”».
 

Гуманность

Прежде всего, Холмс — образец высокой человечности. Его жизненное кредо — обезопасить каждого человека, кто бы он ни был, поддержать каждого потерпевшего. Данное кредо в текстах явным образом не изложено, но реализуется в конкретных действиях.

Например, хотя Холмс и пообещал Райдеру, что из него получится «порядочный негодяй», но отпустил его, мотивируя свое решение следующим условным суждением: «Упеките его сейчас в тюрьму, и он не развяжется с ней на всю жизнь». «Спасение души человека» возобладало над формальной логикой («Голубой карбункул»).

Еще один пример. Холмс, выполнив поручение короля Богемии, не пожал ему руку. Король «заслужил» такую немилость весьма ветреным поведением с актрисой Ирэн Адлер («Скандал в Богемии»). Более того, Холмс отказался от изумрудного кольца, предложенного ему королем Богемии в качестве вознаграждения, сказав, что он предпочел бы более ценное — фотографию Ирэн Адлер, чему король очень удивился. Король знал цену деньгам, но не душевным порывам. Таким поступком Холмс высоко оценил ум Ирэн Адлер.

Литературная критика также обратила значительное внимание на безукоризненную добропорядочность Холмса.

«Хотя он (Шерлок Холмс. — В.И.) действительно больше всего на свете любит размышлять над загадками жизни, но судьба тех людей, что замешаны во всех этих загадках, мучает и тревожит его», — подчеркивал известный детский писатель, литературный критик, переводчик и литературовед Корней Иванович Чуковский.

Для М.Тугушевой Шерлок Холмс — «защитник и слуга человечества».

Ту же мысль более развернуто излагает Андрей Краснящих: «...на самом деле его (Холмса. — В.И.) цель не мозг свой развлечь и не преступление раскрыть, а помочь несчастному человеку, даже если он не просит о помощи, а отказывается от нее. Он, может быть, единственный по сей день сыщик, который существует не для преступников, а для жертв... Он заступник, он — защитник, он умелый анестезиолог. С той минуты, как мы, растерянные и напуганные, вбегаем в его квартиру, нас тотчас окружает абсолютно непроницаемый колпак безопасности и покоя... Холмса преступники не занимают. Их исповеди интересны читателю — Холмс выслушивает их, зевая. Зато жертву, самую бестолковую и скучную, он никогда не отпустит без полезного совета... Холмс по отношению к клиентам (пациентам) бесконечно терпелив, нежен и заботлив, как мать родная: поит чаем, поучает, при первом подозрении на что-то серьезное выезжает на дом...»

Первый русский биограф Конан Дойла Максим Чертанов особо подчеркивал, что до Холмса суть занятий сыщиков заключалась в том, чтобы они искали преступников, жертвы их мало заботили. К Холмсу же люди приходят как пациенты к доктору.
 

Режиссер, постановщик, артист, психолог, самообладание, целеустремленность, дипломат, мгновенная реакция

В рассказе «Скандал в Богемии» в течение всего лишь одного дня Шерлок Холмс сыграл роль подвыпившего конюха, любезного, простоватого священника, устроил грандиозный «спектакль» с массовой дракой, пожаром, «спасением» женщины от бродяг.

«Сцена потеряла в его лице прекрасного актера», — с восторгом комментирует Ватсон.

Холмс хорошо знал женский характер: при пожаре замужняя женщина спасает ребенка, а незамужняя — шкатулку с самым ценным, в данном случае — с фотографией, которую король Богемии заказал Холмсу. Этим качеством Холмс и воспользовался, чтобы узнать, где Ирэн Адлер прячет фотографию.

В рассказе «Голубой карбункул» Холмс начинал разговор со всеми в вежливой форме, используя комплиментарную лексику. Однажды дипломатия не помогла. Более того, со стороны хозяина торговой лавки Брекенриджа была проявлена бурная агрессия. Холмс мгновенно понял, что этот воинствующий тип «с бакенбардами» и «красным платком в кармане» тогда успокоится, когда одержит победу. Холмс предложил Брекенриджу пари и «проиграл» немалую сумму, изобразив, что «глубоко огорчен», и вышел с «расстроенным видом». Но, покинув лавку, «рассмеялся своим особенным — веселым и беззвучным смехом»: искомый адрес ему удалось узнать.

При этом Холмсу пришлось проявить необыкновенную выдержку, потому что Брекенридж не только нагрубил Холмсу, но и оскорбил его, обозвав гусем. Целеустремленность, присущая Холмсу, не позволила ему поддаться на провокацию ссоры.
 

Тщеславие, самокритика

Еще в начале знакомства с Холмсом Ватсон отметил серьезный недостаток Холмса: «...этот парень, может быть, и очень умен, но он, несомненно, очень тщеславен».

В рассказе «Скандал в Богемии» Холмс получил «щелчок» по своему тщеславию.

Причина в том, что актриса Ирэн Адлер, фотографию которой Холмс должен был доставить королю Богемии, сама, добровольно, в знак глубокого уважения к Холмсу за его артистизм, дала ему эту фотографию. Она разгадала планы Холмса, тем самым доказав, что ее интуиция оказалась прозорливее интуиции Холмса. Тщеславие Холмса было сильно уязвлено. Косвенно Холмс признал свою неудачу, сказав самокритично, что он не полностью выполнил поручение короля.

С тех пор Холмс перестал смеяться над женским умом.

Итак, рассказ «Скандал в Богемии» показывает достаточно убедительный урок для юношей. Это предупреждение им, чтобы они не задирали свои носы перед девчонками. Рано или поздно найдется девчонка, которая сможет их поставить на место. Не забываю добавить: это урок не только для юношей, но и вообще для так называемого сильного пола.

Главная мысль рассказа «Скандал в Богемии» — высокомерное отношение мужчины к женщине надо нивелировать умом, а не осуждением. Поэтому я назвал бы этот рассказ «Мудрость женщины».
 

Любовь

В рассказе «Скандал в Богемии» Конан Дойл очень осторожно коснулся любви Холмса к женщине.

Первое и последнее предложения рассказа содержат возвышенное «Та женщина». Это — скорлупа, а внутренность — только интересные детективные события, не имеющие никакого отношения к любви, то есть орех пустой.

Ватсон объясняет такую пустоту так: «По-моему, он (Холмс. — В.И.) был самой совершенной мыслящей и наблюдающей машиной, какую когда-либо видел мир; но в качестве влюбленного он оказался бы не на своем месте».

Почему же Конан Дойл как бы не к месту коснулся темы любви, очень боязливо, как будто эта тема — пороховая бочка? Да, тема очень остра и сложна.

Почему он не развил ее? Потому что, как я думаю, он, уверенный мастер детектива, боялся к ней подступиться.

Но как выдающийся педагог, Конан Дойл не мог не предупредить нас, читателей, что любовь к профессии и любовь к женщине может составить счастливую гармонию, а может — трагический диссонанс.

Я не хотел бы приводить примеры семейных раздоров из-за столкновения интересов. Они наводят на безысходную грусть.

Ограничусь только одним примером, да и то только потому, что он принадлежит перу Конан Дойла. Я имею в виду захватывающий научно-фантастический роман «Затерянный мир». Хотя это роман о мужестве настоящих исследователей, невозможно не заметить в нем еще один поучительный эпизод: наивная светлая любовь репортера Мелоуна была подавлена эгоистической натурой возлюбленной — она на самом деле любит не человека, а его славу.

Совсем другое настроение охватывает душу, когда вспоминаешь блестящие, как бриллиант, творческие пары и счастливых супругов: Александру Пахмутову и Николая Добронравова, Галину Вишневскую и Мстислава Ростроповича, Тамару Синявскую и Муслима Магомаева, Майю Плисецкую и Родиона Щедрина, Марию и Пьера Кюри, Ирен и Фредерика Жолио-Кюри и др.

В жизни же трагических судеб, к сожалению, значительно больше. Но я не хочу о них писать: слишком печально.

Иногда одержимый талантом творец сознательно идет на жертву.

Шерлок Холмс, например, пожертвовал любовью к женщине. Ради чего? Ради людей! Отсюда у меня ассоциация с Данко, Прометеем...

Все это означает, что юноша, девушка должны уметь разумно соотносить любовь к профессии и любовь к человеку.
 

Целеустремленность, призвание

Холмс считает, что нужно отбирать только и только те сведения, которые полезны для дела. Например, он изучает не всю минералогию, а только характеристики драгоценных камней, так как они «притягивают преступников словно магнит».

Изучает состав крови и изобретает точный тест для идентификации личности — «самое важное открытие для судебной медицины за последние несколько лет».

Он знает сто сорок сортов табака, потому что «эта тема имеет чрезвычайную важность» для раскрытия преступления.

А то, что Земля может вращаться вокруг Луны, его нисколько не интересует, так же как и преступников.

Этот принцип Холмса очень полезен при обучении. Ученик (если он не вундеркинд), стремящийся учиться на пятерки по всем предметам, не выдержит колоссальную нагрузку. Лучше помочь ученику выявить склонность (а она есть у любого ученика) к конкретному предмету, а потом к профессии и пусть он сосредотачивает свои усилия на развитии этой склонности.

Холмс, например, нашел свою склонность: «Наблюдение давно стало моей второй натурой», — и постоянно развивает ее.
 

Самодостаточность, наблюдательность, тщеславие, талант, страсть, упражнения

Начальная глава романа «Затерянный мир» называется «Человек — сам творец своей славы». Примерно так о себе говорит и Шерлок Холмс: «На свете нет и никогда не было человека, который посвятил бы раскрытию преступлений больше труда и врожденного таланта, чем я».

Это всплеск тщеславия, но намного важнее заложенная в этом утверждении заповедь: выяви в себе склонность к конкретному, полезному для общества делу и полностью отдайся ему, непрерывно совершенствуясь.

Грязная, изношенная шляпа — интересный объект для развития наблюдательности. Для Ватсона это пустое («Голубой карбункул»).

В том-то и разница между талантом и заурядностью: первый воплощает страсть, второй же проявляет равнодушие; для первого любая возможность есть повод, чтобы скрупулезно оттачивать свое мастерство, для второго — это «детская забава».

Постоянные упражнения в наблюдательности так развили способности Шерлока Холмса, что множество фактов он может увязать в логическую цепочку в считанные секунды.
 

Интуиция, практика, база знаний

Наблюдению Холмса помогают: «...своего рода интуиция, иногда бывают случаи посложнее — тогда приходится побегать, чтобы во всем разобраться. Не забывайте, что в моем распоряжении имеется уйма специальных знаний, а это значительно упрощает дело».
 

Режим, энергия, отдых, концентрация, наркотики

Вот фрагмент из записей Ватсона: «Холмс... вел спокойную, размеренную жизнь: ложился спать, как правило, не позднее десяти часов, а по утрам неизменно успевал позавтракать и уйти... Иногда он проводил дни в химической лаборатории, иногда в прозекторских, а порой совершал долгие прогулки, которые, похоже, заводили его в самые бедные городские кварталы. Когда Холмса охватывал рабочий пыл, его энергия казалась неисчерпаемой, но время от времени наступала реакция, и он с утра до вечера лежал на диване в гостиной, почти не давая себе труда обронить слово или пошевелить пальцем. В подобных случаях я подмечал у него в глазах такое мечтательное, отсутствующее выражение, что заподозрил бы его в пристрастии к какому-либо наркотику, если бы свойственные ему умеренность и чистоплотность не противоречили этой гипотезе со всей очевидностью».

Цитированный фрагмент иллюстрирует уникальное умение Холмса концентрироваться как во время работы, так и во время отдыха.

Холмс умеет управлять рисками: он сознает, что вообще влияние кокаина вредно, но его стимулирующее воздействие для ума настолько сильно, что побочное его воздействие совершенно несущественно.

Конан Дойл, как дипломированный врач, вероятно, знал о постулате швейцарского врача XVI века Парацельса: «Все есть яд, все есть лекарство; то и другое определяет доза». Поэтому писатель решил через образ Холмса посоветовать нам, как поступать с препаратами, опасными с медицинской и правовой точек зрения.
 

Диалектическая логика, формальная логика

Холмс диалектик: «В таком колоссальном человеческом улье возможны любые комбинации событий и фактов».

Что касается формальной логики, одним из терминов которой является дедуктивное умозаключение, то она необходимая часть расследования Холмса (как необходимая точка в предложении), она же и заключает рассуждение (как точка заключает предложение), но не является доминантой (как не является доминантой точка в предложении).
 

Вывод

Если проанализировать сочинения Конан Дойла о Шерлоке Холмсе с педагогической точки зрения, то получаем ясный ответ на вопрос: как стать счастливым?

Стать счастливым означает найти себя, выявить свой талант и неустанно развивать его.







Сообщение (*):

Комментарии 1 - 0 из 0