Кто тормозит канонизацию Евгения Родионова

К 25-летию мученической кончины Русского воина Евгения Родионова (†23.05.1996)

25 лет его подвигу! И, несмотря на усилия огромного числа патриотов, включая покойного о. Димитрия Смирнова и известного в православном мире журналиста Бориса Костенко, канонизацию воина-мученика Евгения Родионова упорно тормозят. Пришло время серьезно разобраться, кто и почему.

Началось все с подлой статейки в официальном издании Русской Православной Церкви в начале нулевых. Сергей Чапнин взял интервью у секретаря Синодальной комиссии по канонизации о. Максима Максимова и выпустил в православную среду отравленную недоверием стрелу: «Не выдумано ли мученичество Родионова убитой горем мамой?» Получившие исцеления по молитвам к воину Евгению были в ужасе от явной клеветы в стиле «этнических либералов», но пугливая церковная номенклатура «намотала на ус». В Подмосковье митрополит Ювеналий про подвиг Родионова миссионерам рассказывать запрещал (надо отдать должное, были и пошедшие супротив воли старейшего владыки). Настоящая беда произошла с храмами на Украине и в России, которые, надеясь на скорую канонизацию, возводили именно в честь мученика Евгения. Пришлось освящать их в честь иных святых. Так, храм в селе, где родился Женя, — это край старообрядцев в Пензенской губернии — освятили в честь мученика Евгения Мелетинского (III век).

Сергея Чапнина через 11 лет из газеты уволили. Но не за пасквиль на Евгения и Любовь Васильевну Родионовых. Возможно, слишком уж компрометирующе стала вести себя пятая колонна РПЦ — именно так впервые назвали скрытых борцов с Православием после их доклада во вражеском фонде Карнеги.

Мама героя — Любовь Васильевна Родионова — показала высшую степень смирения, все годы воздерживаясь от малейших притязаний на канонизацию сына. Ее героические поездки по военным частям поднимают дух русского воинства как оживший образ Родины-матери с военных плакатов. У здоровых мужиков слезы на глаза выступают, когда слышат ее тихий голос: «Если бы у меня было еще восемь сыновей, никому бы не позволила откосить от армии. Это священный долг каждого мужчины».

Известный московский священник, магистр богословия (имя удержим, чтобы не чинить ему неприятностей) в разговоре с прихожанами сказал: «Как древо прирастает плодами, так Церковь — святыми. Не канонизируя новых мучеников, мы сдерживаем рост и укрепление нашей Церкви. И можем получить за это Божье наказание!»

Почему до сих пор не канонизировали? И действительно, почему?! Грузины прославили Гавриила Ургебадзе (†1995) еще в 2014 году, греки — Паисия Эзнепидиса (†1994) в 2015 году. А у нас до сих пор не канонизированы ни трое иноков из Оптиной пустыни (†1993), ни воин-мученик Евгений (†1996)!

Но русофобов в рясах из пятой колонны в РПЦ страшит не Божье наказание. Их занимает, видимо, совсем другое. Икона современного рядового с нимбом в каждой военной части РФ, безусловно, поднимет русский боевой дух и самооценку государствообразующего народа. Разве можно такое допустить? Русские же приговорены уступить свою землю. Вот и выжидают, пока умрут все, кто 23 мая 1996 года под Бамутом (на границе Чечни и Дагестана) может засвидетельствовать, как русский рядовой даже под угрозой отрезания головы не снял крестик.

Протоиерей Димитрий Смирнов, понимая, что основные свидетели подвига могут уйти на тот свет, пообещал еще на исходе нулевых провести собственное расследование и доказать факт мученичества. Но видимо, супостаты оказались сильней. Когда через 10 лет Борис Костенко организовал телепередачу по теме канонизации, отец Димитрий прямо в студии перед Любовью Васильевной Родионовой искренне расплакался, но об альтернативном расследовании уже речи не вел. Позже в интервью он обошел вопрос дипломатически, указав всем нам обходной путь прославить рядового. И нам бы это подхватить!

Но православный люд, в массе своей приученный смиряться перед любым решением чиновников от Церкви, на все имеет ответ: «Значит, на то воля Божия!» Или еще вариант: «Родионова не канонизируют, чтобы не провоцировать конфликт с кавказцами». И мало кто знает, что Рамзан Кадыров лично пригласил маму воина Евгения в Чечню — попросить от лица чеченцев прощение (насколько это возможно) за совершенное злодеяние. На месте казни в присутствии мусульман был отслужен священником православный молебен. «Я бы гордился такими мужественными воинами в собственной армии!» — заявил Кадыров. А про убийц воина-мученика добавил: «А их мы не считаем за людей!» — и изрек на них проклятие, страшней которого нет для чеченцев: «Мы не дадим похоронить этих шайтанов в нашей земле!»

Слава о воине Евгении продолжает расти. После канонизации его в Сербии в мае 2011 года «новомученик Евгений воин» был даже рекомендован православным капелланам армии США для совершения панихид. Тремя годами до этого он был прославлен как местночтимый святой Астраханско-Енотаевской епархии. Его икону даже успели показать Путину при посещении им астраханского собора.

Дошла слава воина-мученика и до Голландии. Кинематографисты из Амстердама приехали снимать фильм. Им удалось проникнуть в Патриархию, где тот самый о. М.Максимов не постеснялся прямо на камеру намекнуть на сомнительность всей этой истории. И даже озвучил причину отказа в канонизации: «Воин Евгений умер за родину, а не за Христа». Вот оно как! Оказывается, в кабинетах Патриархии сидят уранополиты.

Большинство православных даже не в курсе, что, прикрываясь памятью убитого экстремистом священника-миссионера, нам активно насаждают доктрину, отрицающую в Православии патриотизм. Причем по хитрости внедрения все это очень напоминает вспыхнувшую когда-то в Новгороде ересь жидовствующих: УРАНОПОЛИТИЗМ против ПАТРИОТИЗМА.

Нельзя продолжать уповать на то, что канонизация Евгения Родионова сама собой произойдет. Не произойдет! Ее важно у Бога вымаливать, для нее нужно потрудиться (просветительство, акции увековечивания подвига и т.д.), и на ней нужно грамотно настаивать.

Вообще, если мы хотим уберечь Православие, нам нужно вырваться из навязанных нам стереотипов мышления постсоветского богословия, где партийная дисциплина вытеснила соборность. Нам нужно, не нарушая Богом установленных правил Церкви, не уходя в раскол, не опрокидывая всю церковную иерархию, научиться крепко бороть церковный бюрократизм.

Не научимся бороться с новым игом — исчезнем как народ, а Православие мутирует в какую-нибудь «уринополисию».

И в заключение голландский фильм, который дал возможность увидеть лицо одного из исполняющих волю пятой колонны РПЦ. Тот самый о. М.Максимов сидит в Синодальной комиссии все на том же месте. И ему подобных там, видимо, развелось немало.

Для уранополитов, как известно, родина и Христос понятия не совместимые...







Сообщение (*):

Комментарии 1 - 0 из 0