Спектакль, всколыхнувший страну, или Свастика над Канадой

Александр Ресин родился в Моск­ве в 1961 году. По специальности биолог и географ. Работал в Институте эволюционной морфологии и экологии животных имени А.Н. Северцева АН СССР, в Институте охраны природы и заповедного дела Министерства экологии и природных ресурсов СССР, в совместной советско-вьет­намской экспедиции и в Монреальском университете в Канаде. Автор более двадцати научных статей и двух монографий. Публиковался в русскоязычной прессе в Канаде. Дипломант конкурса журнала «Москва» «60+», в разделе «Публицистика», за статью «Как Сталин снижал цены» (2018). Живет в Монреале, Канада.

Как известно, во время Второй мировой войны боевые действия практически не коснулись североамериканского континента, хотя и США, и Канада принимали активное участие в борьбе с Германией и Японией. Но мало кому известно, что столица канадской провинции Манитоба город Виннипег во время войны неожиданно был захвачен нацистами и был переименован в Гиммлерштадт, главная улица была названа Гитлерштрассе, и последствия этого события сыграли немалую роль в изменении отношения канадцев к войне и нацизму.

До Второй мировой войны знамена со свастикой свободно развевались на улицах североамериканских городов. Практически до начала войны организации фашистского толка, провозглашавшие те же идеи, с какими Гитлер уже устанавливал новый порядок в Европе, свободно функционировали в Канаде и США. Численность их в Канаде была по сравнению с США не велика, но многие политические деятели, официально не входя в эти организации, придерживались похожих взглядов.

Если в XIX веке Канада активно принимала евреев и в результате с 1850 по 1920 год в страну въехали свыше 190 тысяч еврейских иммигрантов, преимущественно из Восточной Европы, то с началом распространения фашистских и нацистских взглядов в Европе политика страны резко поменялась. За следующую четверть века, на которую пришлись холокост и отчаянные попытки евреев спастись из погружающейся в фашизм Европы, Канада впустила только 5000 евреев. Официально правительство ссылалось на тяжелое финансовое положение, вызванное последствиями Великой депрессии.

Свою роль в такой политике сыграл возглавлявший в 30–40-х годах ХХ столетия канадскую миграционную службу Фредерик Блэр, не скрывавший своих антисемитских взглядов. Такая политика по отношению к «еврейскому вопросу» присутствовала в тот момент в Канаде на всех уровнях общественного устройства, и многие учреждения были пропитаны духом антисемитизма. Соответственно, канадское правительство сквозь пальцы смотрело на появление в стране фашистских и антисемитских партий.

Наиболее сильные антисемитские настроения были во франкоязычном Квебеке. Там преднамеренно нагнетался страх «еврейской экспансии». Газеты в 30-е годы пестрили заголовками «Еврей — вор», «Остерегайтесь евреев», «Евреи мечтают о мировом господстве». Многие политики провинции одобряли подобные высказывания, включая и мэра города Квебека Эрнеста Грегуара, который в 1936 году рекомендовал на митинге 20-тысячной толпе антисемитскую газету «Патриот». Антисемитские настроения в провинции подогревались католической церковью и Национальным союзом, во главе которого стоял премьер-министр провинции Квебек Морис Дюплесси.

Первая официальная фашистская организация в Канаде образовалась в Виннипеге по образцу Британского союза фашистов, основанного в 1932 году. На пике своей популярности организованный в Виннипеге Канадский союз фашистов, переименованный затем в Канадский союз, насчитывал около 200 человек, но и тех со временем растерял, оставшись в результате с 30 адептами. Большинство же последовало за лидером монреальских фашистов Адриеном Аркандом, который провозгласил себя «канадским фюрером». Собранный в результате в Торонто, в провинции Онтарио, конгресс под руководством Арканда собрал около 4000 наци, а новоявленный фюрер курировал издание нескольких газет, преимущественно антисемитской направленности, и предлагал депортировать из Канады всех евреев. Еще в середине 30-х годов на дверях магазинов и ресторанов Канады обыденным явлением были таблички с надписью «No Jews, Niggers, or Dogs» («Евреям, черномазым и собакам вход запрещен»).

В 1939 году премьер-министр Британской Колумбии Томас Дафферин Пэтталло публично заявил, что возглавляемая им провинция будет принимать всех беженцев, но не евреев. После этого гостиницы начали размещать таблички: «Евреи и собаки не требуются», а по Канаде прокатилась волна вандализма: разрушались еврейские надгробия, поджигались еврейские магазины, стены пестрили оскорбляющими евреев граффити. В результате дошло до случаев нападения и избиения евреев, а затем были введены дискриминирующие квоты. Например, евреи были ограничены в праве селиться в некоторых районах, появились квоты и на поступление евреев в университеты, и на принятие их на различные должности и работы. Существовал лимит и на посещение евреями некоторых клубов и курортов.

Постепенно почти вся Европа склонила голову перед Гитлером, и последний оплот — Великобритания держалась исключительно благодаря островному положению и оставалась единственной страной, активно боровшейся с нацизмом и фашизмом. Опасаясь захвата острова, Англия даже вывезла весь свой золотой запас в Канаду. Политические элиты Канады вдруг осознали, что доморощенные наци не такие безобидные, как это казалось раньше. Появилась реальная, как тогда казалось, угроза высадки германского десанта на британских островах. И в этом случае собственноручно выращенные националисты становились «пятой колонной», авангардным отрядом фашизма.

Фашистские партии были запрещены.

В сентябре 1939 года канадское правительство объявляет Германии войну и принимает новую оборонную доктрину и акт о войне. Многие положения этих документов и вводимые жесткие меры были направлены против целого ряда политических партий и движений: отключив на время демократические институты и презумпцию невиновности, наиболее активных уличных националистических политиков без суда и следствия арестовывали и отправляли в лагеря для интернированных лиц. Под действие акта, к слову, попали не только фашистские партии, но и коммунисты.

Но все-таки война в Европе была далеко, и большая часть населения Канады лишь относительно ощущала тот ужас, который испытывали жители стран, на территории которых велись боевые действия. Боевые действия в пределах собственно Канады происходили только в территориальных водах страны, куда проникали немецкие подводные лодки, стремившиеся потопить суда, отправлявшиеся в Европу.

В шесть утра 19 февраля 1942 года самолеты со свастикой приземлились на аэродроме Селкирка, Виннипег. Нацистские патрули ворвались в город, арестовали диктора радио и, дождавшись подхода основных сил, быстро заняли западную часть города. Примерно в 7.00 зазвучала сирена, предупреждавшая об авианалете. Командование канадских сил обороны приказало жителям хранить светомаскировку. В небе появились германские самолеты и обрушили на мирно спящие районы авиабомбы. Через три минуты после авианалета наземные части противника атаковали позиции канадской армии. Под грохот канонады и треск пулеметных очередей, быстро смяв оборону передовых отрядов, гитлеровцы продвинулись к центру города. Канадские части, отступая, взрывали за собой мосты.

К 9.30 утра защитников города оттеснили к зданию мэрии и взяли в кольцо. Отчаянное сопротивление канадских сил было сломлено, они вынужденно капитулировали. Фашисты заполонили улицы города.

В 9.30 утра город сдался. Брэндон, Флин-Флон, Селкирк и другие небольшие городки капитулировали. Манитоба стала германской провинцией. Канадский флаг над городом Форт-Гарри был заменен на свастику. Сам город переименован в Гиммлерштадт, а главная его улица названа Гитлерштрассе. Все высшие чины города арестованы.

В честь победы гитлеровцы устроили военный парад. По одной из центральных улиц города Портадж проехали танки с крестами на броне, за ними шли пехотинцы. Повсюду спускались канадские флаги и поднималась свастика. Газету «Виннипег трибун» новые власти переименовали в газету виннипегских лжецов. Вышел номер с первой страницей на немецком языке, другие полосы были набиты материалом на плохом английском. Статьи пестрили армейским юмором. Одна называлась «Великий день», в ней автор превозносил германского фюрера и вежливых, терпеливых солдат рейха. Также он добавлял, что непонимание местным населением их собственного счастья очень нервирует нацистов, и обещал научить население «правильному пониманию» реальности, дескать, бывшие премьер Манитобы и мэр Виннипега уже проходят усиленное переобучение в концлагере.

Нацисты напали на распространителя газеты «Winnipeg Free Press», конфисковали и уничтожили ее тираж. У входа в публичную библиотеку жгли книги. Солдаты грелись у костра, так как на улице было холодно (–8 °C). Захватчики принялись мародерствовать. Они ограбили полицейский участок, вынесли оттуда бизоньи шубы, стали врываться в дома жителей и выносить понравившиеся вещи.

Солдаты останавливали автобусы и обыскивали пассажиров. Отряд нацистов ворвался в ресторан и выкинул оттуда посетителей. В приподнятом настроении солдаты съели еду, которая была на столах. Об оплате не могло быть и речи.

Грабили рестораны, магазины, двери церквей заколачивали досками, священников увозили в неизвестном направлении. Директора школ арестовывались, и школы распускались, по радио шла единственная учебная программа «Нацистская истина».

Католические и протестантские церкви были закрыты, священники, протестовавшие против беспредела захватчиков, брошены за решетку. Любое инакомыслие пресекалось на корню.

Не было создано никакого ополчения, не было даже локальных стычек: одни испугались, другие просто смирились, а третьи приветствовали вхождение провинции в состав рейха.

Эрих фон Нейренберг стал гауляйтером провинции. Он назначил шефа местного гестапо и огласил цель оккупации: использовать низкую плотность канадского населения, чтобы заселить территорию истинными арийцами.

Фон Нейренберг объявил захваченную территорию частью рейха и ввел комендантский час.

Декрет гауляйтера расклеивали на стенах общественных зданий и церквей. Священнослужителей арестовывали и отправляли в концлагерь. Канадская вещательная компания вела программу «Свастика над Канадой», гремели военные марши и транслировались речи Гитлера.

По всему городу были разбросаны листовки, развешаны прокламации с новыми правилами поведения горожан:

1. Эта территория в настоящее время является частью великого рейха под юрисдикцией гауляйтера полковника Эриха фон Нейренберга.

2. Запрещается появление гражданских лиц на улицах города с 9.30 вечера и до рассвета.

3. Запрещаются скопления более восьми человек в одном месте.

4. Каждый домохозяин должен предоставить достаточно места для расквартирования пятерых солдат.

5. Все военные и полувоенные организации распускаются. Женские объединения, бойскауты и другие молодежные организации разрешаются только под контролем гауляйтера.

6. Все владельцы автомобилей, грузовиков и автобусов должны зарегистрироваться в комендатуре и получить пропуск на машину.

7. Каждый фермер должен немедленно проинформировать комендатуру обо всех запасах зерна и скота.

8. Все национальные эмблемы, на которых нет свастики, должны быть немедленно уничтожены.

9. Каждому жителю города будет предоставлена регистрационная карта. Еду и одежду можно приобрести только при предъявлении этой карты.

10. Следующие преступления караются смертью без суда и следствия:

а) попытка организовать сопротивление оккупационной армии;

б) въезд или выезд из провинции без разрешения;

в) сокрытие наличия товаров и запасов;

г) хранение огнестрельного оружия.

В 19 часов произошло чудо. Как будто по взмаху волшебной палочки бесчинства прекратились, и ошеломленным виннипегцам объявили, что все, что они испытали, было лишь имитацией того, что может быть, если Канаду захватит нацистская Германия.

В постановке принимали участие порядка 3500 человек из местных армейских частей и ветеранских организаций. Добровольцы молодежной организации «Young Men’s Board of Trade», переодетые в германскую форму, доставленную из Голливуда, с нарисованными сабельными рубцами на лицах, изображали нацистов.

Самолеты действительно курсировали над городом, но бомбы, конечно, никто не сбрасывал. Были заложены взрывпакеты в безопасных местах, и по сигналу специальные команды саперов привели их в действие. Подобные хлопушки сработали и на мостах при «отступлении» канадских войск, имитируя подрыв. Немецкие танки с успехом сыграли бронетранспортеры «Bren Carrier». «Перестрелки» велись холостыми патронами.

Грандиозная акция, не имевшая по масштабу в мире аналогов, была продумана до мелочей. Пострадавших не было, если не считать постановочные стоны и крики актеров, замотанных в перепачканные красной краской бинты.

Когда инсценировка закончилась, все «награбленное» и «конфискованное» вернули законным владельцам. Издательству возместили ущерб за уничтоженный тираж газеты, а ресторану выплатили компенсацию.

Ко всеобщему облегчению, участники постановки прошли торжественным строем по Портеджу, улице, где еще недавно ездили танки с крестами. Актеры несли плакаты: «Это не должно здесь произойти!» Постановка обошлась организаторам в 3 тысячи долларов!

После этих событий, когда даже на третьем году Второй мировой войны канадцы в своей массе воспринимали европейский театр боевых действий делом, их напрямую не касающимся, многое изменилось в их сознании.

В то же время спектакль выявил и малоприятные факты, о которых постарались забыть. Когда актеры в фашистской форме шли по улицам, к ним подбегали местные жители и предлагали отвести «фашистов» в дома, где живут евреи. И это были не единичные случаи. Неприязнь гитлеровского режима к евреям была хорошо известна еще до начала войны.

Этот спектакль всколыхнул общественность. Организаторами планировалось собрать по Манитобе 45 млн долларов. Для этого выпустили облигации военного займа. Первый же день принес рекордную сумму в 3,2 млн долларов. Всего за пять дней Виннипег собрал 24 млн, а со всей провинции поступило 60 млн. Мероприятие широко транслировалось в национальном масштабе. В целом по стране канадцы приобрели военных облигаций на сумму около 2 млрд долларов, что в эквиваленте на 2021 год составляет примерно 29 млрд канадских долларов. Эта сумма превзошла самые оптимистичные ожидания устроителей акции по сбору средств.

Театральное представление стало крупнейшим военным учением в мировой практике в живом мирном городе, о котором, правда, не знали местные жители.







Сообщение (*):

Комментарии 1 - 0 из 0