Неутоленный русский путь

Евгений Юрьевич Юшин родился в г. Озеры Московской области. Школу, а затем историко-филологический факультет пединститута окончил в Улан­Удэ. После службы в армии работал в Центральном доме культуры железнодорожников в Москве, где вел литературное объединение «Магистраль».
Работал в отделе поэзии журнала «Молодая гвардия». С 1999 года главный редактор журнала. Автор семи поэтических cборников. Лауреат ряда литературных премий и конкурсов.
Член Союза писателей России.

* * *
Взорвалась весны пружина.
Через кованые льды
Реки мечут, выгнув спины,
Тонны стонущей воды.

Петухи на шест взлетают,
Рвут зарю на лоскуты,
И огни ее вплетают
В размохренные хвосты.

На окне — слеза мороза.
Солнце режет напрямки.
Сок березовый тверезый
Тащат в ведрах мужики.

Покачнулся дед Василий, —
Верно, воздух закружил, —
И вздохнул: — Видать, осилил.
Ну и ладно. И дожил.


* * *
Горит звезда над синим бором.
Луга политы молоком,
И день уходит за угором
Перепелиным говорком.

Качнется люлькою дорога,
И в лунных перьях ходит рожь.
Для счастья надо так немного,
Когда судьбу свою поймешь:

Вот этот путь меж трав безвестных,
Цветов, неброских, но родных,
В пыли дорог, в дождях небесных
И серых селах холстяных.

Вот этот путь в лугах и падях,
Где Русь навстречу сквозь леса
Несет в березовых окладах
Озер живые образа.

Вот этот терпкий век от века,
Но напоивший песней грудь,
В тоске полей и перьях снега
Неутоленный русский путь.


* * *
Режет поезд путь холодный,
Пляшут вихри на хвосте.
Словно лентой пулеметной
Окна жгут по темноте.

Снег бушует — что за пьянка! —
Воздух искрами прошит.
Свою шубу наизнанку
Вьюга вывернуть спешит.

Мчится поезд степью пенной,
Степью бражной, дрожжевой.
Может быть, во всей Вселенной
Он один всего живой.

Он летит, а по вагонам
Кто-то дремлет, кто-то пьет,
Кто-то молится иконам,
Кто-то денежки крадет.

И рыдая, и бушуя,
Дни дымят из года в год.
Снятся людям поцелуи,
Снится мама у ворот.


* * *
Надо жить и радоваться жизни,
Наслаждаться каждым новым днем,
Потому что никому не вызнать,
Сколько мы на свете проживем.

Рухнет гром и разойдутся травы.
Все живем у бездны на краю.
Луговой цветок не ради славы
В душу улыбается твою.

Оглянись! Прошла еще минута,
На минуту стал короче век.
Жизнь идет, но люди почему-то
То весну зовут, то первый снег.

Сколько дум зарыто в этих пашнях,
Где поют и злаки, и цветы!
Сколько жизней спит отликовавших,
Так и не дождавшихся мечты!

Тут их тьма и тьма и тысяч тыщи.
Жизнь — сейчас. Грядущее — во мгле.
Ходят, ходят люди по кладбищу,
Ищут свое место на земле.


* * *
Нет-нет и нахлынет сиротство,
Прокатит в груди сквозняком,
И только душа разберется
С туманом за синим окном.

И с этой продрогшей дорогой
В ее одиноком пути,
И с этой травинкой убогой,
Которой уже не цвести.

Летят перелетные птицы,
Летят перелетные дни,
И только душа-проводница
Зеленые ставит огни.

А дни зажигают то желтый,
То красный на кленах огонь.
Ну что же ты, сердце, ну что ты
Сжимаешься, словно гармонь?

Не часто мне матушка снится.
Неужто я в чем виноват?
Летят перелетные птицы.
Они-то вернутся назад.


Гроза

Вздоха никому не обещала.
Навалилась, тяжести полна,
Оглушила веси, оковала
Неземная, злая тишина.

Но — взялось! И понеслась ограда!
На колени рухнули кусты!
И, кривляясь, в дикой пляске сада
Молнии рубили с высоты.

И грома рубили наудачу
И швыряли небо на порог.
И тряслись, захлебываясь, плача,
Колеи расхристанных дорог.

Что же я, восторженный безумец,
Вдруг покинул теплую кровать,
Выбежал из дома и любуюсь,
Когда надо прятаться и ждать?

Так реви, разгульная стихия!
Шеи проводов хрипят навзрыд.
Это скачут кони дождевые,
И вскипают лужи дрожжевые,
И трава копытами бурлит.


* * *
Конечно, странно, что мне хочется
Все это снова подсмотреть:
Сырых проселков одиночество
И золотую листьев смерть…

Еще не раз такое сбудется,
Что улетит листва с ветвей.
Зачем же сердце так любуется
Сиротством леса и полей?

Оно задумчивостью молодо.
Пусть холодок скользит в груди,
Но мне не так уже и холодно
Под эти думы и дожди.

Комментарии 1 - 0 из 0