Судьбу рассекает жизнь

Александр Естиславович Суворов родился в 1965 году в Казани. Окончил Литературный институт им. А.М. Горького и аспирантуру. Поэт, прозаик, литературовед. Лауреат премии журнала «Москва» за 2007 год. Член Союза писателей России. Живет в Москве.

* * *
В храме Бог меж людьми обитает.
Гулко бьется мирская капель,
И взволнованный ангел слетает
На младенца в святую купель.

Ради этого все начиналось,
И невеста свой плод зачала —
Ведь Пречистая Матерь все знала
Наперед — и дитя сберегла.

А на улицу выйти — так дико,
Так безумно сверкают глаза,
Что родными мне кажутся лики
И близки так, что ближе нельзя.

В храме Бог посылает мне слезы —
Плачет сердце над жизнью моей.
Все мне кажется: каяться поздно —
С каждым годом поздней и поздней.

Пусть дитя, что ликует в купели,
Наперед углядит свой удел
И запомнит, как ангелы пели,
Чтобы жить, как Господь повелел.


* * *
Кругом пустота с пустотой играет
И пыжатся пузыри.
Не надо ада, не надо рая,
Не знаешь — не говори.

За пышным столом одна смерть пирует —
Шершавая, как доска.
Мы жмемся, сиротский кусок воруем,
Будто два голодных щенка.

Нам мало жизни, в ней все уныло,
Лишь ветер как пес кружит
И вновь близнецов разрывает милых,
Судьбу рассекает жизнь.

Неправда, солнце, что все спасемся
На утлом мостке луны.
Как волчий хвост, на ветру трясется
Акулий хребет волны.

Пусть флаг Небесного коммунизма
И плещется над водой —
Какое дело до вечной жизни
Тому, кто горит звездой!


* * *
Я знался с горними людьми,
И в тонком полусне
Александрия снилась мне
На вороном коне.
И Клеопатры тонкий стан
Свивался, как змея.
Цвели лилейные уста,
Томленье затая.
Остыли ныне зеркала,
Века покрыла тьма.
Судьба дала мне два крыла
Да толику ума.


* * *
Наши чада — цветы
Из дымящихся, трепетных жерл,
Наши души — лишь дым,
Из земли вырастают фонтаном.
Не сумев побороть
Злую немочь стареющих тел,
Имя ищет свободы,
Покинув остов безымянный.
Новый парус кроится,
И прочь уползает заря.
На пурпурных сосцах
Закипает вино молодое.
Это утро стучится —
Вот и кровь налита в якоря,
И веревочный стяг
Распустился тревожной листвою.


* * *
Арабески на плоском небе —
Все созвездия взаперти.
Не заботься о бренном хлебе,
Было б только вино в горсти.

Только б ноги влачить по свету,
Только б злую не клясть судьбу,
А судьба твоя — быть поэтом,
Даже если лежишь в гробу.

Мне приснилось прикосновенье
И шагов торопливый шелк.
Было, было в моих мгновеньях
Незабвенно и хорошо.


* * *
Мы платим за наше счастье.
Много, мало ли — не считали.
Кто над волей своей не властен,
Тот блажен в поднебесной дали.
Мы считаться с судьбой не стали,
Стоя в дымке предвечной тайны, —
На краю страны чужедальней
Мы земную боль отстрадали.
Выпускай нас на свет печальный,
В мир погоста, где нет печали.
Где под солнцем, в тенистых кущах
Занавешенных дней ушедших
Нам, наверное, будет лучше:
Наши души забвенье лечит.
За стеною дождя прохладной
Сердцу в горести станет легче.
Сон не станет за грех расплатой,
Ведь младенцы не виноваты
В том, что было невесть когда-то.







Сообщение (*):

Комментарии 1 - 0 из 0