Вот такие гуси (Или расправа с театром кукол на Спартаковской)

Александр Николаевич Чехонадский — московский журналист и драматург. Имеет высшее техническое и высшее богословское образование,кандидат технических наук. Его пьесы записаны на радио,ставятся на сцене и публикуются в печати.

Вот такие гуси, Или расправа с театром кукол на спартаковской

В кукольном мире Москвы недавно произошло небывалое событие. За короткий срок,начиная с весны 2012 года, в столичном театре кукол на Спартаковской улице была произведена полная замена не толькоруководства, но и практически всего театрального коллектива вместе с репертуаром. «Перезагрузка» театра с 83-летней историей стала очередным звеном в «перекраивании театральной карты Москвы» нынешним столичным департаментом культуры.

Напротив выхода из метро «Бауманская» по улице озабоченно спешат москвичи и приезжие, перегруженные бесчисленными проблемами. Иногда они замедляют шаг у торца желтого, под цвет осени, двухэтажного, аккуратного московского особняка с разрисованными окнами и ощущают неожиданное желание улыбнуться. Из окон домика выглядывают Дюймовочка, Буратино и Айболит и многие другие герои любимых с детства сказок. Кукольный театр возникает нежданно и тут же исчезает из глаз прохожих, оставляя у них в душе неуловимый ностальгический свет — воспоминание по умчавшимся куда-то детским годам. Порой гуляющие с детьми мамы из соседних домов сворачивают за угол, ко входу в сам театр, чтобы заранее купить для своей крошки билеты на любимый кукольный спектакль этой осенью. Напрасно. Многие даже не подозревают, что ожидает их в ближайшие дни в этом театре. И где теперь веселый Буратино и все остальные герои любимых сказок...

Почему Департамент культуры осво­бодил от должностей директора и худ­рука Театра кукол на Спартаковской — Вячеслава Крючкова и Юрия Долгорукова? Вот как прокомментировала это заместитель руководителя Департамента культуры Москвы Евгения Шерменева: «Театр на Спартаковской находится в старинном особняке в районе Бауманской. К ним действи­тельно ходят люди, есть спектакли, но претензии у нас в основном творческие — театр не развивается. Мы получили анализ критиков СТД (Союза театральных деятелей), которые последнее время отсматривали спектакли. Анализ неутешительный: провинциальный театр низкого уровня, о существовании которого многие москвичи и не знают».

А мнение зрителей кто-нибудь спросил? А форум на сайте кто-нибудь почитал? Московский театр на Спартаковской — практически единственный, куда можно было привести детей 3–4 лет! К тому же в этом театре были совсем невысокие цены на билеты (200–250 руб.). Благотворительные билеты для детских домов и интернатов — еще дешевле или бесплатно. Для детей-инвалидов (колясочников) — бесплатно. Для нынешнего департамента такая цена на билеты — недостаток. Как, видимо, неважно им и то, что маленьких детей надо развивать и постепенно знакомить с нашим культурным наследием. А в этом театре знали и знают, как это делать, не одно поколение москвичей выросло на спектаклях Театра кукол на Спартаковской.

С 1 апреля 2012 года приказом Департамента культуры Москвы «кризисным» директором Московского театра кукол был назначен Григорий Леонидович Папиш. При представлении его театру, куда коллектив не был официально приглашен, Папиш заявил, что будет работать быстро и интересно, при этом добавил, что массовых увольнений не будет. Кроме того, на последующей, и единственной, встрече с труппой он обещал, что будет приглашать лучших режиссеров театра кукол, которые будут ставить выдающиеся спектакли, которые в свою очередь «прославят театр и сделают его лучшим в России». Эти обещания успокоили и окрылили труппу.

«К сожалению, его слова резко разошлись с делом», — писали потом в вышестоящие инстанции актеры уничтожаемого театра. «Первое, с чего он начинает, — выбрасывает на помойку архив театра, памятные афиши, документы, почетные грамоты, подписанные известными деятелями СССР и России». (Среди чудом спасенных актерами кассет по истории театра в мусорном контейнере оказались видеозапись спектакля «Гуси-лебеди» и некоторые другие материалы.) «Такое поведение воочию свидетельствует об отношении Папиша к истории Московского театра и его традициям. Сразу после этого он стал настоятельно предлагать сотрудникам административных, хозяйственных и технических служб увольняться “по собственному желанию”. В итоге уже к концу июня театр покинули около 40 человек. Также практически были аннулированы мастерские театра по изготовлению кукол и реквизита. Ни один приказ об увольнении не был вывешен на доску объявлений и приказов. Все происходило келейно, за спиной коллектива. 17 июня закончился театральный сезон, и Папиш стал принуждать к увольнению актеров труппы, независимо от возраста, званий и заслуг. Он заявил, что в новом сезоне ни одного спектакля из прежнего репертуара идти не будет, что они подлежат списанию! Вместо этого он будет брать в аренду небольшие спектакли других, зачастую частных, театров и прокатывать их в малом зале. Причем цены на билеты будут повышены... Таким образом, театр потеряет своего зрителя. Что касается большого зала и фойе театра, то они будут сдаваться в аренду под корпоративные мероприятия. Кроме того, вызывая практически всю труппу артистов и склоняя их к уходу из театра, он заявлял: “Мне не важно, какие вы артисты — плохие или хорошие, вы театру не нужны”. Не желая при этом объяснить дальнейшую репертуарную политику. В середине лета в театре репетируется один спектакль, “Сказка о потерянном небе”, взятый в аренду, в котором заняты всего три человека. А также осваиваются куклы-марионетки из спектакля “Дюймовочка” (на музыку Паганини) частного театра из Санкт-Петербурга, изготовленные еще в 2000 году, которые театр хочет приобрести... На сборе труппы Папиш заявил, что должности художественного руководителя или главного режиссера в театре теперь не будет. Вместо этого он ввел странную должность — заместитель директора по творческой части, которую занимает Соня Дурова, не имеющая по образованию никакого отношения к театру. В его окружении находятся люди, никогда не работавшие в репертуарном театре. Таким образом, Москва лишается единственного и старейшего Московского театра кукол с огромной творческой биографией. И возникает вопрос, и не только у коллектива театра: не является ли все это рейдерским захватом удобно расположенного здания, практически в центре Москвы?»

 

Разгромленный старейший в Москве детский театр являлся в многомиллионном городе полноценной и заслуженной «рабочей лошадкой» его весьма скромного «кукольного хозяйства». Как эту лошадку кормили, холили и лелеяли и ею управляли, должны спрашивать мы, зрители, с чутких, дальновидных и участливых работников СТД и департамента, а не наоборот. И то, что эта лошадка себя не рекламировала, тоже вопрос не к лошадке, а к извозчику!

Но Департамент культуры на отчаянное обращение коллектива театра упрямо ответил, что отступать от задуманного не намерен: «Согласно концепции, представленной театром в Департамент культуры, новая творческо-административная команда ставит перед собой серьезную задачу — превратить Московский театр кукол из маленького театра с очень узкой зрительской аудиторией и консервативным художественным направлением в актуальный, многожанровый, высокотехнологический театр кукол, в репертуаре которого будут представлены ВСЕ жанры, стили и направления, существующие в современном мировом театре кукол».

Но для решения этой исключительно своевременной глобальной кукольной задачи нынешнего двухэтажного домика у метро «Бауманская» не хватит. Придется в распоряжение новой творческо-административной командыпередать еще, как минимум, и все помещения СТД. Тем более что в работе СТД тоже можно найти что-нибудь консервативное.

Подумаем, однако: во сколько эта «перезагрузка» обойдется столице? Кто-нибудь оценил материальные потери города от этой скоропалительной акции? Куклы, артисты, работники мастерских и другой персонал, годами создаваемый реквизит, многолетний творческий опыт, декорации — все козлику под хвост. Героическая бульдозерная акция передовиков от культуры против «плохого» вкуса «стремительным домкратом» снова падает на плечи и головы невзыскательных московских налогоплательщиков! Во сколько встанет одномоментная необходимость постановки «на мировом уровне» 20 новых спектаклей (если, конечно, она планируется)? Сколько уже потрачено денег из городского бюджета на ненужный и непонятный новый ремонт в только что отремонтированном здании и приобретение готовых спектаклей со стороны? В программке театра за октябрь этого года перечислено столько новых проектов антикризисного руководства, что не остается сомнений, что бывший театр превращен в бойкую площадку для проката всего, чего угодно, кроме показа малышам нормальных детских сказок: тут и интерактивные и обучающие представления, экспериментальные постановки с использованием необычных художественно-оформительских решений, театральный сериал и т.д. и т.п.

А что будет со «свернутым» реквизитом? Совсем не нужно быть пророком, чтобы ожидать, что в каком-нибудь подвале, где его «временно» разместят, неожиданно прорвет трубу с горячей водой. И будет это, естественно, в пятницу вечером, и до понедельника никто про эту аварию ничего не будет знать. Объяснят (если еще удосужатся объяснить), что ущерб минимальный. Пострадали только старые декорации и списанные куклы. Город ничего не потерял, потому как театр был плохой, а куклы — страшные! Зато подвал наконец отремонтируют и устроят там самый настоящий артхаус! Приходите на банкет по случаю его красочного открытия!

 

Чтобы изобрести велосипед, надо вовремя родиться. Ну а если опоздал — уничтожить вокруг все ранее созданные образцы велосипедов и их конструкторов. Всем понятно (но неприятно) желание изобретателей новых «сценических велосипедов» скрыть с глаз людей то, чем давно уже богато искусство, чем дорожат театральные музеи. И в первую очередь это — порядочность и душевная доброта. Держу пари, ни один из новых персонажей спектаклей бывшего МТК не повторит простые слова девочки Элли из «Волшебника изумрудного города»: «Сильные всегда должны помогать слабым!»

Только дилетанты не знают, что «игра с предметами», которую нам насильно навязывают и выдают за некое сверхмировое открытие «передовых» театров, входит в программу второго курса профессиональной подготовки будущих кукольников.

«Современный кукольный театр во многом утратил свою былую кукольность и за счет этого стал гораздо более театральным!» — пытаются сегодня внушить своим зрителям-марионеткам нынешние театральные комиссары, вопреки таким близким русской душе пророческим словам К.С. Станиславского о пустоте подобной театральности. Кстати, за рубежом традиционный и экспериментальный театры сосуществуют, а у нас классический, особенно русский, — вырубают под корень! При этом, однако, главные проводники этого истребления могут быть весьма озабочены сохранением традиционного турецкого теневого театра «Карагёз» на международных фестивалях.

И об особой ауре разгромленного театра. Думаю, все зрители ощущали его неповторимую ауру, которая возникла там от сочетания детской чистоты, обстановки доброй сказки, а также душевности и дружелюбности персонала. А лучшей платой артистам служили веселые улыбки детей.

Помню: самым счастливым мгновением лично в моей детской теат­ральной жизни всегда было радостное ожидание перед чудесным, уже освещенным, но еще закрытым занавесом, под музыку начинающегося спектак­ля... О какой положительной ауре может теперь идти речь, когда чуть ли не первым делом нового директора стала забота о продаже спиртных напитков в буфете театра?

 

А тем временем в столице вновь вспоминают известный анекдот уже в современной редакции:

— Чтоб завтра вы все, актеришки консервативного направления, в полном составе были на арт-перекличке и общем театральном построении! С утра, оболтусы, мы всех вас, вместе с вашими невзыскательными зрителями, будем окончательно превращать в марионеток! Ясно?

— Так точно. А веревки с собой приносить или они за счет департамента?

 

Театр, на мой взгляд, в том числе и детский, кукольный, является элементом внутреннего мира русского человека, а не промелькнувшим перед глазами зрителя событием очередного яркого шоу. Поэтому нынешним «преобразователям» нужно осознать, что посягательство на русский театр является посягательством и на наш внутренний мир! Можно яркой «театральностью», о которой так настойчиво предупреждал Станиславский, завладеть всеми театральными сценами в мире, но ни на миллиметр не продвинуться в глубь русской души! Даже если на всех углах то громогласно, а то презрительно называть ее и пыльной, и серой, и консервативной.

Борьба с любым кризисом, и театральным тоже, требует выработки новых путей выхода из него. Нужно не истреблять и казнить неугодные театры, а публиковать новые пьесы! В стране уже практически нет, кроме скромного сборника ВЦХТ, изданий по детской драматургии. Необходимо открывать перед людьми новые возможности, а не закрывать существующие. А с такой удушающей культурной политикой собственно России не будет вообще.

Сколько можно задавать в письмах подобострастные вопросы горе-управленцам, разрушающим нашу культуру? А получив ответ, почесывать затылок и помалкивать? Будем взыскательнее! Пора уже открыто и всюду комментировать ответы властей на заданные им обществом вопросы.

Все, конечно, понимают, что очередной разрушительный «культпроект» против русского театра развеется в конце концов, как тургеневский дым. Но новые руины, а точнее, нанесенные нашей культуре раны, порожденные безответственностью, злонамеренностью и карьеризмом, останутся.

Откуда возьмется доверие к городской власти, которая способна с легкой рукой и быстротой молнии разрушать в столице старейшие театральные коллективы, будто это незаконные табачные киоски у метро?

Нельзя позволять власти (вместо обсуждения совместно с обществом вдумчивой театральной политики) вовлекать себя в изнурительную игру «в наперстки». Каждый уже знает, что, несмотря ни на какие письма-протесты, команда Департамента культуры предполагает в этом году продолжать «перекраивать театральную карту Москвы» и «дать толчок» еще 20 московским театрам, включая Театр Гоголя (первый по списку), артисты которого, однако, смогли сплотиться на организованный отпор безумию!

«Эта компания попытается всех обмануть, запугать и добиться своих целей», — считает Павел Любимцев. В своей эмоциональной речи на недавнем митинге у памятника Пушкину в защиту театра Гоголя известный телеведущий высказался и об СТД: «Что это за творческий союз такой, который не пытается защитить людей от уничтожения и нищеты? Чего стоит этот союз? Напрашивается печальный вывод: этот союз стоит 30 сребреников! К людям театра я обращаюсь с призывом не молчать. Это очень нехорошо и недальновидно... Завтра то же самое может случиться с любым из нас. И тогда никто не поможет и никто не защитит! Не спрашивай: по ком звонит колокол? Он звонит по тебе!»

 Россия стремительно теряет культурную привлекательность как для населения ближнего зарубежья, так и для всего мира. Кто ответит, когда, по примеру Москвы, последуют разгоны последних русских театров уже и на «постсоветском пространстве»?

Все эти мерзости, которые сегодня шквалом налетают на нас, вырывая из рук народа то одну, то другую еще оставшуюся у него культурную ценность, далеко не случайны — они связаны одним планом, цель которого  — затолкать всю русскую культуру в матрешку, а ту часть, которая не влезла, — искоренить. А потом дешево подторговывать обрывками русской славы где-нибудь далеко-далеко, на тихоокеанском рынке.

 

В конце сентября я приезжал к зданию Московского кукольного театра, чтобы сделать несколько фотографий для данной статьи, и еще обнаружил на боковом фасаде здания привычные изображения Буратино и других сказочных героев, которых тогда не посмели снять новые хозяева здания, чтобы заранее «не засветиться» перед ничего не подозревающими людьми, проходящими по Бауманской улице.

Встретил я тогда в кассах театра и очаровательную малышку Майю с мамой Татьяной, которые пришли купить билеты в кукольный театр на новый сезон. Мама рассказала, что она и ее двухлетняя Майя со своей подружкой четырех с половиной лет ходили на сказку «Гуси-лебеди», и она им очень понравилась. (Не трудно предугадать их реакцию, когда им разъяснят, что по распоряжению новой творческо-административной команды Майю теперь в театр по возрасту уже не пустят.)

Уверен, что можно было бы вдумчиво исследовать в театре на Бауманской «феномен маленького зрителя в кукольном театре» и вместе с психологами выработать действительно новый, прорывной подход к задаче воспитания нынешних дошкольников. Но получается, что сегодня легче все разогнать и запретить, чтобы «быть поближе к мировым стандартам и все дальше развивать в стране право людей на свободу мнений». А заодно повсюду истреблять «пыльную сказочку, так называемый яркий красочный спектакль, к сожалению, бессмертный и во все времена лишенный художественной совести» (Наталия Каминская,театральный критик. Журнал «Итоги». 2012. № 35).

Именно русские крестьяне пронесли через века и сберегли для нас с вами сокровенную сказку «Гуси-лебеди». Первое, что приходит на ум при размышлении о странствовании героя на птицах, — это сезонные путешествия Аполлона на колеснице, запряженной белоснежными лебедями, ставшими в глубокой древности звездными приметами ночного неба. Денеб — самая яркая звезда созвездия Лебедя, или небесного лебедя, которого также называют Северным Крестом, — выполняла тогда роль Полярной звезды. То есть вся видимая вселенная вращалась вокруг нее. Но звезда Денеб никогда не подозревала, что станет настолько старой и «пыльной», что найдутся некие земные жители, которые попытаются отправить ее на слом, а потом единодушно и радостно заменят провокационной игрой в каракули...

Комментарии 1 - 0 из 0