За недосказанным признаньем

Ольга Владимировна Дьякова родилась в Москве. Окончила Тимирязевскую академию и Высшие литературные курсы при Литературном институте им. А.М. Горького. 
Автор двенадцати книг. Лауреат премий журналов «Москва» и «Литературная учеба», альманаха «Московский Парнас», премии Козьмы Пруткова в жанре сатиры. Дипломант Горьковской литературной премии, лауреат Всероссийских литературных премий им. Н.М. Рубцова и им. А.П. Чехова. Лауреат литературно-общественной премии им. Владимира Маяковского. Награждена Чеховской медалью, дипломом 1-й степени «Золотое перо Московии» и орденом «В.В. Маяковский».
Член Союза писателей России. Живет в Москве.

* * *
Раскачались серьги
Из алмаза-камня.
Вскинулось сердечко
От тревоги давней.

Муж в поход собрался —
Видно, не вернется.
Лишь звезда немая
Дрогнет над колодцем.

Да луна над садом
Свой распустит локон,
Буду молодая
Горевать у окон.

Коротко ли, долго,
Времени покорный,
Созревает жемчуг
В раковине черной.

А и то признаться —
Стук лесного дятла
Резко оборвался
Гулом непонятным.

В туфлю из шагрени
Оберег вложила —
Милому поможет
Неземная жила.

Ни змея, ни аспид
Друга не коснутся.
От жестокой смерти
Очи не сомкнутся.

Бросилась молиться,
Муж поднял за локти.
И ушел с рассветом
В даль, где грохот глохнет.


* * *
Хранят чугунные решетки
Волненье северной воды.
Перебирает память чётки
Неодолимости судьбы:

В кристалле бесконечных граней
Она просвечена до дна.
Мерцайте, годы испытаний,
Сверкай, воскресная волна.

Поющей влагою пропитан
День, перекрашенный листвой,
С далекой карты неба считан,
Неповторимый, только твой.

Непостижимое прозрачно
И неподвластное дано, —
Не потому ли ветер мрачно
Рвет беззащитное окно?


* * *
В пустынном парке царит Морфей.
Не спят три Парки судьбы моей:
У первой — память на жребий, рок.
Вторая тянет стезю в клубок,

А третья медлит ее прервать,
Восходит бледной луны печать.
Отдам на откуп во власть богинь
Смятенный опыт, видений дым.

Не слышен прялки неспешный стук.
Мой ропот жаркий в плену их рук.
Одну из нитей заменит луч —
Мой вдохновитель средь гневных туч.

Пройду под аркой густых ветвей.
Не дремлют Парки судьбы моей.
Мечту и случай — сплетут в одно,
Им не наскучит веретено.


* * *
Звонит ли колокольчик навесной
У дома твоего, как прежде?
В пустеющие рощи за рекой
Ты смотришь ли с былой надеждой?
В пустеющие рощи за рекой…

Они пригрезятся в бессонный час,
Когда звезда к утру светлеет.
И грусть любви объединяет нас
На расстоянии сильнее.
И грусть любви объединяет нас.

Ее призыв услышав в первый раз,
Я ускользнула от ответа.
Металась бабочка — узорный глаз
Под крышей, чуть дождем задета.
Металась бабочка — узорный глаз...


* * *
Никаким коням не обогнать
Черных скакунов летучих туч.
Ничего не повернуть мне вспять
На пути, пролегшему как луч.

Сердце, раскаленное грозой,
Вспыхнет светом неизбежных встреч.
Только взгляд, мерцающий звездой,
Никому к утру не уберечь.


* * *
Месяц за тучею — черная джонка
Дальних надземных морей.
Хмурое небо мне кажется ломким
По­над простором полей.

Ветер скитается в поисках жертвы,
В круг загоняя табун.
И появляется в мареве блеклом
Мост — неподвижный горбун.

Сон ли придет, как молчание мысли,
Или бессонницы страх —
Мир не оставит божественной кисти,
Высветив сумрачный шлях.


* * *
Боль памяти превозмогает слёзы
И сдерживает радость перемен.
Ведь лепестки твоей засохшей розы
Затмили буйство белых хризантем.

И порастают былью, как травою,
Мои воспоминанья о весне.
Идешь чужой исхоженной тропою,
Цепляют ветки мыслью обо мне.


* * *
Зачем придумывать стихи,
Когда под вечер, безыскусно,
Вдали выводят пастухи
Мелодию прозрачной грусти.

К чему загадывать любовь,
С надеждой вглядываясь в звезды?
Ведь месяца седая бровь
Не дрогнет на людские просьбы.


* * *
Спешу проститься — наконец
Без оправданий.
А правду знает только лжец —
Знаток признаний.

На откровениях — налёт
Разоблачений.
Зачем снижается полёт
Былых значений?

В крушении больших надежд —
Крупица счастья.
Осенних выцветших одежд
Сквозит участье.

Сквозь строй сатурновых колец —
Туман пророчеств.
Не знает правды даже лжец
В дни одиночеств.

И суждено нам вскрыть конверт
От Высших судей.
Но все ли приоткроет смерть —
Хозяйка судеб?


* * *
От зноя выцветают травы,
Мелеет в заводи река.
У солнца жаркие забавы:
Ни облаков, ни ветерка.

Пропитан пижмою, полынью
Горячий воздух, спит пион.
Сотру со лба твое унынье,
Прижав прохладную ладонь.

Но и в минутах созерцанья
Таится чуткий непокой.
Так, в недосказанном признаньи
Мятежных чувств бушует рой.


* * *
У обрыва — мох и глина,
Сосны смотрят вниз.
Теплоход проходит мимо,
Будто чья-то жизнь.

Ветер дверью обветшалой,
Как веслом, стучит.
На гвозде оставлю ржавом
Стёртые ключи.

Я шагну в туман белёсый,
Плотный, как стена.
А чужое счастье просит:
«Не сходи с ума».


* * *
Стряхнула снег сырой
С плаща стального цвета.
Холодною порой
Все ярче снится лето.

Душистый апельсин
Катаю на ладони.
Ты ни о чем спросил,
И тихо стало в доме.

На письменном столе
Прижал стихов беспечность
Увесистый Рабле,
Шутя попавший в вечность.


* * *
Сквозь зелень — синяя вода
И рябь от ветра.
И ни души, и не следа
На километры.

вдали теряется тропа,
Играют блики,
И в уголках сухого рта
Вкус земляники.


* * *
Попутчиков не помня имена,
В душе легко я воскрешаю встречи.
И в замкнутом пространстве спит судьба,
Что к странствию толкнула в поздний вечер.

Жизнь до краев наполнена была
И утолить могла любую жажду.
Но я ее упорно не пила,
Боясь поднять со дна скупую правду.

Бессонница. Ночная тишина.
И до конца пути земного —
                                                без тебя.


* * *
Перебирая ворохи известий
В безлюдье станций посреди ненастья,
Я не хочу искать в созвездьях
Мгновенья ускользающего счастья.

Теперь, когда мы вместе снова,
Рассвета негу провожаем рядом,
Ни одного не пропущу я слова,
Движения улыбки или взгляда.

 







Сообщение (*):

Комментарии 1 - 0 из 0