Преодолев земные сроки

Ольга Владимировна Дьякова родилась в Москве. Окончила Тимирязевскую академию и Высшие литературные курсы при Литературном институте им. А.М. Горького. 
Автор двенадцати книг. Лауреат премий журналов «Москва» и «Литературная учеба», альманаха «Московский Парнас», премии Козьмы Пруткова в жанре сатиры. Дипломант Горьковской литературной премии, лауреат Всероссийских литературных премий им. Н.М. Рубцова и им. А.П. Чехова. Лауреат литературно-общественной премии им. Владимира Маяковского. Награждена Чеховской медалью, дипломом 1-й степени «Золотое перо Московии» и орденом «В.В. Маяковский».
Член Союза писателей России. Живет в Москве.

* * *

Прошли беззвучные туманы,
К земле пригнувшись, стороною,
Заботливо бинтуя раны
Стволов с отставшею корою.

Тускнели в зарослях созвездья,
На отмелях дремали рыбы,
И мы скрывались от возмездья
Ветров, гулявших на отшибе.

Мир выжидал. Искрились дали.
Лесная скань — ларцы сквозные.
Казалось, не было печали
В утробно булькающей тине.

Зеленый Сириус светился
Над почерневшими стогами.
Рассвет замедленно и чисто
Рос огневыми письменами.


* * *
Северный ветер в июне
Мечется, как сумасброд,
В синей небесной лагуне
Дни непогоды несет.

Ветка стучит онемело
В стекла веранды в мольбе,
Помнится, с солнцем хотела
Я говорить о тебе.

Сколько б ветра ни бубнили,
Как бы ни гнули свое,
Люди — опасней стихии
И беспощадней ее.


* * *
Синие ирисы белых ночей
Будто бескровны.
Бьются о камни в печали ничьей
Невские волны:

Неумолимо о смерти поют
Рано ушедших.
Где же созвездий дрожащих приют,
Лун сумасшедших?

Слабые всплески рождают покой
Мерным повтором.
В вызове выгнулся мост разводной
Перед разъемом.

Город глубокий всех тайн не отдаст,
В холоде скрытых.
Не утешай нас, Екклесиаст,
Богом забытых.


* * *
По старым письмам листопада
Пройдем сквозь полосы дождя.
В размытом дне уже не надо
Цепляться взглядом за тебя.

Прощание — вхожденье в осень,
Как завершение главы.
Страница триста двадцать восемь,
Где мы с тобой еще на «вы».


* * *
Меняли форму облака,
Стирались вымыслы.
Лишь в юности любовь легка,
Теперь мы выросли.

Но прошлое встает сквозь сон
Из снега талого.
Нас развела далеким днем
Нелепость малая.

Не затерялся мой портрет
За годы в комнате.
Я говорю: «Былого нет».
А вы все помните.


* * *
Иссечена немой размолвкой,
Стою у стылого крыльца.
Созвездья всходят гравировкой
Неутомимого Творца.

В игольное ушко продень-ка,
Что исполином вдаль прошло.
На предпоследнюю ступеньку
Я опускаюсь тяжело.

Костер из черных веток сада
Упрямо тлел тебе вослед.
Но звук шагов уже не падал
В тиши отчаяньем в ответ.

Полярная звезда сияла
На самом краешке ковша.
А я стояла у провала,
Обугленной листвой дыша.


* * *
Пиши мне письма от руки,
Преодолев земные сроки,
Неисчерпаемость реки
Пусть перейдет в простые строки.

И запятых и точек дождь
Переливает перламутром.
Одну из фраз ты зачеркнешь,
Но отгадать ее не трудно.

Какая засуха в письме —
Вот дата, подпись и прощанье.
Но даже в равнодушном сне
Горю я жаждой ожиданья.


* * *
Меж полей по августу скитаться,
По зарайским землям предзакатным.
На ходу с дождем расцеловаться,
Надышаться днем дремотным, мятным.

И под вечер яблоневый, лунный,
Посмотреть, как в небе ходят волны.
Тень мелькнет картонною плясуньей,
Отзываясь в сердце легкой болью.

А в руинах спят вороньи гнезда,
Валуны не раскрывают тайны.
И свиданья станут несерьезны,
Будто кем-то излечились раны.


* * *
Когда настанет мой черед
Светиться счастьем непривычным,
Пойдут часы наоборот
Назло неумолимым числам.

Часы с кукушкой новый ход
Судьбы оповестят по-птичьи.
Пусть время полетит вперед,
Оно влюбленным безразлично.

Еще последние лучи
Озерных вод не исчерпали.
И ты не говоришь: «Молчи», —
Как при свидании, вначале.


* * *
Закалена холодной ковкой
Ограда старого дворца.
Над ней такой же месяц колкий
И только что из-под резца.

Душой уткнувшаяся в стену
Изрешеченной полумглы,
Я шла на ощупь во Вселенной —
Вокруг роились звезд шмели.

Но и в ночи необоримо
Мной ощущался жар ядра
Земли живой, неколебимо
Сиявшей маяком добра.


* * *
Я превратилась в ожиданье.
Мир нитью осени прошит —
От влажного ее дыханья
Темнеет лес, как старый скит.

В стихии радости — нет брода,
Ведет нас будущего зов —
Души летучая природа
Над бронзою литых стихов.

И полосою пограничной
Почила полночь у ворот.
На страже дома — зверь античный
Внимает плеску звездных вод.

Нам ночь дана как покаянье,
Иначе видится в ней путь.
А месяц — белый голубь знанья,
И больше с неба — не свернуть.


* * *
С земли увидеть Млечный Путь,
Как колею большой дороги.
В ее туманности влекут
Потусторонние чертоги.

Вновь око вещего огня
Лучом пройдет по окнам дома.
Не грустно мне, что я одна
И с Бесконечностью знакома.

Мерцает месяца цитрин
Меж облетевших веток тонких.
И путь возможен не один
В преодоленье странствий долгих.

И Геркулесовых столбов
Нетленны каменные ноги.
Рассечь запутанность узлов
Дано нам все-таки в итоге.







Сообщение (*):

Комментарии 1 - 0 из 0