Воины железной хватки

Ольга Петровна Иженякова родилась в поселке Кондинском Ханты-Мансийского округа Тюменской области. Окончила высший технический лицей и Тюменский госуниверситет.
Публикуется с 16 лет. Автор книги прозы «Обратная сторона».
Живет в Москве

До сих пор до конца не оценен вклад сибиряков в дело Великой Победы. А ведь воины-сибиряки участвовали во всех сражениях самой страшной в истории человечества войны: на Рейхстаге поставили свои автографы «сибирские медведи». Первыми из сибирских соединений с врагом встретились бойцы легендарной 16-й армии под командованием генерал-лейтенанта М.Ф. Лукина. В районе Шепетовки, а затем под Смоленском ее дивизии вступили в бой. Ожесточенное сопротивление 22 июня 1941 года вражеским частям на реке Прут оказали воины 30-й Иркутской дивизии.

Сибирский военный округ с началом войны сформировал из добровольцев несколько лыжных батальонов, которые впоследствии участвовали в историческом сражении под Москвой, в ходе которого развеян миф о непобедимости немецкой армии. При том что обмундирование и питание у немцев, не говоря уж о боевой подготовке, были намного качественнее. Трофейные вещи поражали воображение русских солдат. Особенно умиляли индивидуальные аптечки, тогда как в советских госпиталях не хватало даже бинтов, разрезали постельное белье для перевязок. При обороне Тулы отличилась сформированная на Дальнем Востоке 413-я дивизия. Страшные бои выдержала она в период 18–21 ноября, истребив за короткий срок около 2500 фашистов. В составе 16-й армии, той самой, которая первая встретилась с немцем, действовала прибывшая с Дальнего Востока 78-я стрелковая дивизия, основу которой составляли бывалые охотники-промысловики. «Дивизией железной хватки» назвал ее впоследствии новый командующий 16-й армией генерал К.К. Рокоссовский. Эта дивизия отличалась тем, что несла минимальные потери, как людей, так и орудий, при том что с фронтовыми задачами справлялась превосходно и в минимальные сроки. Шесть сибирских дивизий (32, 78, 82, 93, 119, 133-я) и две бригады (29-я, 71-я) вскоре после начала войны стали гвардейскими.

Роль сибирских воинов в Московской битве признавали и сами немцы. Так, бывший начштаба 4-й армии Г.Блюментрит писал: «Сибиряк... еще выносливее, еще сильнее и обладает значительно большей сопротивляемостью, чем его европейский соотечественник». Разгром войск неприятеля под Москвой сорвал все гитлеровские планы молниеносной войны. Враг обозлился. Воспользовавшись отсутствием второго фронта, гитлеровское командование летом 1942 года быстро подготовило наступление на юге. Для отпора врагу на Сталинградском направлении Ставка Верховного Главнокомандования выдвинула резервные 62, 63, 64-ю армии и 12 июля 1942-го создала из них единый Сталинградский фронт. В составе этих армий были дивизии из Сибири. На разных этапах Сталинградской битвы участвовали в боях 87, 96, 126-я дальневосточные, 116, 321, 399-я забайкальские и 112, 284, 308, 399-я сибирские дивизии и несколько отдельных стрелковых бригад, которые пользовались особой «популярностью» у немцев. Большинство этих бригад были сформированы из 17-летних парнишек, знавших до этого войну только по книжкам, однако тем не менее пользовались оружием они умело. В Сибири каждый мужчина с рождения воспринимается как охотник, и учат обращаться с оружием еще в малолетнем возрасте. Но эти вчерашние мальчишки могли быть и героями. Подвиг под Сталинградом совершил воспитанник Шайтанского детского дома Тюменской области гвардеец-связист Матвей Мефодьевич Путилов. Будучи тяжело раненным в обе руки, теряя сознание, отчаянным рывком соединил концы оборванного провода телефонной связи, крепко стиснув их зубами. Он умер с проволокой в зубах. За этот подвиг Путилов посмертно награжден орденом Отечественной войны. О его гибели рассказывает фронтовая листовка, один экземпляр которой хранится в Волгоградском музее обороны: «Смерть немецким захватчикам! Прочти и передай товарищу! Сталинградец! Будь стойким, как Матвей Путилов… Отомстим за Матвея!»

Высоко оценен подвиг «сибирских медведей» на полях сражений у Волги. Несколько дивизий награждено орденами, а четыре из них — 96, 284, 304, 321-я — преобразованы сразу же в гвардейские. В обстановке патриотического подъема проходило формирование добровольческих стрелковых бригад в Омской области (до 1944 года в ее состав входила Тюменская область), Алтайском и Красноярском краях. От добровольцев в военкоматах не было отбоя. Воины-девушки быстро перестали быть редкостью, из них быстро получались отличные снайперы, не говоря уж о мирных профессиях — медсестер, связисток, прачек. Только в Ханты-Мансийске к апрелю 1943 года более 1500 молодых людей прошли занятия по противотанковому бою, 2221—125-часовые курсы бойцов-лыжников. Было подготовлено 506 бойцов по штыковому бою, 21 минометчик, 28 снайперов, 46 истребителей танков, 200 станковых и ручных пулеметчиков, 407 стрелков-женщин, 36 медсестер и 100 сандружинниц, 118 обладателей значка «Ворошиловский стрелок». Вскоре 150-я дивизия и 74, 75, 78, 91-я стрелковые бригады сибиряков составили 6-й стрелковый Сибирский корпус. Корпус в ноябре 1942 года начал свой боевой путь на Калининском фронте. За проявленную отвагу 150-я стрелковая дивизия 16 апреля 1943 года преобразована в 22-ю гвардейскую, а бригады были сведены, соответственно, в 56-ю и 65-ю гвардейские дивизии.

В войну быстро становились профессионалами. Стал гвардейским и 6-й Сибирский корпус. В конце сорок второго из дальневосточных и забайкальских пограничников были сформированы 140-я Сибирская, 106-я Забайкальская и 102-я Дальневосточная дивизии. Они явились ядром 70-й армии, которая в феврале 1943-го спешно отправлена на Центральный фронт — наиболее опасный участок войны в то время. В начале того же, 1943 года из сибирских авиаполков создается 278-я Истребительная дивизия. Приказом наркома обороны от 4 мая 1943 года ей присваивается соответствующее название «Сибирская». В частях, где воевали сибиряки, царила атмосфера справедливости и веротерпимости. По словам солдат и офицеров, здесь меньше «стучали», чем в остальных воинских соединениях, воины были более сплочены и почти не скрывали своей принадлежности к Православию. Осенить себя крестным знамением перед боем считалось обычным делом (и это в эпоху воинствующего атеизма!). Кроме того, сибиряки, ясное дело, легко переносили холод.

Сохранилось воспоминание о военном лете 1943 года медсестры на Курском направлении фронта Титовой Александры Григорьевны: «Особенно тяжело приходилось летом. У раненых из-под гипса лезут белые черви. На передовой хорошую перевязку сделать некогда, а бывает и нечем. Я, когда впервые увидела это, чуть сознание не потеряла. А начмед сказал: “Ничего, это даже хорошо. Медицина утверждает, что черви поедают гной, чистят раны”». Тем не менее события под Курском имели неожиданный поворот. Немецкие армады натолкнулись на невиданное сопротивление. Бесстрашным воздушным бойцом в Курской битве проявил себя летчик-красноярец А.Л. Кожевников. За войну он провел 69 воздушных боев и сбил 27 немецких самолетов, выполнил более 300 боевых вылетов. Сибиряки сражались на Белгородском направлении, внесли свою лепту в освобождение Орла. Вот воспоминания непосредственного участника тех событий Кривенцова Федора Панфиловича: «В 1943 году в Орловской области мы восемь месяцев в обороне стояли под городом Мценском. Силы немец туда свои лучшие бросил. Сколько людей погибло! Настоящая мясорубка. Когда немца прогнали, нас под Белую Церковь перебросили. Пешком двое суток шли. В четыре часа утра на место прибыли. Восемь дней простояли. Пришел приказ: в наступление. Двенадцатого марта опять в бой. Сутки бой шел. Наших много полегло. Меня в том бою ранило в ногу. Вены перебило. Кровь хлещет, а санитаров нет. Командир батареи затащил меня в блиндаж, пакет санитарный разорвал, перетянул мне ногу и по рации санитаров вызвал. Немного погодя прибегают две собаки с “лодкой”. Санитарные носилки были так приспособлены, чтоб на них волоком можно было раненых перевозить. Меня положили в эту “лодку” — и вперед. К санчасти “подрулили” — они в лай. А там уж знают — раненый, значит, прибыл. Меня в госпиталь, а собачки опять на поле боя. Когда случалось, что раненого некому в “лодку” погрузить, так собаки его за шиворот сами затягивали. Чудо, да и только! Умницы. Сколько солдат жизнью своей этим собакам обязаны».

Вскоре стало известно о победах Иркутской дивизии, преобразованной впоследствии в 55-ю гвардейскую. Она сыграла большую роль в освобождении города и порта Новороссийска. В воздушных боях на Кубани во всем блеске проявился талант сибиряка А.И. Покрышкина. Одна из наиболее ярких страниц в истории войны связана с обороной города на Неве. В обороне Ленинграда принимали участие и славные сыны Сибири. Важную роль в срыве фашистских планов под Ленинградом в 1941–1943 годах сыграла 59-я армия, целиком состоявшая из сибирских дивизий. Вот как описывает один из эпизодов войны Злыгостев Александр Матвеевич, 1913 года рождения, который живет сейчас в Белоярском районе Тюменской области: «Рассвело, нас “засняла” фашистская рама “фокке-вульф”. Летчику сверху хорошо было видно, что у лыжников не было противовоздушного прикрытия. А сами безуспешно пытались подстрелить наглого воздушного наблюдателя. Из оружия у красноармейцев были пулеметы Дегтярева да автоматы Шапошникова. Пули только отскакивали от вражеских самолетов. Спустя полвека помнится тот день до мельчайших подробностей. Это был страшный бой. За разведчиком-“рамой” навалилась на нас авиация, вначале бомбили, а потом, видно бомбы пожалели, стали расстреливать нас с воздуха. Летели с бешеным ревом, без глушителей. Резвясь, выкашивали оглушенных солдат. Встретить и прикрыть лыжников должны были наступающие советские войска. Так, по крайней мере, нам объясняли перед выходом их боевую задачу. Но наступления так и не было, и почти вся бригада осталась навечно лежать на льду озера Ильмень». На Ленинградском фронте 16 декабря 1941 года повторили подвиг Н.Гастелло три крылатых богатыря: летчик-томич И.С. Черных, стрелок-радист читинец Н.П. Губин и штурман С.К. Косинов. В прорыве вражеской блокады Ленинграда в январе участвовали 364-я Стрелковая дивизия омичей, 368-я — тюменцев, 372-я — алтайцев и 376-я — кемеровчан. Вот рассказ непосредственной участницы битвы за Ленинград тюменки Александры Степашиной-Иволгиной: «…последняя ночь перед великой битвой — 14 января. Кругом тишина, как в нашем селе перед грозой. У нас все готово — мы ждем сигнала. Бойцы меня дергают: “Скоро ли?” Я им киваю головой: мол, ждите. А ночь, как во сне, медленно-медленно тянется. Вот уже и рассвет: девять часов тридцать минут, ребята скинули чехлы со стволов. Девять… тридцать пять… развалены снежные заборы перед огневыми позициями. И вдруг выстрелы! Как в бурю, нарастал вой и свист тысяч снарядов. “Началось”, — передавалось из уст в уста. Заряжающие еле успевали принимать снаряды. Шестьдесят пять минут артиллерийский огонь бушевал одновременно во всех траншеях противника, крошил дзоты, надолбы, позиции вражеских батарей в самой глубине. А потом медленно стал сползать с передней траншеи, по снежному полю тут же рванули пехотинцы. Спустя несколько минут они уже были на немецких позициях. Через пять дней яростных сражений нами взяты Красное Село и Ропша, а на Вороньей горе развевался красный флаг. Девятнадцатого января, в день праздника Крещения Господня, произошла встреча передовых частей сорок второй и второй ударной армий. Двадцать второго января на рассвете взорвались последние снаряды. Два человека были убиты и трое ранены, это были последние жертвы обстрелов…»

Огромный вклад внесли сибиряки в освобождение Прибалтики. Гавриил Епифанович Собянин — одна из наиболее легендарных личностей Югры (Ханты-Мансийский округ), участник двух мировых войн. А тогда просто неуловимый снайпер-«невидимка» уничтожил 61 фашиста и несколько врагов взял в плен. В наступательных боях 1944 года он не раз ходил впереди роты. О мужестве и геройстве сибиряка говорят скупые слова документов военного времени: «25 февраля 1944 года в бою за деревню Саакада (Эстонская ССР) рядовой Собянин в жестоком лесном бою шел в наступление впереди роты, огнем из винтовки он сразил трех немецких снайперов-кукушек, а всего — более десяти гитлеровцев. Будучи ранен, ушел с поля  боя только по приказу командира».

В октябре–ноябре 44-го наши войска нанесли сокрушительный удар по немцам в Заполярье. Воздушным снайпером называли в дни освобождения Польши летчика из Алтая П.А. Плотникова, Героя Советского Союза. За время войны он совершил 343 боевых вылета, сбил 5 самолетов, потопил в Черном море 6 транспортов, уничтожил 3 железнодорожных моста, 7 эшелонов с войсками и вооружением, более 200 вагонов, поджег 250 автомашин. За большие заслуги перед Родиной в 1945-м П.А. Плотников награжден второй медалью «Золотая Звезда».

А вот воспоминание о войне в Варшаве тюменки Александры Филиновой: «Понимаешь, привыкаешь ко всему. Бомбежка — и не страшно. Поляки тоже привыкли. Контузило меня под Варшавой, ранило. Бомба взорвалась, волна... Меня закопало так, что одни ноги над землей оказались, по ним и нашли. Сразу меня в госпиталь. Варшаву я так и узнала. И дорогу от Варшавы до Берлина помню. По краям фруктовые деревья. И гладкая, как стрела, была дорога. Дома я таких не видела. У польки, что ни спросишь, один ответ: “Фшиска герман забрал”. Спрашиваю: “Где туалет?” А она мне отвечает: “Фашист в Германию забрал”. Это же надо! Один раз мы шли со “стариками” в “коридоре” между минными полями. КЗОТ. Я присела. Чувствую, снег подо мной подтаивает. Что такое? Посветите, говорю. Это я на мертвого немца села...»

Невыносимо тяжелые бои пришлось вести сибирякам и в Венгрии. Так, в 4-й гвардейской армии, наступавшей на Будапештском, а затем на Венском направлениях, проявили себя, 4-я и 68-я гвардейские дивизии. В соседней 46-й армии воевала 109-я гвардейская дивизия, возглавляемая иркутянином И.В. Балдыновым. 24 декабря 1944 года она плотно замкнула кольцо окружения вокруг Будапештской группировки. «Освобождение Европы — это кошмарный, ни с чем не сравнимый сон, — вспоминал ветеран Александр Данилович Бердиков из Ханты-Мансийска. — Мы видели то, что оставляли после себя фашисты. Детские трупы, которые нам пришлось доставать из колодцев, изувеченных людей, полуживых, а в котлах, ну, где пленникам варили еду, чего только не было: лошадиные ноги вместе с шерстью и копытами, гвозди...» Заключительной операцией войны была Берлинская. В небе над Берлином надежно прикрывали наши войска летчики-истребители 9-й гвардейской дивизии под командованием А.И. Покрышкина.

Вклад сибиряков в Великую Победу был несомненен, как несомненны их мужество, воля, самопожертвование.







Сообщение (*):

Комментарии 1 - 0 из 0