История Рогожской слободы

Рогожская слобода возникла в конце XVI века близ деревни Андронихи на левом берегу Яузы, когда в местности Рогожка стали селиться ямщики, занимавшиеся «ямской гоньбой» (доставкой государевой почты) и перевозками товаров из Москвы в село Старый Рогожский ям (позже — Рогожь, город Богородск и в советское время — город Ногинск).

В 1697 году (по другим сведениям — в 1642 году) жители образовавшейся Рогожской ямской слободы построили церковь Николая Чудотворца в Ямах, которая была снесена в 50-х годах ХХ века. Церковь дала название улице, в 1919 году переименованной в Ульяновскую (ныне улица Николоямская). Эта улица одна из немногих отчасти сохранивших архитектурную застройку XVIII–XIX веков.

Слобода охватывала территорию в 178 га.

С оборонительной целью московские улицы и слободы обводились укрепленными валами (в XVI веке — Белый город, в 1638 году — Земляной вал, в 1742 году — Камер-Коллежский вал). Линия Камер-Коллежского вала, устроенная для упорядочения оплаты пошлин, взимаемых Камер-коллегией (которой и было поручено строительство вала), почти два столетия являлась границей городской площади. Камер-Коллежский вал опоясал Москву 32-верстным кольцом с шестнадцатью заставами, где проверялись подорожные и ввозимый товар — для обнаружения контрабанды, главным образом водки, за провоз которой платилась пошлина. В середине XVIII века, с отменой внутренних таможен, заставы приобрели чисто полицейское значение, и у некоторых из них, в том числе у одной из самых больших — Рогожской — возникли рынки. Застава стала быстро заселяться и застраиваться. В рогожских улицах появились постоялые дворы, новые дома, мелкие мастерские, торговые помещения.

От Рогожской заставы шла Владимирская дорога. Вплоть до середины XIX века она сохраняла свое важное торговое значение, однако оставалась далекой окраиной Москвы. На верстовом столбе, установленном в 1783 году, была высечена надпись: «От Москвы две версты».


Главные улицы Рогожской слободы

Главными улицами Рогожской были Тележная (позже 1-я Рогожская, ныне Школьная) и Воронья (ныне улица Сергия Радонежского). Тележная проходила там, где некогда образовалась Ямская слобода, и сплошь состояла из постоялых дворов, в которых останавливались обозы, проходившие по Владимирскому и Рязанскому трактам. На улице продавались телеги, тарантасы, кибитки, шорный товар. Одним концом улица выходила на площадь, образовавшуюся у заставы (Сенная площадь), другим упиралась в улицу Хиву (Добровольческая улица), название которой связано с тем, что здесь стоял двор, на котором останавливались послы и купцы из Хивы.

Название «Воронья» было дано улице в XIX веке по находившейся здесь в XVII–XVIII веках Вороньей слободке (бывшей Андроньевской слободе монастырских работных людей). Когда открывалась Нижегородская Макарьевская ярмарка, на Тележную съезжались обозы со всех трактов. На площади Рогожской заставы шла торговля сеном, отчего она называлась Сенной или Рогожской-Сенной. От Сенной площади до Спасо-Андроникова монастыря тянулась Воронья улица, на которой были калачные пекарни, мясные и мучные лавки; в этих же мучных лавках продавали валяную обувь и знаменитые муромские свечи. Торговали ситцами, шапками, кушаками. Кроме лавочного торга, производился торг вразнос самыми разнообразными товарами. Неподалеку от Рогожского вала, на улице Нижегородский лесной ряд (ныне Новорогожская улица), находились лесные торговые склады.

Около Рогожской заставы долгое время был этап, где собирали из тюрем для пересчета отправленных в Сибирь арестантов. Здесь их выстраивали — впереди каторжных в кандалах, с наполовину обритыми головами, с закованными руками и ногами, далее — в ручных кандалах, за ними — без кандалов. Следом шли возы с женами, ехавшими за арестантами, детьми и больными.

Сильный летний пожар 1862 года длился трое суток, горели Воронья улица, Тележная, 2-я и 3-я Рогожские. Полностью оправиться Рогожская слобода уже не сумела.

В 1896 году железнодорожную станцию у заставы упразднили, подведя линию к Курскому вокзалу. Железная дорога сначала пошла до Павловского Посада («Выхны», как его тогда называли), потом подвинулась до Владимира, там до Коврова и, наконец, достигла Нижнего Новгорода. Ямщичество отмерло окончательно, и Владимирка опустела.


Уклад жизни

Именитые купеческие старообрядческие фамилии узами родства и свойства издавна селились в районе между Таганкой и Рогожской заставой и тесно поддерживали отношения со старообрядческой общиной Рогожского кладбища.

Отделенная от остальной Москвы рекой Яузой и длинными улицами, Рогожа долго сохраняла патриархальный жизненный уклад. И облик ее обитателей, и двухэтажные каменные жилые дома на каменных фундаментах, и запертые ворота — все это отличало ее от остальной Москвы. В Рогожской слободе с XVII века жили староверы. В начале 90-х годов XVIII столетия в рогожской общине насчитывалось 20 тысяч прихожан, в 1822 году — 35 тысяч, в 1825 — 68 тысяч.

П.И. Богатырев вспоминает: «Рогожская застава была одной из самых оживленных застав. Все прилегающие к ней улицы и переулки были сплошь заселены ямским сословием и спокон веков живущими здесь купцами и мещанами. Большинство этих обитателей принадлежало к древлепрепрославенной вере “по Рогожскому кладбищу”. Эта жизнь по-древлепрепрославенному создала особый быт, выработала свои условия; здесь нравы и обычаи резко отличались от остальной Москвы, особенно от ее центра. Пришлый элемент появился здесь только с постройки Нижегородской железной дороги. Новизна, принесенная этими пришельцами, долго не прививалась к старому строю жизни, но в конце концов одолела, и Рогожская, как хранительница старых заветов, рухнула и слилась под давлением духа времени с остальным обществом. Рогожская Палестина велика — в ней в конце шестидесятых годов было пятьдесят две тысячи коренных жителей, девятнадцать церквей и пять монастырей, да еще Рогожское кладбище. Жизнь тогда была здесь замкнутая, постороннему почти невозможно было проникнуть сюда».

Во время чумной эпидемии в 1771 году старообрядческие купцы на свои средства основали в Рогожской слободе бараки-больницы для больных «моровой язвой». По разрешению властей старообрядцы устроили в поле, справа от Владимирской дороги, кладбище для погребения в братской могиле своих умерших от чумы единоверцев. Здесь хоронили старообрядцев — членов попов­щинской общины.


Храмы

За Рогожской заставой и кладбищем была построена богадельня для больных, престарелых и неимущих старообрядцев, появились лечебница, приюты, два училища, постепенно вырос целый поселок. В начале XX века в богадельне Рогожского кладбища нашли приют 700 стариков, действовала трехэтажная больница Морозова (ныне стоматологическая поликлиника), в первую мировую войну переоборудованная под лазарет на 75 коек. Здесь же размещалась старообрядческая типография для печатания богослужебных книг, в 1911 году был основан Московский старообрядческий учительский институт, первым директором которого стал А.И. Рыбаков, отец историка академика Б.А. Рыбакова. В?институте было установлено шестилетнее обучение с четырьмя образовательными и двумя специальными, богословско-педагогическими курсами. В?1918 году на базе закрытого института возникла Народная старообрядческая академия, просуществовавшая менее года. Кроме преподавателей-старообрядцев, в ней читали лекции князь Е.Трубецкой, А.Кизеветтер, философ С.Булгаков (до рукоположения в иереи новообрядческой церкви). Здесь же находилась с 1862 года резиденция главы российских и московских поповцев — Большой дом архиепископа. В северной части территории сохранился некрополь с могилами епископов и священников-поповцев так называемой белокриницкой иерархии.

На Рогожском кладбище похоронены известные старообрядческие купцы и промышленники Рахмановы, Шелапутины, Морозовы (ветвь Тимофея Саввича Морозова), Рябушинские, Солдатенковы.

С 1724 года в слободе работает первая в России керамическая фабрика А.К. Гребенщикова, выпускавшая фарфоровую посуду. Недалеко от монастыря в 1845 году образовался гвоздильный заводик Пьера Гужона, ставший впоследствии известным заводом «Серп и молот».

На территории бывшей усадьбы княгини Варвары Репниной (ул. Новоблагословенная, она же Самокатная) в начале XIX века появился Казенный винный склад № 1. Теперь это московский водочный завод «Кристалл».

 

Первый деревянный храм во имя Сергия Радонежского был построен в слободе в начале XVII века. В 1776 году московские купцы-старообрядцы возвели здесь храм Николая Чудотворца. В 1790–1792 годах архитектор М.Ф. Казаков воздвиг Покровский собор — летний храм в честь Покрова Богоматери. Храм оказался самым большим в Москве, превосходил по площади Успенский собор в Кремле. По указанию Екатерины II храм «укоротили»: вместо пяти глав на церкви оставили лишь одну, алтарные выступы пришлось разобрать. Чуть позже был выстроен храм Рождества Христова (зимний храм).

Рогожские храмы старообрядцы превратили в иконописные музеи. Купеческие династии, строго соблюдавшие старые обряды, жертвовали старинные рукописи и книги, иконы в серебряных вызолоченных ризах, богатую церковную утварь. Иконы были новгородского и псковского письма, не подновленные, не искаженные поздними влияниями. Самой древней и знаменитой была икона «Спас — Грозное Око». Поблизости от нее находилась икона Боголюбской Божьей матери, а в великолепном иконостасе главного алтаря — икона Смоленской Божьей матери Одигитрии, приписываемая кисти иконописца Андрея Рублева.

И в настоящее время кафедральный Покровский собор на Рогожском кладбище располагает ценнейшими древними иконами из рахмановского, солдатенковского и других собраний. В библиотеке и архиве кладбища хранилось уникальное собрание древних рукописей и старопечатных книг, впоследствии отобранных в Отдел рукописей Румянцевского музея (ныне Российской государственной библиотеки); собрание портретов старообрядческих деятелей попало в Исторический музей. В 1856 году правительство запечатало алтари летнего и зимнего храмов, а построенный к этому времени храм Николая Чудотворца обратило в единоверческий. Только в 1905 году на основании царского манифеста о веротерпимости рогожские храмы были распечатаны. В память распечатания алтарей в 1912–1913 годах по образцу старинных русских столпо­образных храмов был выстроен храм во имя Воскресения Христова (ныне — во имя Успения Пресвятой Богородицы) с красивейшей колокольней, по фасаду украшенной рельефными изображениями сказочных райских птиц и пеликана («неясыти»), кровью своей кормящего птенцов своих. Внутри храм-колокольня был расписан в новгородском стиле XVI века, в иконостасе находились иконы XIV века. У старообрядцев есть легенда, что они выхлопотали разрешение выстроить храм всего на метр ниже кремлевского Ивана Великого. В 1949 году храм-колокольня был заново освящен, в 1988 году был возобновлен колокольный звон, а в 1990 году был освящен и поднят на колокольню один из колоколов весом 4293 кг, сохранившийся во МХАТе.

У слияния Яузы с ручьем Золотой Рожок стоит Спасо-Андроников монастырь, основанный в середине XIV века. В сквере у монастыря-музея памятник Андрею Рублеву (1985 год, скульптор Олег Комов).

Комментарии 1 - 0 из 0