Грамота воеводы князя Пожарскаго

съ товарищами и всехъ ратныхъ людей изъ Ярославля къ Вычегодцамъ, о всеобщемъ ополченiи городовъ на защиту отечества, о беззаконной присяге князя Трубецкаго, Заруцкаго и казаковъ новому самозванцу и о скорейшей присылке выборныхъ людей въ Ярославль для земскаго совета, и денежной казны на жалованье ратнымъ людямъ. — 1612, Апреля 7.

 

Къ Соли Вычегоцкой, архимандритомъ и игуменомъ, и протопопу, и попомъ, и дьякономъ, и всему освященному собору, и господамъ Семену Ивановичу да Максиму Яковлевичу да Миките Григорьевичу съ братьею, и старостамъ, и целовальникомъ, и посадскимъ людемъ, и стрелцомъ, и пушкаремъ, и затинщикомъ, и всякимъ жилецкимъ и уезднымъ людемъ: бояре и околничiе, и Дмитрей Пожарской, и столники, и дворяне болшiе, и стряпчiе, и жилцы, и головы, и дворяне и дети боярскiе всехъ городовъ, и Казанского государьства князи и мурзы и Татаровя, и розныхъ городовъ стрелцы и пушкари и всякiе служивые и жилецкiе люди, челомъ бьютъ. По умножению греховъ всего православного крестьянства, по праведному прещенiю неутолимой гневъ на землю нашу наведе Богъ: первое прекротилъ благородный корень царьского поколенiя; потому же произволи владети Великою Росiею, изъ синклиту Царьского Величества, Царю Борису, его же державьство скоро прекроти. Потомъ же, за умноженiе греха, а по действу дьяволю, возста на насъ предотеча богоборнаго Антихриста, отъ чина иноческого Гришка Отрепьевъ, и своимъ злымъ умысломъ и по вражью действу избежалъ въ Полшу и тамо безчисленыхъ и богомерскихъ ересей исполнился, и вместо крестьянскiя веры Греческого закона Люторскую и проклятую веру возлюбилъ, и безстудно нарекъ себя Царемъ Дмитреемъ, и своимъ злымъ чародействомъ наскочивъ на царьскiй престолъ и хотелъ нашу православную крестьянскую веру попрати и превратить въ Латынство, и вместо апостолскихъ церквей проклятые Римскiе костелы учинить; милосердый же Богъ, по своему неизреченному милосердiю, не хотя его злого помыслу исполнити, вскоре его пагубной смерти предалъ. Потомъ же произволибося царьствовати Царю Василью и крестъ ему Государю все целовали, началникъ же всему злу дьяволъ, видя въ православныхъ крестьянехъ неизреченную милость Божiю, воздвигъ злопагубное разделенiе въ православныхъ крестьянехъ: многiе прелстилися на тленное и неправедное собранiе, и своимъ злымъ умышленiемъ, собрався воры изо всякихъ чиновъ учинили въ Московскомъ государьстве межусобное кровопролитiе и воста сынъ на отца, и отецъ на сына, и братъ на брата, и всякъ ближный извлече мечь, и многое кровопролитiе христiянское учинилося. И собрався те воровскiе люди приходили, съ Ивашкомъ Болотниковымъ, подъ царьствующiй градъ, хотя, по своему злонравiю, царьствующiй градъ розграбити и бояръ и всякихъ чиновъ людей, и гостей и торговыхъ людей, побить; милосердый же Богъ, своимъ милосердiемъ, ихъ победилъ и Московское государьство отъ ихъ злого умышленiя свободилъ. Они же оставшеи воры, по своему воровскому обычаю, учинили въ Украиныхъ городехъ сбиратися и межъ себя выбрали вора и назвали его темъ же проименованiемъ, Царемъ Дмитреемъ; къ ихъ же злочестивому совету присталъ Литовской король, преступивъ крестное целованiе, на чемъ было утвержение съ Царемъ Борисомъ, и послалъ съ темъ воромъ Полскихъ и Литовскихъ людей: и съ теми воры сложась Полскiе и Литовскiе люди многiе грады разорили, и святыя великiя лавры разрушили, и нетленные телеса святыхъ обругали, и безчисленно православныхъ христiянъ мечному потребленiю предали. И мнози воздвигошася врази, и тмочисленное излiяся лукавство, и мнози отъ грабителей и ненасытныхъ кровоядцовъ царми себя называше, Петрушка, и Августъ, и Лаврушка, и Федка, и иные многiе, и отъ нихъ многiя крови разлiяшеся и безчисленно благородныхъ людей мечемъ скончаша; милосердый же Богъ техъ лжеимянитыхъ враговъ, Петрушку съ товарыщи, злой смерти предалъ. Прежеимянитый же воръ, которой назывался Дмитреемъ, собрався съ началники пагубе, съ Полскими и съ Литовскими людми и съ Рускими воры, приходилъ подъ царьствующiй градъ Москву и стоялъ въ Тушине, и хотелъ царьствующiй градъ разорити, и стоялъ подъ Москвою два годы. Въ то же время нечестивой Полской король велику и злую ярость воздвиже на православное христiянство: наруша крестное целованiе и мирное постановленiе, что было утвержено съ Царемъ Василiемъ, пришедъ подъ Смоленескъ, и многiе грады и села разорилъ, и церкви и монастыри разрушилъ, хотя градъ Смоленескъ восхитить, и стоялъ подъ Смоленскомъ полтретья года, и сослався съ теми людми, которые были съ воромъ, хотя Московскимъ государьствомъ завладети, и послалъ отъ себя изъ подъ Смоленска къ Московскому государьству корунного своего гетмана Станислава Желтковского, а съ нимъ многихъ Полскихъ и Литовскихъ людей, съ темъ, будто онъ сына своего королевича на Московское государьство дастъ. И пришедъ гетманъ подъ царьствующiй градъ Москву прислалъ къ Патрiарху <...> своего на Московское государьство дастъ и креститъ его въ нашу православную веру Греческого закона; и на томъ гетманъ и полковники и все рыцарство целовали крестъ, за короля и за всю Полскую и Литовскую землю, что король сына своего на Московское государьство дастъ и креститъ его въ православную христiянскую веру Греческаго закона; а самому было гетману съ Полскими и съ Литовскими людми отъ Москвы отойтить и стати въ Можайску, а въ Московскомъ государьстве и во всехъ городехъ Литовскимъ людемъ не быть, и королю было отъ Смоленска отойти прочь. И въ тожъ время, по совету Литовскихъ людей, лжеименитый царь изъ Колуги пришедъ подъ царьствующiй градъ и сталъ въ Коломенскомъ. Бояре же, которые пристали къ предателямъ веры крестьянской, къ Михайлу Салтыкову да къ Федке Ондронову и къ ихъ единомысленикомъ, не узнавъ ихъ лукаваго совету, восхотеша прiяти на Московское государьство королевича, и Царя Василья съ царьского престола свели: и по своему лукавому злому умышленiю, предатели вере крестьянской, Михайло Салтыковъ съ своими единомышленики, Царя Василья съ братьею, утаяся ото всей земли, отослали къ королю подъ Смоленескъ; а Полскихъ и Литовскихъ людей, которые были съ Желтковскимъ, пустили внутрь царьствующаго града Москвы. Литовской же король, по своему злохитрому обычаю, преступилъ крестное целованье и мирное постановленiе нарушилъ: сына своего королевича на Московское государьство не далъ, и самъ отъ Смоленска не отшелъ, и многими жестокими приступы Смоленескъ взялъ; а пословъ, которые посланы отъ всей земли, Митрополита Филарета, да боярина князя Василья Васильевича Голицына съ товарыщи, послалъ въ Полшу въ заточенье. Нечестивымъ же Полскимъ и Литовскимъ людемъ, вшедшимъ лукавьствомъ во царьствующiй градъ, многое насилiе начаша содевати православнымъ крестьяномъ, и внутрь царьствующаго града костелы поставили, и посоветовавъ съ предатели хрестьянской веры и со враги Московского государьства, съ Михайломъ Салтыковымъ да съ Федкою Ондроновымъ, Московское государьство выжгли, и церкви Божiи и монастыри разорили, и тмочисленныя крови крестьянскiя пролили, и сокровища царьская, многими леты собранная, расхитиша. Въ Резанской же области думной дворянинъ и воевода Прокофей Петровичь Ляпуновъ, видя Московскому государьству отъ Полскихъ и отъ Литовскихъ людей конечное разоренiе и православной крестьянской вере попранiе, сослався со всеми городы Московского государьства, пришелъ подъ царьствующiй градъ: съ нимъ же пришли бояре, и воеводы, и столники, и стряпчiе, и дворяне болшiе, и дворяне и дъти боярскiе всехъ городовъ, и всякiе служивые люди, и положили все советъ и целовали крестъ на томъ, что имъ, за образъ пречистыя Богородицы иконы Владиморскiя, и за чудотворные мощи великихъ Чудотворцовъ, и за царьствующiй градъ Москву, и за все грады Московского государьства, противъ враговъ Полскихъ и Литовскихъ людей стояти и съ ними битися до смерти; и Литовскихъ людей въ Москве осадили, и тесноту имъ великую учинили. Старые же заводчики великому злу, атаманы и казаки, которые служили въ Тушине лжеименитому царю, умысля своимъ воровствомъ съ ихъ началникомъ, съ Иваномъ Заруцкимъ, хотя того, что Полскимъ и Литовскимъ людемъ ослаба учинить, а имъ бы по своему воровскому обычаю владети, Прокофья Ляпунова убили, и учали совершати вся злая по своему казацкому воровскому обычаю, и всчали въ полкехъ и по дорогамъ многiе грабежи и убiйства, и дворяномъ и детемъ боярскимъ смертные позоры учинили, и бедныхъ полонениковъ, которые выходили изъ города всякого чину мужьска и женьска, поругали, иныхъ смерти предали; началникъ же ихъ Иванъ Заруцкой многiе грады, и дворцовые села, и черныя волости, и монастырьскiя вотчины, себе поималъ и советникомъ своимъ, дворяномъ и детемъ боярскимъ, и атаманомъ и казакомъ роздалъ. Столники же и стряпчiе, и дворяне и дети боярскiе всехъ городовъ, видя неправедное ихъ начинанiе, изъ подъ Москвы розъехались по городомъ и учали совещатися со всеми городы, чтобъ всемъ православнымъ христiяномъ быти въ совете и въ соединенiе, и выбрати Государя всею землею. Да и изъ подъ Москвы князь Дмитрей Трубецкой да Иванъ Заруцкой, и атаманы и казаки, къ намъ и по всемъ городомъ писали, за своими руками, что они целовали крестъ на томъ, что имъ безъ совету всей земли Государя не выбирати, а вору, которой ныне во Пскове, и Марине и сыну ее не служити; ныне же, позабывъ свое крестное целованiе, целовали крестъ вору Сидорку, имянуя его бывшимъ своимъ царемъ, хотя, по своему первому злому совету, бояръ и дворянъ и всякихъ чиновъ людей и земьскихъ и уездныхъ лутчихъ людей, побити и животы розграбити, и владети бы имъ по своему воровскому казацкому обычаю. Мы же все православные христiяне, видя ихъ такую злопагубную беду и конечное отпаденiе ото всехъ православныхъ христiянъ, сердечныма слезами къ Богу вопiемъ. Какъ сатана омрачи очи ихъ! при нихъ Колужской ихъ царь убитъ и безглавенъ лежалъ всемъ на виденiе шесть недель, и о томъ они изъ Колуги къ Москве и по всемъ городомъ писали, что ихъ царь убитъ, и про то всемъ православнымъ христiяномъ ведомо. И ныне, господа, мы все православные христiяне общимъ советомъ, сослався со всею землею, обетъ Богу и души свои дали на томъ, что намъ ихъ воровскому царю Сидорку, и Марине и сыну ее, не служити и противъ враговъ и разорителей веры христiянской, Полскихъ и Литовскихъ людей, стояти въ крепости неподвижно. И вамъ, господа, пожаловати, помня Бога и свою православную христiянскую веру, советовать со всякими людми общимъ советомъ, какъ бы намъ въ нынешнее конечное разоренiе быти не безгосударнымъ; чтобъ намъ, по совету всего государьства, выбрати общимъ советомъ Государя, кого намъ, милосердый Богъ, по праведному своему человеколюбiю, дастъ; чтобъ во многое время, отъ такихъ находящихъ бедъ, безъ Государя Московское государьство до конца не разорилося. Сами, господа, все ведаете: какъ намъ ныне безъ Государя противъ общихъ враговъ, Полскихъ и Литовскихъ и Немецкихъ людей и Рускихъ воровъ, которые новую кровь въ государьстве всчинаютъ, стояти? и какъ намъ, безъ Государя, о великихъ о государьственныхъ о земьскихъ делехъ со окрестными государи ссылатись? и какъ государьству нашему впредь стояти крепко и неподвижно? И по всемiрному своему совету пожаловати бъ вамъ прислати къ намъ, въ Ярославль, изо всякихъ чиновъ людей человека по два, и съ ними советъ свой отписати, за своими руками. Да отписати бъ, господа, вамъ отъ себя подъ Москву, въ полки, къ бояромъ и ко всякимъ служивымъ людемъ, чтобъ они отъ вора отъ Сидорка отстали, и съ нами и со всею землею темъ розни не чинили, и крови въ государьстве не всчинали, и были по прежнему въ соединенье, и подъ Москвою стояли безотступно. А прислати бъ, господа, вамъ для земского совету къ намъ вскоре и молити бъ намъ всемъ всемилостиваго Бога, чтобъ намъ православнымъ христiяномъ быти въ любви и въ совете безо всякихъ сердечныхъ злобъ. Да по милости всемогущаго Бога, Его праведнымъ неизреченнымъ призренiемъ, въ Нижнемъ Новегороде гости и все земьскiе посадскiе люди, ревнуя по Бозе, по православной христiянской вере, не пощадя своего именья, дворянъ и детей боярскихъ Смольянъ и иныхъ многихъ городовъ сподобили неоскуднымъ денежнымъ жалованьемъ, и темъ Московскому государьству и всему православному христiянству великую неизреченную помочь учинили. А которые, господа, денги были въ Нижнемъ въ сборе всякихъ доходовъ, и те денги розданы дворяномъ и детемъ боярскимъ и всякимъ ратнымъ людемъ: и ныне, господа, изо всехъ городовъ прiезжаютъ къ намъ столники, и стряпчiе, и дворяне и дети боярскiе, и всякихъ чиновъ люди, а бьютъ челомъ всей земле о денежномъ жалованье, а дати имъ нечего. И вамъ, господа, помня Бога и за православную христiянскую веру твердое и непоколебимое собранье, денежную казну, что есть у Соли Вычегоцкой въ сборе, прислати къ намъ въ Ярославль, ратнымъ людемъ на жалованье, чтобъ намъ всемъ единокупно за свою веру и за отечество противъ враговъ своихъ безсуменною верою стояти. Да поревноватъ бы, господа, пожаловати вамъ гостемъ и посадскимъ людемъ, чтобъ вамъ промежъ себя обложить, что кому съ себя дать на подмогу ратнымъ людемъ; темъ бы вамъ ко всей земли совершенную правду и раденiе показатп и, собравъ съ себя, те денги прислати къ намъ въ Ярославль тотчасъ. А то, господа, вамъ самимъ известно, какъ на Москве учинилось надъ гостьми и надо всеми торговыми людми, за ихъ животы, отъ Полскихъ и отъ Литовскихъ людей: отъ таковаго злаго, лютаго нашествiя избави Богъ всехъ православныхъ христiянъ. А послали, господа, мы къ вамъ, ото всей земли съ сею грамотою, дворянъ розныхъ городовъ, Кондратья Олексiевича Недовескова да Ярославца посадского человека Олферья Шубникова. Писанъ въ Ярославле 7120 Априля въ 7 день.

А назади приписаны руки у грамоты:

Бояринъ Василей Петровичь Морозовъ руку приложилъ.

Бояринъ князь Володимеръ Тимофеевичь Долгорукой руку приложилъ.

Околничей Семенъ Васильевичь Головинъ руку приложилъ.

Князь Иванъ Микитичь Одоевской руку приложилъ.

Князь Петръ Пронской руку приложилъ.

Князь Федоръ Волконской руку приложилъ.

Матвей Плещiевъ руку приложилъ.

Князь Олексей Лвовъ руку приложилъ.

Миронъ Вельяминовъ руку приложилъ.

Князь Дмитрей Пожарской руку приложилъ.

Князь Петръ Борятинской руку приложилъ.

Иванъ Нелюбовъ сынъ Огаревъ и во отца своего место руку приложилъ.

Петръ Нащекинъ руку приложилъ.

Иванъ Морозовъ руку приложилъ.

Въ выборного человека всею землею, въ Козмино место Минино князь Дмитрей Пожарской руку приложилъ.

Иванъ Шереметевъ руку приложилъ.

Князь Олексей Долгорукой руку приложилъ.

Василей Буторлинъ руку приложилъ.

Василей Шереметевъ руку приложилъ.

Князь Василей Туренинъ руку приложилъ.

Князь Богданъ князь Федоровъ руку приложилъ.

Иванъ Чепчуговъ руку приложилъ.

Максимъ Радиловъ руку приложилъ.

Исакъ Погожей руку приложилъ.

Андрей Савинъ руку приложилъ.

Дмитрей Погожей руку приложилъ.

Иванъ Чепчуговъ руку приложилъ.

Борисъ Салтыковъ руку приложилъ.

Володимеръ Татищевъ руку приложилъ.

Федоръ Погожей руку приложилъ.

Иванъ Щелкаловъ руку приложилъ.

Олексей Собакинъ руку приложилъ.

Василей Михалковъ руку приложилъ.

Семейка Самсоновъ руку приложилъ.

Иванъ Болотниковъ руку приложилъ.

Ондрей Вареевъ руку приложилъ.

Михайло Даниловъ руку приложилъ.

Павликъ Леонтьевъ руку приложилъ.

Матюша Исаковъ руку приложилъ.

Онтонецъ Ивановъ руку приложилъ.

Ивашко Ступинъ руку приложилъ.

Ивашко Истоминъ руку приложилъ.

Степанко Лыткинъ руку приложилъ.

Гриша Микитниковъ руку приложилъ.

Смирка Бобровъ руку приложилъ.

Богданецъ руку приложилъ.

Нестерко руку приложилъ.

Надейко Ондреевъ руку приложилъ.

Иванко руку приложилъ.

А на сгибе у грамоты пишетъ: Къ Соле Вычегоцкой, архимандритомъ и игуменомъ и всему освященному собору, и господамъ Семену Ивановичу, Максиму Яковлевичу, Никите Григорьевичу съ братьею, и старостамъ, и целовалникамъ, и посадскимъ людемъ, и стрелцомъ, и пушкаремъ, и затинщикомъ, и всякимъ жилецкимъ и уезднымъ людемъ.

 

Выписано изъ Сборника грамотъ Смутнаго перiода, принадлежащаго Императорской Публичной библiотеке; л. 470—485.







Сообщение (*):

Комментарии 1 - 0 из 0