«Ветхое минует, и новое вам возвещаю; пойте Богу песнь новую!»

Слово на 960-летие поставления в русские митрополиты святого Илариона, автора «Слова о законе и благодати»


Многие отечественные ученые, филологи эпохи Просвещения, считая, что древнерусская литература «пошла есть» от безымянного «Слова о полку Игореве», упустили из внимания авторское произведение «мужа благого, книжного и постника», первого из русских, митрополита Илариона. Его «Слово о законе и благодати» является подлинной жемчужиной христианской письменности на Руси! Не обойдем же вниманием славную историческую веху и воздадим должное преподобному писателю, поставленному в митрополиты 960 лет тому назад в Киеве, матери русских городов.

Духовник князя Ярослава Киевского, «монах и пресвитер» Иларион часто хаживал из села Берестова на берег Днепра, сплошь покрытый «великим лесом». Собственноручно выкопав двухсаженную «печерку малу», он подвизался в уединенной молитве и восходил в ночной тиши своим чистым умом «во области заочны»… Ведал ли создатель «Слова о законе и благодати», что вскоре эту пещеру найдет водимый Духом Божиим преподобный Антоний и поселится в ней, таким образом начав историю знаменитой Киево-Печерской обители, удела Божией Матери на Русской земле? Лавра преподобных Антония и Феодосия уже в XIстолетии станет «своеобразной духовной академией и университетом Древней Руси» (по меткому наблюдению одного из знатоков русской письменности средневековья), а «Слово» митрополита Илариона — духовным манифестом наших благочестивых предков.

Читателям, вероятно, небезынтересно будет узнать, что «Слово о законе и благодати» представляет собой праздничную пасхальную проповедь! Есть основание предполагать, что она была произнесена 26 марта 1049 года на Кириопасху, то есть в день совпадения празднования Пасхи и Благовещения. Место произнесения «Слова» — киевская София, «дом Божий великий Его святой Премудрости», грандиозный, величественный храм, украшенный золотом, серебром и дорогими камнями. Его строитель, сын Владимира, крестителя Руси, Ярослав Мудрый, который со своей супругой единодушно внимал некогда вдохновенному слову духовника — святого Илариона. А оно воистину было помазано дыханием благодати Божией! Что мог переживать киевский князь, какие мысли восходили на его сердце, когда он слышал звеневший в храме голос проповедника, обращавшегося к его покойному родителю, великому «кагану» Владимиру?

 

Восстань, о честная глава, из гроба твоего!
Восстань, отряхни сон, ибо ты не умер,
Но спишь до общего дня воскресения.
Восстань, ты не умер,
нелепо тебе умереть, веровавшему во Христа,
дающего жизнь всему миру! Отряхни сон, возведи очи,
да видишь, какой тебя чести Господь здесь сподобил
и на земле не беспамятна оставил в сыне твоем.
Восстань, узри чадо свое Георгие!*
Узри утробу свою, узри милого своего!
Узри, ведь его Господь вывел из плоти твоей,
И возрадуйся и возвеселись!
Рядом с ним узри
и благоверную сноху свою Ирину.
Узри внуков своих и правнуков,
как здравствуют,
как хранимы Господом,
как благоверие держат по завету твоему,
как святые церкви чтут,
как славят Христа,
как поклоняются имени Его.
Узри же и город, иконами святых освященный и блистающий,
и фимиамом курящийся,
и хвалами, и молитвами, и песнопением
святым оглашаемый,
и, все это увидев, возрадуйся и возвеселись…**
 

* Святой князь Ярослав Мудрый, в святом крещении Георгий.

** Здесь и далее отрывки из «Слова» цит. по изд.: Иларион. Слово о Законе и Благодати. М.: Столица, 1994.

 

К сведению читателей, Ярослав заложил Софийский собор в 1017 году (вскоре после вступления на великокняжеский престол), между тем как иностранные гости Киева насчитывали к этому времени уже четыреста храмов, построенных в чудном граде на Днепре всего лишь за четверть века!

Духовным, вещим оком митрополит Иларион охватывает, как русский Моисей, прошлое, настоящее и будущее. Главные герои его «повести» — Закон, «Моисеем данный», и Благодать, «во Христе явившаяся».

 

Что дал Закон и что Благодать?
Прежде Закон, потом она, Благодать.
Прежде лишь тень, потом — истина…
…Как отошел свет луны, когда солнце
                                                            воссияло,
так и Закон — пред Благодатью явившейся.
И стужа ночная побеждена,
Солнечная теплота землю согрела.
И уже не теснится человечество в Законе,
а в Благодати свободно ходит…

 

Как просто и вместе с тем поэтично гениальный русский церковный вития вслед за святым апостолом Павлом выясняет соотношение законнического иудейства и веры Христовой, поставившей человеческий род на поклонение Отцу в Духе и Истине!

 

Ибо иудеи при свече Закона себя
                                                   утверждали,
христиане же при благодетельном солнце
                                               свое спасение зиждут;
ибо иудеи тенью и Законом
                               утверждали себя, а не спасались,
христиане же истиной и Благодатью не
                                    утверждают себя, а спасаются.
Ибо среди иудеев — самоутверждение,
                                         а у христиан — спасение.
Как самоутверждение в этом мире,
                                    спасение — в будущем веке.
Ибо иудеи о земном радели,
                                   христиане же — о небесном.
Их самоутверждение иудейское скупо
                                                                      от зависти,
ибо не простиралось оно на другие народы,
                                       оно стало лишь для иудеев,
а христиан спасение благо и щедро
                             простирается на все края земные…

 

Мысль чудного проповедника согрета горячей любовью ко всемирному Искупителю, Господу нашему Иисусу Христу. Свободно, широко, без натуги богословствует просвещенный благодатью ум вещего инока:

 

Как будто человек, утробу Материну тяготил
И, как Бог, родился, девства не повредив.
Как человек, материнское млеко принял
И, как Бог, приставил ангелов с пастухами петь:
«Слава в вышних Богу!»
Как человек, повит был в пелены
И, как Бог, волхвов звездою вел.
Как человек, возлежал в яслях
И, как Бог, от волхвов дары и поклонение
                                                                   принял…
…Как человек, распят был
и, как Бог, Своею властию
сораспятого с Ним впустил в рай.
Как человек, вина вкусив, испустил дух
и, как Бог, солнце помрачил и землю
                                                          потряс…
Как человека, тщились иудеи
утаить Его воскресение, подкупая стражей,
но, как Бога, Его уведали,
и познан был всеми концами земли.
Поистине, кто бог больший, нежели Бог наш!
Он есть Бог, творящий чудеса…
 

Пасхальным гимном льются из уст митрополита Илариона прозрачные воды библейского богословия:

 

И, врагами бывшие, сынами Его мы назвали себя…
И не совет творим, как Его распять,
но как Распятому поклониться.
Не распинаем Спасителя,
но руки к Нему воздеваем.
Не прободаем ребер Его,
но от них пьем источник нетления.
Не тридцать сребреников наживаем на Нем,
но друг друга и все нажитое Ему
                                                  отдаем.
Не таим воскресения,
но во всех домах своих зовем:
«Христос воскрес из мертвых!»
Не говорим, что украден был,
но что вознесся туда, где ж и был.
Не не веруем, но, как Петр,
                                           Ему говорим:
«Ты — Христос, Сын Бога живого»,
и с Фомою: «Ты Господь наш и Бог»,
и с разбойником: «Помяни нас, Господи,
                                   в царствии Своем…»

Завершается «Слово» молитвой славному князю Владимиру, крестителю Руси. В молитвенных прошениях, обращенных к духовному пращуру русского народа, благоговейный читатель без труда узнает духовное завещание державного родителя нации… По слову А.С. Пушкина, пусть же ведают потомки православных «земли родной минувшую судьбу» и, всматриваясь в грядущее, бодро несут крест ответственности за настоящий день, день борьбы за Русь Святую…

 

Радуйся, во владыках апостол...
умерших недугом идолослужения,
                                                           воскресивший.
Скорчены были от бесовской лести,
а тобою мы распрямились
                                   и на путь жизни вступили…
Немы были, а тобою мы речь обрели,
а ныне уж, малые и великие, славим
                                             единосущную Троицу…
Помолись же о земле своей и о людях,
ими ты благоверно владычествовал.
Да сохранит их в мире и благоверии
                                                                  предание твое!
И да славится в нем правоверие,
И да проклято всякое еретичество!
И да соблюдет их Господь Бог
от всякой рати и пленения,
от глада и всякой скорби и печали…

 

Поклонимся в заключение и мы святому митрополиту Илариону Киевскому, чтобы, заручившись его благословением, сохранить, братие, бисерины его благодатного слова в своих сердцах… 

Комментарии 1 - 0 из 0