«Черкесская карта» в планах Саакашвили

Новые направления антироссийской активности

Эдуард Анатольевич Попов — доктор философских наук, руководитель Черноморско-Каспийского регионального информационно-ана­литического центра РИСИ (Рос­тов-на-Дону).

Сергей Александрович Михайлов — заместитель начальника сектора кавказских исследований Центра исследований проблем стран ближнего зарубежья РИСИ.

 

Несмотря на победу оппозиции на недавних парламентских выборах в Грузии, внешняя политика остается в руках президента М.Саакашвили. Да и сама победившая оппозиция не проявляет пока желания коренного пересмотра этой политики. Основной вектор ее направлен сегодня на российский Северный Кавказ. Здесь развернута и ведется интенсивная антироссийская политико-психологическая кампания. Главные задачи новой стратегии грузинского руководства на данном направлении заключаются в том, чтобы: 1) сформировать общественное мнение в Северо-Кавказском регионе в антироссийском духе, адресно работая с различными протестными группами, и 2) постепенно внушить российским гражданам представления о существовании некой единой кавказской общности (сначала цивилизационной, затем политической).

Логическим результатом этой деятельности должно стать укоренение в общественном сознании народов этого региона идеи о необходимости формирования общекавказской федерации с центром в Тбилиси1. Очевидно, что Грузия претендует на реализацию собственного имперского сценария. Россия же в этом контексте, что тоже очевидно, становится вовсе не идеологической альтернативой (как империя против свободы или авторитаризм против демократии), а геополитическим конкурентом Грузии, этой «малой империи», по образному выражению академика А.Д. Сахарова. Идеологи неоимперской Грузии в лице Н.Циклаури квалифицируют свои цели как осуществление исторической миссии выступать в роли культуртрегеров в отношении народов Северного Кавказа.

В рамках данной статьи мы рассмотрим некоторые аспекты этой политики. Речь идет о противодействии проведению зимней Олимпиады в Сочи в 2014 году и об использовании в политических целях так называемого «черкесского вопроса» (а в более широком контексте — событий Кавказской войны 1817–1864 годов), которое осуществляется в рамках информационно-пропагандистской кампании, направленной на ослабление российского влияния в регионе. Итогом такой политики должна стать реализация геополитического проекта «Большого Кавказа» при доминирующей роли Грузии.

Критика Грузии в адрес проекта проведения зимних Олимпийских игр на территории России началась сразу же после объявления решения Международного олимпийского комитета в июле 2007 года. Было опубликовано несколько заявлений грузинских политиков о том, что Грузия может предпринять специальные меры по срыву Олимпиады в Сочи. Например, лидер партии грузинских «зеленых» Г.Гачечиладзе заявил, что его партия подаст в Страсбургский суд иск против России за экологический ущерб, который нанесет его стране это международное мероприятие. Аналогичную позицию занимают и официальные власти Грузии. Министерство охраны окружающей среды и природных ресурсов уже заявляло о намерении опротестовать в ООН «незаконную разработку месторождений стройматериалов в Абхазии и вывоз их за пределы Грузии».

Как заявил в сентябре 2009 года председатель комитета парламента Грузии по международным делам А.Минашвили, «Олимпийские игры — это символ мира. Проведение такого мероприятия — противоречивое событие для страны, которая в XXI веке изменила границы с использованием силы и этнических чисток». По его словам, Олимпийский комитет и МИД Грузии пытаются убедить дружественные Тбилиси государства, что проведение Игр вблизи границ северокавказских республик — Чечни, Ингушетии и «мятежной» Абхазии — может спровоцировать всплеск террористической активности в регионе.

О создании в Грузии временной парламентской комиссии по вопросам сочинской Олимпиады сообщил 25 ноября 2010 года председатель парламентского комитета Грузии по делам спорта и молодежи Г.Асанидзе. По его словам, цель комиссии — вынудить Россию соблюсти все требования Международного олимпийского комитета.

Правящий режим Грузии, по сути, предоставил территорию страны в качестве плацдарма для ведения на Северном Кавказе диверсионно-террористической деятельности против России. Некоторые грузинские функционеры прямо заявляли о развязывании террористической войны против своего северного соседа. В частности, главарь незаконного вооруженного формирования «Белый легион» З.Самушия в интервью тбилисской газете «Джорджиан таймс» в 2008 году называл в качестве главной мишени именно Олимпиаду-2014 в Сочи. Действия со стороны подобных структур могут вылиться в провокации, диверсионные и террористические акты и даже ограниченные военные действия.

Информационной составляющей грузинской политики на этом направлении следует считать и специально организованный Тбилиси «Первый информационный кавказский» (ПИК) телеканал для русскоязычной аудитории (то есть преимущественно для жителей северокавказских республик), который заработал в январе 2011 года после длительной подготовки. Этот телеканал и стал для режима Саака­швили основным проводником пропагандистской информации в контексте его политики на Кавказе. В своих программах канал упорно пытается создать видимость существования общекавказской солидарности в борьбе против «империалистической» России, а чеченских сепаратистов и исламских террористов преподносит как «кавказских ополченцев». Кроме того, в течение 2011 года на телеканале появлялось все больше материалов, дискредитирующих подготовку и проведение Игр-2014. (Причем, что характерно, управление грузинским русскоязычным телеканалом «ПИК» осуществляет группа британских журналистов.)

Заметное место в северокавказской стратегии Саакашвили, взятой им на вооружение после поражения Грузии в войне августа 2008 года, занимает освещение событий двухсотлетней давности — Кавказской войны 1817–1864 годов. И это неудивительно, ведь использование исторического прошлого для решения сиюминутных политических задач давно не новость.

В последнее время пристальное внимание уделяется, в частности, «черкесскому вопросу», связанному с одной из трагических страниц Кавказской войны — с вооруженным противостоянием адыгских (черкесских) народностей и русских войск, а также с последующим масштабным переселением значительного числа адыгов и других народов Северного Кавказа в Османскую империю (мухаджирство). Эта тема достаточно подробно освещалась в историографии советского периода, но затушевывалась официальной советской пропагандой, опасавшейся поставить под сомнение принципы братского союза народов СССР. Аналогичным образом замалчивалась и трагедия казачьего населения юга России и Северного Кавказа, в первую очередь Терского казачьего войска, понесшего в результате нападений соседних горских племен колоссальные потери (в том числе среди мирного населения), в связи с чем некоторые историки и идеологи казачьего движения говорят даже о геноциде казаков со стороны советской власти, ссылаясь на документальную базу начала 20-х годов ХХ столетия2.

Результатом такого замалчивания стал всплеск научного, общественного и особенно политического интереса к событиям XIX века. Стремление к объективному изучению истории Кавказской войны и мухаджирства сегодня соседствует со стремлением политизировать историю. В самом начале 90-х годов прошлого века во многом благодаря усилиям зарубежной кавказской диаспоры в массовое сознание был вброшен тезис о «геноциде» черкесов в годы Кавказской войны. Это привело к тому, что Верховный Совет Кабардино-Балкарской АССР принял в 1992 году постановление, признавшее «геноцид» черкесов, которое позднее легло в основу резолюции грузинского парламента от 20 мая 2011 года. Одна упрощенная и политизированная схема пришла на смену другой3.

Историки признают масштабность жертв Кавказской войны, последовавших в результате боевых действий, болезней и переселения, хотя в вопросе о численности этих потерь мнения существенно расходятся. Особенно ожесточенный спор разгорелся вокруг вопроса о квалификации феномена трагедии адыгских народов, в котором пересеклись история и политика. Тема «геноцида» стала системообразующим фактором в идеологии адыгского (черкесского) националистического движения, по своей структуре копирующей идеологию «холокоста».

В целом идеология тех черкесских националистических движений, которые можно охарактеризовать как политические (в противовес культурным), имеет характер ретроспективный, обращенный в историческое прошлое, непременно трагическое или героическое. На это с тревогой обращают внимание в отдельных публикациях и комментариях сами черкесские авторы4. Погруженность в прошлое препятствует решению проблем настоящего. Современное черкесское движение рискует вновь, как и в XIX веке, стать инструментом сторонней третьей силы, стремящейся вытеснить Россию с Кавказа.

В начале 2010 года черкесскую проблематику взял на вооружение (в буквальном смысле этого слова) режим Саакашвили. Вплоть до конца 2009 года грузинское руководство эту тему никак не затрагивало. Тогда внимание Тбилиси было сконцентрировано на других актуальных вопросах внешней и внутренней политики. К тому же серьезным препятствием для сотрудничества Грузии с черкесскими националистами служил тот факт, что черкесы активным образом поддерживали этнически родственных им абхазов в их борьбе за независимость.

Однако со временем грузинское руководство все-таки изменило свое отношение к черкесам и в конце 2009 года пришло к мысли о возможности использования черкесского националистического движения в своих политических целях. Можно также предположить, что такой относительно смелый поворот в политике Тбилиси произошел с подачи зарубежных, скорее всего американских, экспертов, консультирующих грузинское руководство. Сближение с менее враждебным, хотя и давним соперником с целью привлечь его на свою сторону для борьбы с более опасным противником является характерным приемом американской внешней политики. В качестве примера можно привести сотрудничество Вашингтона с исламскими фундаменталистами в целях совместной борьбы против СССР в Афганистане в 80-х годах прошлого века.

Первая конференция по «черкесскому вопросу» состоялась в Тбилиси 20–21 марта 2010 года под названием «Сокрытые нации, продолжающиеся преступления: черкесы и народы Северного Кавказа между прошлым и будущим». Она была организована при поддержке американского фонда «The Jamestown Foundation» (создан в 1984 году по инициативе и при поддержке американских властей для работы с советскими диссидентами), известного своими тесными связями со спецслужбами США.

Судя по развитию событий в 2010–2011 годах, именно представители этого фонда предложили грузинскому руководству использовать «черкесский вопрос» в качестве дополнительного инструмента давления на Россию. Первые практические шаги Грузии в этом направлении осуществлялись в самом тесном взаимодействии с фондом, а также с такими американскими пропагандистскими структурами, как радиостанции «Радио Свобода» и, в меньшей степени, «Голос Америки».

Политическая программа радикального черкесского движения была изложена на тбилисском форуме Иадом Йогаром, президентом организации «Черкесский культурный институт» (Circassian Cultural Institute), созданной в штате Нью-Джерси. Он заявил, что в настоящее время «черкесское движение преследует три цели — создание собственного государства, признание геноцида и отмена Олимпиады в Сочи». В развитие второго и третьего пунктов программы последовало обращение в парламент Грузии с просьбой о признании геноцида черкесов.

Решение тбилисского форума впоследствии преподносилось соответствующими американскими и грузинскими пропагандистскими структурами как консолидированное мнение всех черкесов мира, хотя это было совершенно не так. В частности, по итогам работы форума «Кавказским фондом» Турции совместно с рядом российских черкесских организаций были опубликованы официальные заявления, осуждавшие его решения как не отвечающие интересам адыгов.

На морально-политический аспект проблемы обратил внимание председатель черкесского общественного движения Кабардино-Балкарии «Хасэ» И.Яганов. Он заявил: «Я воевал в Абхазии, и мне, откровенно говоря, очень неудобно перед своими товарищами, особенно перед памятью погибших... До того как Грузия признает Абхазию, у нас никаких отношений с Грузией быть не может».

Наиболее обстоятельный общест­венно-научный анализ проблемы дал известный ученый, профессор Кабар­дино-Балкарского госуниверситета Х.Г. Тха­гопсоев в статье «Пляски гномов или политика?»: «Цели “научного” мероприятия... понятны: дискредитировать Россию, хоть как-то омрачить отношения адыгских этносов с русским народом и Россией, подверстав заодно тени былой войны к своей вожделенной политической цели — к срыву Олим­пиады-2014». «Особую циничность, — продолжает автор, — тбилисской возне придает то обстоятельство, что в возникновении Кавказской войны едва ли не решающую роль сыграл “грузинский фактор”». Далее Х.Г. Тхагопсоев резко критически оценивает поддержку «тбилисской авантюры» определенной частью черкесского движения.

Грузинские организаторы конференции и сами не отрицали чисто политической подоплеки этого мероприятия. В частности, председатель Комиссии по связям с соотечественниками, живущими за границей, Н.Циклаури по итогам этого форума отмечал, что главным мотивом его организации для Тбилиси было намерение помешать подготовке и осуществлению Игр-2014.

По мнению грузинского депутата, интересы тбилисских властей и черкесских националистов пересекаются именно в этом пункте: «Экологи обеспокоены тем, что незаконный и бесконтрольный вывоз в необъятных количествах для нужд олимпийского строительства в Сочи песка, щебня и древесины из оккупированного русскими войсками грузинского региона Абхазия нанесет непоправимый ущерб Черноморскому побережью Грузии. Черкесы же считают, что проведение Олимпиады в местах, обильно политых черкесской кровью во время завоевания русскими Западного Кавказа, является кощунством». Грузинские представители также постоянно заявляли о том, что факт «геноцида» является аргументом в пользу переноса Игр-2014 из Сочи в другое место, например в Боржомское ущелье Грузии.

Следуя американскому образцу, М.Саакашвили объявил о начале новой политики Грузии в отношении Северного Кавказа с помощью программного публичного выступления, которым стала речь грузинского президента перед Генеральной Ассамблеей ООН 23 сентября 2010 года. В нем он заявил, что «с точки зрения человеческого и культурного пространства не существует Северного и Южного Кавказа, но есть один Кавказ, который входит в Европу и однажды присоединится к европейской семье свободных наций, следуя по грузинскому пути». Из этого провокационного по своей сути заявления следовало, что российский Северный Кавказ, по планам М.Саакашвили, должен отделиться от России. И это был не единственный пропагандистский выпад в адрес нашей страны.

Примечательно, что, рассуждая о «едином Кавказе, идущем в Европу», М.Саакашвили не упомянул ни об Армении, ни об Азербайджане, ни о проблеме Карабаха, что лишний раз подчеркивает лицемерный характер его широковещательных заявлений.

Как показали дальнейшие события, наиболее существенной частью этой речи было именно заявление о «едином Кавказе», который двинется по грузинскому пути в Европу. Вскоре стало очевидно, что таким образом было объявлено о начале весьма масштабной, по грузинским меркам, информационной и политической кампании в отношении Северного Кавказа.

Вскоре (13 октября 2010 года) Грузия объявила о снятии визовых ограничений для граждан России, проживающих в республиках Северного Кавказа и въезжающих на грузинскую террито­­рию на срок до 90 дней через пропуск­ной пункт «Верхний Ларс» (единственный на сухопутной российско-грузин­ской границе). Жители остальных регионов России должны были въезжать в Грузию только по визам и только авиатранспортом либо через соседние с Грузией страны. Примечательно, что всего через несколько месяцев, в январе 2011 года, начал вещание упомянутый пропагандистский телеканал «ПИК».

На проходивших 19 ноября 2011 года в Тбилиси слушаниях в форме совместного заседания комитета по внешним связям и диаспорам и временной парламентской комиссии по вопросам восстановления территориальной целостности обсуждался вопрос о том, как наиболее эффективно противодействовать проведению Олимпиады в Сочи. Грузинские парламентарии сочли, что к выражению протеста против этого спортивного мероприятия должны быть подключены не только различные государственные структуры, но и представители диаспор народов Северного Кавказа, включая радикально настроенную часть черкесских активистов.

На второй конференции по «черкесскому вопросу», 19–21 ноября 2011 года, собственно черкесской теме было посвящено три доклада: «Сочи: мнение черкесов» (докладчик — лидер движения «Черкесский конгресс» Кабардино-Балкарии Р.Кешев), «Инфраструктурные проблемы, которые России предстоит решить для проведения зимних Олимпийских игр в Сочи в 2014 году» (докладчик — сотрудник «TheJamestownFoundation» В.Дзуцев) и «Меры, предпринимаемые черкесской диаспорой США для предотвращения проведения Олимпийских игр 2014 года» (докладчики — упомянутый выше И.Йогар и Т.Барсик, член «Черкесского международного совета», одной из крупнейших организаций черкесской диаспоры в США).

В ходе ноябрьской конференции более четко, чем раньше, был озвучен тезис о том, что Россия «не имеет права» на проведение Игр-2014, поскольку она якобы препятствует возвращению черкесов из зарубежной диаспоры в Россию.

По итогам «черкесской» части конференции в парламенте Грузии была создана рабочая группа по противодействию Играм-2014. Весь 2011 год Грузия продолжала разворачивать кампанию на черкесском и, шире, северокавказском направлениях. В частности, с февраля 2011 года весьма активную деятельность развил грузинский русско­язычный сайт с характерным названием «AntiSochi». Очевидно, он является составной частью общего плана пропагандистской работы на Северный Кавказ, учитывая практически полное совпадение по времени начала его работы и начала вещания телеканала «ПИК». Одними из постоянных тем в материалах, размещаемых на этом сайте, являются тема «геноцида» черкесов и Олимпиада в Сочи.

Следует заметить, что материалы «AntiSochi» часто появляются и на черкесских сайтах в России. В конце апреля 2011 года на нем было помещено несколько сообщений о «многочисленных обращениях» организаций черкесской диаспоры с просьбами признать «геноцид». В частности, были представлены тексты обращений «Черкесского конгресса Израиля» и «Черкесского конгресса Германии». В связи с этим Н.Циклаури заявил 27 апреля 2011 года: «Представители черкесской диаспоры из США, Канады, стран Европы просят парламент Грузии признать геноцид черкесского народа, который осуществили русские колонизаторы». Он в очередной раз отметил, что «в парламенте Грузии изучением данного вопроса занимаются уже давно, и в ближайшее время его обсудят на совместном заседании несколько парламентских комитетов».

Наконец, 20 мая 2011 года, как раз перед очередной годовщиной окончания Кавказской войны, грузинский парламент принял резолюцию «О признании геноцида черкесов, осуществленного Российской империей». В ней законодатели официально признали факт «массового истребления черкесов (адыгов) и их изгнание с исторической родины в период русско-кавказской войны актом геноцида», а «черкесов, депортированных в период русско-кавказской войны и впоследствии, — беженцами». За принятие резолюции проголосовали исключительно члены правящей партии, поскольку депутаты от других партий в тот момент в парламенте отсутствовали.

Текст документа был опубликован на официальном сайте парламента на русском языке, что весьма необычно для современной Грузии. Все это говорит о том, что главным адресатом данного постановления являются черкесские националистические организации России.

Очевидно, что, принимая этот документ, Грузия прежде всего стремилась расколоть адыгов и абхазов, обострить отношения политически активной части черкесского населения с российскими властями и, естественно, затруднить процесс подготовки и проведения Игр в Сочи.

Более того, другие действия Грузии на северокавказском направлении наглядно демонстрируют, что главным, а возможно, и единственным мотивом грузинской активности в данном регионе является стремление нанести политический ущерб России. В частности, речь идет об обнародованных планах Тбилиси развернуть информационно-пропагандистскую кампанию, аналогичную «черкесской», и по ингушской тематике. Согласно сведениям, появившимся в грузинской прессе в начале февраля 2012 года, парламент Грузии планирует рассмотреть «обращения ингушского народа о признании геноцида сталинским режимом в 1944 году, во время массового переселения в Казахстан и Центральную Азию». Совершенно очевидно, что тбилисское руководство планирует развить и использовать тему «геноцида» теперь уже ингушей по такому же шаблону, что и сюжет о «геноциде» черкесов. Штампуя «геноциды», нынешние грузинские руководители лишний раз доказывают собственную циничность. Интересно, как тбилисским пропагандистам удастся обойти вопрос о том, что в депортации ингушей 1944 года главную роль играли политики грузинского происхождения — Сталин и Берия?

Вместе с тем Грузия уже вступает на весьма зыбкую историческую почву, пытаясь представить себя союзником черкесов (адыгов). Факты свидетельствуют, что грузинская знать и дворянство едва ли не поголовно участвовали в Кавказской войне на стороне русских. И они же получили немало материальных выгод от массового переселения абхазов и адыгских народов в Османскую империю. Особенно крупные земельные владения получили представители западногрузинского (мигрельского) дворянства и аристократии.

На акте признания «геноцида» Грузия не остановилась. 1 июля 2011 года грузинский парламент на внеочередном пленарном заседании принял Постановление об увековечении памяти жертв геноцида черкесов, которое преду­сматривает «установление мемориала в память жертв геноцида черкесов» (на берегу Черного моря, в непосредственной близости от границы с Абхазией)5, а также основание в Грузии Центра черкесской культуры.

Что же касается черкесских радикалов, то они, с точки зрения западных пропагандистов, представляют собой вполне «легитимные» персонажи, пригодные для использования в целях усиления влияния на общественное мнение. Их требования не носят религиозного характера, они не призывают к вооруженной борьбе, а некоторые из них охотно идут на прямое сотрудничество с американскими и грузинскими структурами (несмотря на сохраняющееся скептическое отношение основной массы черкесов к Грузии).

И тем не менее, несмотря на всю деструктивную активность нынешних тбилисских руководителей, Грузия слишком тесно связана с Россией духовными, родственными и экономическими узами, чтобы даже такой политик, как М.Саакашвили, мог полностью их игнорировать.

В том, что отношения между нашими странами и народами не прерваны окончательно, сомнений быть не может. Интересы Грузии и политика Саакашвили — векторы разнонаправленные. Это понимают в российском руководстве. Более того, в интересах России убедить грузинское население в том, что противоречие это реально. В связи с этим уместно вспомнить о воссоздании в Москве, на Поклонной горе, взорванного по приказу тбилисских властей мемориала грузинам, погибшим в Великой Отечественной войне.

Россия, безусловно, заинтересована в улучшении двусторонних отношений с Грузией, но еще больше в этом заинтересованы Грузия и грузинский народ. Готовить почву для этого надо уже сегодня, и прежде всего следует начать выстраивать прямой диалог с новым грузинским правительством во главе с Б.Иванишвили. О необходимости этого говорит хотя бы тот факт, что новое правительство свернуло работу телеканала «ПИК», о провокационной антироссийской деятельности которого немало сказано в нашей статье.

 

Примечания

1Характерно, что проекты формирования общекавказской федерации с центром в Тбилиси предлагало еще нацистское Имперское министерство по делам оккупированных восточных территорий А.Розенберга (см., например: Осли Э. Покорение Кавказа. Геополитическая эпопея и войны за влияние / Эрик Осли. М.: Плюс-Минус, 2008.).

2См., например: Кратова Н.В. Повстанческое движение в северо-западной части Кавказа и Предкавказья (1920–1922 годы). Ростов-на-Дону, 2004.

3Вопрос о том, насколько обоснованны заявления о «геноциде» черкесов, не является предметом нашего исследования. Однако следует отметить, что применять этот термин к событиям, имевшим место задолго до формулирования и принятия в международном праве (в 1948 году) самого понятия «геноцид», по меньшей мере некорректно (см.: Конвенция о предупреждении преступления геноцида и наказании за него. Принята резолюцией № 260 (III) Генеральной Ассамблеи ООН 9 декабря 1948 года).

4Тхагопсоев Х. Пляски гномов или политика? // Кабардино-Балкарская правда. 2010. 14 апреля.

5На проект мемориала был объявлен международный конкурс, в котором приняли участие не только грузинские, но и зарубежные скульпторы, в том числе с Северного Кавказа.

 

Комментарии







Сообщение (*):

Комментарии 1 - 0 из 0