Александр Поляков. Эффект Лыкова

Человек науки

Эффект Лыкова

Предтеченский В. Алексей Васильевич Лыков: Комментарии к автобиографии. М.: Грифон, 2010.

Науку делают реальные люди. И очень часто мы мало что знаем об этих персонажах. К сожалению, часто рвется, теряется связь между тем или иным научным открытием, техническим достижением и именем его автора. Мы не задумываемся, сколько труда, лабораторных опытов, мучительных размышлений и сомнений стоит за каждым таким открытием, откуда взялся тот или иной термин. Разные по человеческим качествам, все они внесли свой вклад в познание мира. Об одних известно практически все, о других — почти или совсем ничего.

По мере знакомства с книгой читателю открывается не только непростой жизненный путь героя, но и огромная научная деятельность выдающегося теплофизика. И это не красивые слова. Имя лауреата Сталинской премии, российского и белорусского академика, основателя и многолетнего директора Института тепло- и массообмена АН БССР Алексея Васильевича Лыкова не только известно в научных кругах как выдающегося теоретика, но и навсегда вошло в анналы термином «эффект Лыкова».

Книга состоит из трех частей: «Начало пути», «Москва — Минск: годы надежд и свершений» и «Их объединило тепло». Автор подробно рассказывает о предках и семье ученого, пытается с современных позиций осмыслить жизненный и творческий путь академика и тем самым как бы расширить рамки его автобиографии. И это удается ему в полной мере. Оценка вклада в отечественную и мировую науку, значимости открытий и многочисленных трудов Алексея Васильевича содержится в высказываниях известных белорусских, российских и зарубежных теплофизиков.

Читатель оказывается сопричастным главным событиям жизни ученого. В то же время автор пытается представить его внутренний мир, а основываясь на имеющихся данных, восстановить его жизнь, в которой чего только не случалось. Путь Лыкова не был усыпан розами. Серьезных испытаний на его долю выпало не меньше, чем успехов.

История жизни и деятельности Алексея Васильевича в науке — это в первую очередь история побед над собой и, не побоимся этого слова, над судьбой. Его детство и юность пришлись на нэп и социалистическое строительство, кровавые репрессии и всевозможные чистки. Формирование как ученого совпало с труднейшими военными и послевоенными годами. Он стойко и мужественно преодолевал все препятствия. Пережил убийство своего отца «классовыми врагами». Перенес операцию по удалению пораженного туберкулезом легкого. Пережил смерть первой жены Клавдии Яковлевны, наконец, перешагнул через подлость и предательство учеников. И все эти годы он ни на минуту не прекращал исследований.

Автор любит своего героя. Читатель это чувствует. В книгу включены фрагменты научных статей, выступления, переписка, научные отчеты о зарубежных командировках и повседневной деятельности ученого, многочисленные интервью, воспоминания коллег и учеников, не публиковавшиеся ранее архивные документы. Да чего только в те бурные годы не случалось! Есть тут и «детективные» истории, и смешные эпизоды. Книга знакомит с уникальными фотоматериалами, приводит избранную библиографию, именной указатель. Уместно напомнить, что отдельные главы будущей книги публиковал журнал «Москва».

Алексей Васильевич родился в семье Василия Ивановича и Анны Федоровны Лыковых. Его отец — крупный заводчик в селе Большие Соли и посаде Черная Заводь Костромской губернии. Семья, из которой происходил Василий Иванович Лыков, была широко известна в округе. Отец Василия Ивановича, Иван Иванович Лыков, в конце XIXвека сумел с нуля создать устойчивый и крупный по тем временам семейный бизнес — крахмало-паточное производство, которое успешно функционировало и давало стабильный доход. После революции оно пришло в упадок, а Василий Иванович был арестован, но, как крупный специалист в этой отрасли, был выпущен на свободу с условием работы на советскую власть, чем он и занимался всю оставшуюся жизнь.

Мать — Анна Федоровна. Ее отец служил преподавателем математики Костромской гимназии. Отца она не помнила, а мать умерла, когда ей было всего девять лет. После смерти матери Анна была определена в Костромской Мариинский приют для девочек, который давал прекрасное по тем временам образование.

После революции принадлежность к купеческому сословию доставляла Лыковым немало проблем. Поэтому в официальных документах он писал: «Родился в 1910 году в Костроме в семье служащего. Отец, инженер-технолог, все время работал по найму, мать учительница народных школ». Здесь особо надо подчеркнуть, что фраза «отец все время работал по найму» как заклинание звучит во всех написанных в разные годы автобиографиях ученого. Настолько он ощущал грозящую ему опасность разоблачения, что его отец работал у деда Ивана Ивановича — известного заводчика, боялся, что его социальное происхождение будет раскрыто с вытекающими отсюда последствиями. И путь в науку ему будет закрыт навсегда.

Весной 1934 года Василий Иванович Лыков был убит «классовыми врагами», а матери Алексея Васильевича за заслуги супруга дана пожизненная персональная пенсия.

За потерю «классовой бдительности» директора Усадского крахмало-паточного завода Бибенина сняли с должности и объявили строгий выговор с предупреждением. Парт-организатор Кутьин отделался только выговором, а председатель завкома Журавлев — строгим выговором и увольнением с работы. Досталось и бюро Ляховского райкома ВКП(б), и его секретарю Красильникову. За неприятие мер против кулацких элементов, свивших себе гнездо на заводе, и недооценку политического значения убийства технорука Лыкова районной парторганизации объявили выговор, а ее руководителю и вовсе закатили строгача.

В самые опасные годы произвола и репрессий, творимых коммунистическим режимом, эта трагедия да несколько заметок в газете, освещавшей судебный процесс по делу убийцы Василия Ивановича, подстрекателей и соучастников преступления, — все это защитило семью от вполне реального внимания недоброжелателей, которые могли запросто настучать о «непролетарском» происхождении Лыковых. Выходило, что они уже принесли жертву, и этого оказалось достаточно…

«Детство Алексея Васильевича прошло в Больших Солях. С одной стороны, прекрасное образование матери, — подчеркивает автор, — ее культура в сочетании с русскими православными традициями домостроения и деловая жилка отца, его выдающиеся способности управленца-практика, а с другой — конечно же, сильные волевые характеры родителей дали начальный импульс, стали основой воспитания сына.

<…> Выработанный за многие десятилетия уклад жизни в интеллигентной и типично русской семье Лыковых — обязательное для всех ее членов посещение храма по воскресным дням, сбор за обеденным столом, обсуждение новостей, вечернее музицирование и занятия спортом (крокет, велосипед) — был неизменным и во многом способствовал сохранению уже сложившихся традиций по нравственному воспитанию детей».

Алексей Васильевич учился дома. Его домашнее образование, в сочетании с природными способностями, было такого уровня, что дало ему возможность экстерном пройти курс Костромской девятигодичной школы.

В 1927 году Алексей Васильевич пришел сдавать документы на физико-математический факультет Ярославского педагогического института, но получил отказ из-за возраста: ему тогда было 16 лет. «Приходи через год». Паренек не растерялся: с помощью одного костромского нотариуса сделал себе липовое свидетельство о рождении, которое «состарило» его на год. Институт окончен в октябре 1930 года по математической секции физико-технического отделения.

Автор знакомит читателя с первыми шагами Алексея Васильевича на ниве педагогики в Ярославском рабфаке. Сложный, интересный мир науки открылся ему в аспирантуре НИИ физики МГУ им. М.В. Ломоносова, а позже во Всесоюзном теплотехническом институте. И здесь мы видим, насколько значительной и одновременно несколько неожиданной для педагогов и коллег по работе фигурой оказался молодой ученый.

Но что же «неожиданного» в его судьбе? Секрета нет: за этой «загадкой» стоит масштаб личности человека, нередко опровергающего каноны науки тех лет, успешно взламывающего перегородки на стыке различных научных дисциплин. Касается ли это теоретической теплофизики или математики, сушки, реологии или нелинейной термомеханики, аэротермооптики или термодинамики необратимых процессов, промышленной энергетики или строительной индустрии, исследований теплообмена в ядерных реакторах или тепловой защиты космических кораблей… За что ни брался — всюду следовал успех.

Как-то лауреат Ленинской премии за создание первой в мире АЭС академик А.К. Красин сказал: «Хотя Алексей Васильевич сам не владел ядерной технологией (он — теплофизик. — Авт.), он, как всегда, взявшись за какое-то дело, глубоко вникал в суть вопросов, на ходу осваивал новое. Из бесед с ним я всегда выносил новые идеи». Не случайно академик А.В. Лыков считал, что «мудрость и опыт приходят с возрастом: эти качества вырабатываются благодаря знанию связей между различными науками, широкому взгляду на жизнь». За период с 1932 по начало 1936 года молодой ученый опубликовал более сорока пяти статей! И подобную работоспособность он демонстрировал на протяжении всей своей жизни.

Успешная защита кандидатской диссертации состоялась 13 февраля 1936 года. В книге Владимир Предтеченский приводит стенограмму ее защиты, чудом сохранившуюся в Самарском филиале Российского государственного архива научно-технической документации. По мнению автора, талант ученого, исследователя или практика в полной мере обычно проявляется уже в молодом возрасте. И в доказательство приводит интересную параллель. «Вернер Гейзенберг, — пишет он, — создал матричную квантовую механику в 24 года. Альберт Эйнштейн теорию относительности и Нильс Бор свою теорию атома — в 25 лет. И стоит ли тогда удивляться тому, как рано сформировался Алексей Васильевич Лыков и практически в том же возрасте смело вошел в мировую науку со своим экспериментальным открытием эффекта термической диффузии влаги в капиллярно-пористых телах, названного его именем».

Он доказал, что вода в них перемещается от более горячих мест к более холодным, а став паром, она тотчас начинает двигаться в обратную сторону. А в порах, кроме воды, всегда есть смесь газов — воздуха и пара. С повышением температуры тела пара в нем становится больше. Тяжелые частицы воздуха движутся от теплых мест к холодным — по направлению распространения тепла, а более легкие молекулы пара — им навстречу. И чем меньше поры, тем это заметнее. Ибо в капиллярах возникают особые вихревые потоки, которые усиливают явление термо- и влагопроводности, почти незаметное в телах с крупными порами.

 Спустя месяц после защиты диссертации врачи вынесли Лыкову страшный вердикт: правое легкое почти полностью охвачено туберкулезным процессом и есть признаки поражения гортани. Его направили на консервативное лечение в подмосковный санаторий. Однако болезнь все же остановить не удалось, и врачи пошли на хирургическое вмешательство. Прикованный к постели, Алексей Васильевич продолжает работать, пишет две монографии — одну по кинетике и динамике процессов сушки, другую — по теплопроводности и диффузии. Публикует статьи в немецких и английских журналах и отечественной научной периодике.

В 1940 году А.В. Лыкову после защиты в Московском энергетическом институте докторской диссертации ВАК присуждает ученую степень доктора технических наук, а спустя год утверждает его в звании профессора.

Во время Великой Отечественной войны профессор Москву не покидал, продолжал вести научные исследования. В автобиографии ученого читаем: «В связи с улучшением тбк (туберкулезного.— Авт.) процесса в 1941 году возобновил пед. деятельность». Работая по совместительству заведующим кафедрой физики Московского института химического машиностроения, ему удается организовать и оснастить современным по тем временам оборудованием и аппаратурой исследовательские лаборатории молекулярной физики и теории тепла. В них им выполнены обширные, получившие широкую известность уникальные эксперименты по тепломассопереносу в дисперсных и капиллярно-пористых телах при фазовых и химических превращениях, а также работы по радиационному теплопереносу и явлениям переноса в глубоком вакууме.

К этому моменту профессор Лыков уже занимал прочное положение в научном сообществе, пользовался заслуженным авторитетом и уважением среди коллег в Советском Союзе и далеко за его пределами. Деятельность ученого в период военного лихолетья отмечена по достоинству. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 16 февраля 1946 года его наградили медалью «За доблестный труд в Великой Отечественной войне».

В 1949 году Московский технологический институт пищевой промышленности ходатайствует о присуждении А.В. Лыкову Сталинской премии за подготовленную им к печати монографию «Теория сушки». Она увидела свет спустя год. А 14 марта 1951 года постановлением Совета министров Союза СССР № 981 ему была присуждена Сталинская премия второй степени в размере 100 000 рублей и присвоено звание лауреата.

Интересная деталь. Алексей Васильевич стал лауреатом вопреки принятому тогда негласному правилу: при первой возможности, по поводу и без оного, славословить «гениального учителя и вождя всех времен и народов». Дело в том, что в предисловии к своей книге он ни разу не упомянул и не процитировал товарища Сталина. Он обошел стороной и обязательную тогда критику буржуазных научных направлений, таких как генетика и кибернетика, не обмолвился ни словом о борьбе с космополитизмом и его сторонниками. Тогда это был, несомненно, смелый поступок молодого ученого.

Более того, на первой странице своего труда он напечатал: «Светлой памяти любимого отца посвящаю свой скромный труд». Говорят, что именно это посвящение сыграло определенную роль в судьбе ученого. Прочитав его, Сталин якобы изрек: «Такой человек достоин премии»…

Владимир Предтеченский убедительно доказывает, что подход Алексея Васильевича к решению научных проблем был совершенно нестандартным, он имел свой собственный, отличный от других, взгляд на многие процессы и часто давал принципиально новое их толкование, вводил новые понятия, которые впоследствии признавались мировым научным сообществом. В каждой отрасли знаний, которой он касался, его работы приводили к «перевороту». Так произошло в 1930–1940-х годах в пищевой и кожевенной промышленности, а в 1950–1960-х годах — в строительной теплофизике.

Большой вклад ученого в теплофизику получил заслуженное признание. В 1956 году он был избран академиком АН Белоруссии, в 57-м — действительным членом Академии строительства и архитектуры СССР и был удостоен звания заслуженного деятеля науки и техники РСФСР, в 67-м получил высшую награду страны — орден Ленина, а в 1970 году — орден Трудового Красного Знамени.

На всех путях его творческого поиска в полной мере сказались незаурядный дар исследователя, масштабность его взгляда на мир науки и богатство его потенциала как ученого. И как результат — более чем за 40 лет научно-исследовательской работы академиком Лыковым было опубликовано около 250 статей и 18 монографий, в том числе «Теория сушки», «Явления переноса в капиллярно-пористых телах», «Теория теплопроводности», «Теория переноса энергии и вещества», «Справочник по тепло- и массопереносу» и др. Его труды неоднократно переиздавались во многих капиталистических государствах и странах народной демократии большими тиражами. Мало людей могли похвастаться такой богатой биографией.Академик Лыков умел видеть прошлое и прозревать будущее. Добро и зло, любовь и ненависть, дружба и предательство — все в книге переплелось в один спрессованный клубок. События, разворачивающиеся на ее страницах, захватывают вас и не отпускают до тех пор, пока вы не прочтете ее до конца.

Фундаментальный труд Владимира Предтеченского будет интересен и людям, далеким от науки, и тем, кто связал с ней свою жизнь, так как в нем подробно описывается личность не только ученого, но и гражданина, педагога, автора статей и редактора «Инженерно-физического журнала» и соредактора международного журнала по тепломассопереносу с совершенно новой, ранее мало известной стороны его жизни и творчества. Организационные масштабы усилий академика по налаживанию международных связей отечественной теплофизики были столь же грандиозными, как и вся его остальная деятельность.

А он в течение восемнадцати лет возглавлял Институт тепло- и массообмена АН Белоруссии. За этот период он превратил его в один из ведущих научных центров мировой науки, а Минск — в Мекку для международного содружества теплофизиков. После смерти академика институт стал носить его имя. Национальная академия наук Белоруссии учредила премию имени этого выдающегося ученого, а Международный центр по тепло- и массообмену — «LuikovMedal».

Восприятие личности Лыкова многими его учениками очень сходно, но в каждом есть пусть и мелкие, но такие значимые личностные характеристики, которые помогают нам лучше, зримее представить Алексея Васильевича и делают его таким близким. Во многих его научных трудах мы слышим голос человека, искренне переживающего за будущее страны и ее граждан. Своей жизненной позицией он побуждает и других активно искать эффективные формы и методы работы.

Многочисленная переписка, выступления академика, документы и иллюстрации, приведенные в книге, позволяют «очеловечить» Алексея Васильевича Лыкова: не зря на обложках книги — непривычные для современного взгляда фотографии ученого, родителей и его первых учеников.

Недавно я прочел где-то в печати, что пассажиры в московском метро назвали тремя крупнейшими учеными России Гусинского, Березовского и Мавроди. И это мне показалось не совсем случайным явлением нашей жизни: эти одиозные фамилии у всех просто на слуху. О них пишут газеты, о них рассказывают по радио и телевидению… А вот о таких самородках, как А.В. Лыков, В.К. Зворыкин, И.И. Сикорский и многие другие, — почти ничего.

Поступив в Ярославский пединститут, в анкете наш герой — студент первого курса — в графе «национальность» написал «великорус». Ибо он происходил из старинного рода Лыковых, из православной купеческой семьи. Не потому ли истинно по-русски Алексей Васильевич всегда пребывал человеком артельным, был окружен друзьями и соратниками, а потом и многочисленными учениками. Высочайшая образованность в сочетании с удивительной работоспособностью, ответственностью, порядочностью, доброжелательностью и сделали Лыкова уникальным человеком и ученым.

100-летний юбилей Алексея Васильевича Лыкова 20–21 сентября 2010 года в Минске торжественно отметила научная общественность республики Беларусь, России и ряда зарубежных стран.

 

Александр Поляков







Сообщение (*):

Комментарии 1 - 0 из 0