Пробка. — Проездной

Людмила Комарова родилась и живет в Москве. По профессии инженер-энергетик.
Выпускница Высших литературных кур­сов при Литературном институте имени А.М. Горького.
Публиковалась в коллективном сборнике поэзии и прозы «Путь мастерства».

РАССКАЗЫ СЛУШАТЕЛЕЙ ВЫСШИХ ЛИТЕРАТУРНЫХ КУРСОВ

 

Пробка


В центре зала большого супермаркета, вцепившись руками в пустую тележку, рыдала молодая белокурая женщина.

— Я больше так не могу, меня сейчас разорвет от напряжения! У меня ужасно болит голова, а в затылке как будто пробка торчит, и эта пробка мне мешает, мешает, мешает!

— Ха!.. Действительно пробка... — удивленно произнес проходящий мимо мужчина с корзиной. — А давайте, я вам ее выбью. — и, не дождавшись ответа, со знанием дела выбил пробку из ее затылка.

Пробка вылетела и упала на пол. Через некоторое время из пробки начали вылетать какие-то невнятные слова, словно пропущенные через ревербератор. Слов было так много, что пришлось ждать около часа, пока из нее не вылетело последнее «пиу». Когда «винегрет» из слов закончился, женщина успокоилась и молча осела на пол. Из глаз ее текли слезы. Она смотрела на пробку остекленевшими глазами и думала: «Неужели такая маленькая штучка может так портить жизнь?»

Головная боль женщину уже не беспокоила, и она даже стала что-то тихонько напевать. Спев пару песен, она бодро встала, со всей силы пнула пробку ногой и в приподнятом настроении отправилась за покупками.

Женщина с любопытством рассматривала товары, стоящие на витринах, а где-то через полчаса она ощутила, как на нее накатывает необъяснимая тревога.

— Мне словно чего-то не хватает... — бормотала женщина. — Чего же?.. Может, воздуха?.. — предположила она, глубоко вздохнув. — Нет... Но мне определенно чего-то не хватает... Может, пары плиток шоколада?.. — с надеждой произнесла женщина, нервно хватая с полки и тут же надкусывая одну из горьких плиток. — Нет... — разочарованно выдохнула она. — А может, мне нужен шампунь или кремчик?.. — она повернула голову в сторону полок с косметикой. — Нет... Все не то!.. Какая-то странная пустота... О господи!.. Ну конечно! — спохватилась она. — Верните мне мою пробку! — крикнула неизвестно кому женщина и бросилась к тому месту, где полчаса тому назад так неосмотрительно рассталась с причиной своих мучений.

С трудом отыскав под одной из витрин свою пробку, женщина судорожно схватила ее и вставила обратно.

«Ну вот, так гораздо лучше... Лучше, чем без нее... — думала она, улыбаясь. — А впрочем, не знаю... — нахмурилась она. — Вроде бы опять что-то не то... Да, точно... Опять мешает, мешает, мешает!..»

 

Проездной


Зимним морозным утром на автобусной остановке, переминаясь от холода с ноги на ногу, ждала автобуса ничем не примечательная женщина лет сорока пяти. Вскоре к остановке подъехал автобус, и все ожидающие устремились к открытой двери. Женщина, чтобы не быть задавленной, вначале пропустила особо прытких, затем влезла на ступени автобуса и, подпираемая сзади желающими уехать пассажирами, почувствовала, как что-то больно ткнуло ее в спину. Оглянувшись, она увидела позади себя здорового детину, который держал в руках предмет, очертаниями и размерами напоминающий коловорот. Сморщившись от боли, женщина тихонько произнесла: «Нельзя ли поосторожнее?..» И вместо извинения, к своему глубочайшему удивлению, получила тираду отборного мата, совет ездить на такси и очередной болезненный толчок в спину. Так она прошла через турникет и проехала с нависающим над ней громадным существом с коловоротом пять остановок. У метро она вышла и, распрямившись от автобусной давки, направилась в московскую подземку. В метро она встала в огромную очередь за проездным. Когда подошла ее очередь, женщина достала из кошелька пятитысячную купюру и, еще не успев ничего сказать, услышала от кассирши:

— Вы что, все сговорились, что ли?! С самого утра мне такие бумажки в окно суете! Сдачи на вас не напасешься! — потом, немного успокоившись, строго спросила: — На сколько поездок?

Женщина хотела быстро ответить, но вместо этого из ее рта через окно кассы, прямо на кассиршу высыпалась порция маленьких мертвых птиц, после чего женщина почувствовала тупую и сильную боль в груди. Мертвые птицы, так необычно вырвавшиеся из женщины, по размеру были со среднестатистического московского воробья и имели странную, напоминающую тропическую окраску.

— Женщина, вы что себе позволяете, а?! В общественном месте кидаться дохлыми птицами!.. Где вы их только берете-то в таком количестве?!

«Да я сама не знаю, как это у меня получилось...» — хотела сказать женщина, но вместо этой фразы из нее вырвалась солидная порция все тех же птиц и завалила весь пол в комнате кассирши.

«Мне же на работу надо... Опоздаю — уволят без разговоров... Кризис ведь... — крутилось в голове женщины. — Мне обязательно нужно купить проездной...» Она опять наклонилась к окошку кассы, отчего кассирша резко пригнулась и задергала левым глазом.

— Да что вы с ней церемонитесь?! Не хочет брать билет, не надо! А нам здесь ждать некогда, нам на работу нужно! — сказал стоящий за женщиной мужчина и попытался грубо отстранить женщину от окошка кассы.

Но женщине очень нужен был билет, и она судорожно вцепилась руками в подоконник кассы. Видя, что женщина просто так не сдастся, мужчина ухватил ее за щиколотки и резко потянул на себя, в результате чего женщина оказалась растянутой в воздухе параллельно полу — между подоконником и мужчиной. Мужчина всеми силами старался оторвать женщину от подоконника, ведь ему тоже надо было на работу, и эта женщина ему явно мешала. Женщина пыталась кричать, но из ее рта через окно кассы продолжал извергаться фонтан из мертвых птиц странной породы. Кассиршу уже завалило с головой, и из-под груды птиц виднелись два быстро моргающих глаза кассирши, внушительных размеров нос и беспомощно вытянутые вперед две скрюченные ручки.

А между тем очередь в кассу становилась все больше и больше, и народ, стоявший в ней, стал возмущаться — ведь всем надо было ехать по делам.

Тут открылась вторая касса, и за ее окошком появилось недовольное лицо другой кассирши. Мужчина тут же отпустил ноги женщины и ринулся к свободной кассе. Люди плавно перетекли к другой кассе, а женщина встала на ноги и кинулась к другой кассе. Подбежав к окошку кассы, она хотела сказать: «Я уже отстояла очередь, мне бы проездной...» — но вместо этого обрушила на другую кассиршу дождь из все тех же мелких птиц.

— Женщина, вы бы хоть чем-нибудь съедобным изъяснялись, ведь неизвестно еще, сколько нам здесь из-за вас стоять, а кушать уже хочется... — пошутил какой-то мужчина из очереди.

Женщина то ли от злости, то ли со стыда побагровела и беспомощно развела руками.

— Да купите ей кто-нибудь билет, а то она сейчас и вторую кассиршу завалит! — крикнул мужчина в шляпе.

— Вот сами и купите! Нашли дураков! — выкрикнула в ответ женщина в шубе.

Мужчина в шляпе подошел к окну кассы и спросил у женщины:

— Вам на сколько поездок?

Женщина благодарно посмотрела на мужчину и, молча оттопырив на одной руке два пальца, другой судорожно полезла в кошелек за деньгами.

— Вот, возьмите, на две поездки, как вы и просили, — сказал мужчина, протягивая ей проездной.

— Ой, спасибо вам огромное! — ответила женщина и вдруг опешила: мертвые птицы перестали рваться из нее наружу, и тупая боль за грудиной куда-то исчезла.

Женщина взяла из рук мужчины проездной и, загадочно улыбаясь, направилась к турникетам. Она шла, все время оглядываясь на мужчину-благодетеля, и в какой-то момент ей даже показалось, что над его головой она видит свечение... Тут женщина вдруг споткнулась, и блаженная улыбка медленно покинула ее лицо. Она в последний раз посмотрела на мужчину, прислонила проездной к валидатору турникета и растворилась в толпе нахохленных пассажиров.

Женщина все-таки успела на работу, и ее не уволили. А в шашлычных, расположенных неподалеку от станции метро, на которой пыталась купить проездной эта женщина, целых две недели продавали диковинные шашлыки из непонятно откуда взявшихся в Москве амазонских перепелов.

 







Сообщение (*):

Комментарии 1 - 0 из 0