Русская равнина

Николай Иванович Коновской родился в 1955 году в селе Варваровка Алексеевского района Белгородской области. Служил в армии, работал на заводе, стройках, в охране РЖД. Окончил Литературный институт им. А.М. Горького.
Печатался в журналах «Москва», «Молодая гвардия», «Наш современник».
Автор книг «Равнина» (1990), «Твердь» (1990), «Зрак» (2004), «Врата вечности» (2005), «Тростник» (2010).
Член Союза писателей России.
Живет в Москве.

* * *

Ни слез, ни дерзновения, ни страха.
А то, что возмущалось и рвалось, —
Земного обессилевшего праха
Взметенная зловещим ветром горсть.

И мысль, и риск, и вечное движенье
Безмерное — о, кто тебя вместил?..
Но боль, но стыд, но мука сопряженья
С водой, землей, мерцанием светил!
 

* * *
В кореньях гудящие соки.
Озера, налитые всклень.
Могучий, недвижный, высокий
Исполненный святости день.

Звенит, и горит, и струится
Душою, не ведавшей зла.
Под тяжкой ногою землица
Темна, и сыра, и тепла.

Живая, накатит порою
Тревога ли, туча, слеза —
Застыну, забудусь, закрою
И снова открою глаза:

Багрово тускнеющий запад,
Белесо-волнистая рожь,
Сквозь липы светящийся запах
Блаженно просеянный дождь...
 

Закат на море
Прохладнее воздух, длиннее тяжелая тень,
В багровом просторе — угрюмо-тревожнее птицы.
Гляжу, провожая бесследно исчезнувший день,
Как тихое солнце за синее море садится.

Вот-вот — и сомкнутся медлительной бездны края
Над огненным шаром, последнего света касаясь.
И все затаится, застынет... Не так ли и я,
Ступивши на пропасть, в горящий закат погружаюсь?
 

* * *
Сердце мое, ненасытное, злое увечье,
Окаменевшее, зрящее только себя!..
Милая, милая, на языке человечьем
Не описать мне, мой жертвенный ангел, тебя...

Ночью кромешною, зыбкой стезей роковою,
Тяжкой годиною невосполнимых утрат
За окаянною, бедной моей головою
Ровною поступью тихо спускаешься в ад.
 

Романс
Божественных звуков роящихся раб,
Лишь диск в комнатеночке тесной
Своей я поставлю — послышится храп
Коней, уносящихся в бездну.

В светящемся мраке задувши свечу,
Предсмертную чуя победу,
Закрывши глаза, обмирая, лечу
По долгому санному следу.

Лишь ветер, лишь громы промерзшей реки,
Дыханье, признанье, рыданье,
Лишь стиснутой насмерть горячей руки
Несчастной ее — трепетанье.

С горящей, безумною язвой в душе
Мертвец, опадая все выше,
Ни ангелов грозных не слышу уже,
Ни божьего света не вижу...
 

Ты да я
Снова вместе, ангел мой,
Ты, да я, да мы с тобой.

Вместе — вот и весь наш сказ!
Видишь ты, как много нас!

Век, который не объять,
Как пытался нас разъять,

Как пытался извести,
По вселенной развести!..

Смертной болью обожглись.
Повинились, обнялись...

Тихий-тихий свет лица...
Вместе будем до конца,

Терпеливый ангел мой, —
Ты, да я, да мы с тобой.
 

Обрыв
Глаза небесной чистоты,
Уста, безмолвны и безгрешны, —
Мы ль, рухнувшие с высоты
В узилище манящей бездны!..

Сплетенье голосов и снов,
Видений, неподвластных слову!
Но прежде — потаенный зов
Ответствовал другому зову.
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
О властно-ненасытный дух,
Взирание в провалы духа
Двух бед неотвратимых, двух
Огней, пронзающих друг друга!
 

Русская звезда
                                   Памяти Ю.Никонычева

В бою, в волнах ли, за бутылкой —
Везде, во что я ни уткнусь,
Греху мечтательности пылкой
Со всею страстью предаюсь.

О явь развеянных туманов!
О блеск изменчивой судьбы!
Как некогда сказал Иванов:
Ах, если б, кабы да абы.

И все же, мрак и тлен раздвинув,
На грани бдения, всегда
Гляжу — над русскою равниной
Сияет русская звезда.

И странной, чудной силой будит —
Непреходящее? О да!
Все то, чего уже не будет,
Уже не будет никогда.
 

Дорогой в Коломну
                                        ...лесок березовый Коломны...
                                                                      Н.Заболоцкий

Зов древности — и нету сладу.
Свет утренний, холодный свет.
Тьмой тамбурной доеду к брату,
В тот край, где не был столько лет.

День облачный. Поля пустые.
Рок тягостен. Стезя темна.
Продажные шумят витии.
Незримая идет война.

Великое сокрылось солнце.
Возмездия взошла звезда...
Вагон ли? Родина несется?
В провал, в безумье, в никуда...

Век допит. Рухнули короны...
Свечой восходит к небеси
Лесок березовый Коломны —
Кристалл светящейся Руси.







Сообщение (*):

Комментарии 1 - 0 из 0