«Имя им — легион»

Игорь Николаевич Шумейко родился в 1957 году. Кибернетик по образованию, специалист в области внешней торговли, общественных связей.
С 80-х годов прошлого века пуб­ликовал стихи, рассказы, очерки в журналах «Дружба», «Юность», в «Литературной газете» и за рубежом. В 1994 году издан его роман «Вартимей очевидец» (радиопостановка в 1995 году на «Радио России»).
В новом тысячелетии — постоянный автор «Независимой», «Литературной», «Новой» газет, а также многих журналов.

Культя личности

Читал я как-то в метро «Спорт-экспресс». Дело было в 1997 году, когда 14 республик бывшего СССР, кроме Таджикистана, послали свои команды пробиваться на футбольный чемпионат мира 1998 года во Франции. Чем те попытки кончились, помните? Пролетели в отборочных турнирах абсолютно все. С успехом можно было поздравить... как раз Таджикистан. Который (вот она, мудрость «недеяния»!):

1) не проиграл ни одного матча,

2) не пропустил ни одного гола и...

3) сэкономил кучу денег.

И меня, углубившегося тогда в итоговые таблицы отборочных групп (полный газетный лист), кто-то сзади вполне вежливо спросил:

А как наши сыграли?

И я совершенно машинально, в четверть оборота глянув на вопрошавшего, ответил:

А кто — наши?

Большей обиды, кажется, в жизни никому не наносил. И смех и грех. и сразу же, в единый миг, я осознал всю нелепость, всю абсурдность ситуации. Человек («Может, аварец?») вполне культурного вида, ну, может, чуть-чуть смуглее меня («Или черкес?») элементарно поинтересовался: «Как сыграли наши футболисты?» Имея в виду, конечно, вчерашнее позорище: Болгария — Россия, матч, закрывший нам дорогу во Францию. («Нет, наверное, ингуш»...)

И получается, это я (!), чего-то когда-то публиковавший, например, о распаде СССР, совершил, на своем уровне, деяние, вполне эквивалентное громким историческим актам, вроде беловежскопущинских.

Я отказал ему в «нашести». То есть я развалил Россию. Хоть в глазах одного человека, но развалил.

Это наша автоматическая вежливость. Даже услужливость: «А кто наши?» — вроде как желание помочь, отыскать «его» команду из республик где-то поюжнее и сообщить результат.

Вот это усеченное общение, корректный разговор усеченных личностей, как в семье, где дело покатилось к разводу, и есть причина распада. Вроде и требуется для сохранения «империи» лично от нас совсем немного. Не лезть за Ермаком в холодный Иртыш и, лязгая зубами на «диком бреге» его, выдергивать из тела кучумские стрелы, не карабкаться под бодрые шуточки-прибауточки Суворова на измаильские небоскребы, не пересчитывать, крестясь, дымные смертоносные диковины объединенной Европы, приславшей своих «миротворцев» под бастионы Севастополя...

Но нет же! И самой малости не получается. Все «мысленные взоры», горизонты интересов быстро сужаются, как «развертка» гаснущего телевизора. И так, рука об руку с личным упрощением, усечением, идет усечение государственное, оставляя одни культи...

Примерно такие мысли промелькнули со среднечеловеческой мыслительной скоростью, в доли секунды. Все сплошь абстракции, силлогизмы, и среди них одна непонятно как затесавшаяся картинка: культя. Розовая, округлая — бр-р! Откуда?!

Я повернулся уже вполоборота к вопрошавшему («Или, может, осетин?»). Сумка на его плече — копия моей, перед глазами тоже развернутая газета. Единственная разница: не «Спорт-экспресс», что-то политическое. На отогнувшемся листе видна часть жирного заголовка: «...о культе личности Ста...»

Так о культе или о культе? Как все непостижимым образом связано! Пять минут назад покупал «Спорт-экспресс» в переходе. Рядом сидел инвалид. Из рукава камуфляжной куртки торчит она самая... Вот я бросаю инвалиду бумажку, 500 рублей, сдача с газеты. Вбегаю в вагон, торопливо разворачиваю. Таблицы отборочных игр. Дальше слышу вопрос: «Как наши сыграли?» А в газете соседа: «...о культе личности Ста...»

Частые спотыкания российского футбола — это культя личности Сталина.

 

Офсайды и офшоры

Есть опасение, что полный провал сборной России на чемпионате Европы-2012 и фиаско клубов в Лиге чемпионов 2012/13 года еще более утвердят в массовом сознании тезис, лозунг, все дальше уводящий от истины: «Хорошие капиталисты вкладывают деньги в наш футбол, плохие покупают себе всякие там “Челси”!»

От такой дикой путаницы и несправедливости даже дух захватывает! Что, Миллер и «Газпром», содержащие «Зенит», а ранее «динамовец» миллиардер Федорычев, а еще ранее Потанин–Прохоров, проплатившие «Торпедо-Металлург», благодетели российского футбола?!

Надо только вдуматься, свежим взглядом посмотреть на самые кричащие примеры... «Торпедо», шестое колесо в телеге московского футбола, каталось тихонько между лигами, пока его не подняли наши славные «металлурги», «вложились в отечественный футбол», втиснулись в удлиненное имя команды. Благо? То событие должно всем запомниться по другой причине: патриотично профинансированное «Торпедо-Металлург» стало первой командой в истории российских чемпионатов, в которой на поле вышло одиннадцать «легионеров».

Вот клуб, когда-то база сборной, «Спартак»... Мощные вливания патриотичного «Лукойла» — и на поле выходят 9–10 «гастарбайтеров». А собственно российская команда — волгоградский «Ротор» покидает высшую лигу...

Действительно, когда спонсорский договор подписан, деньги переведены, футболки с эмблемой «патриотичного олигарха» пошиты, самый быстрый способ поднять команду в таблице (не считая «работы с судьями») — это купить иностранцев. Мгновенность отдачи спонсорских вкладов и губит российский футбол. Этот допинг на мгновение поднимает клуб относительно уровня лиги, вместе с тем в перспективе понижая сам этот уровень. Мгновенное допинговое вспучивание одного клуба — и соперники вынуждены отвечать мгновенными же мерами. Юношеские футбольные школы оказываются в офсайде, «вне игры», — быстрых результатов они дать не могут.

Перечитайте сегодняшние экспертные оценки, а хотите — я процитирую другие, образца 2005 года, по итогам позапрошлого невыхода на ЧМ. Цитаты вполне сгодятся!

Шалимов: «Легионеры засоряют наш чемпионат».

Юран: «Глубоко убежден: если бы они играли не в России, а в Италии или Испании, то относились бы к своим обязанностям более серьезно».

Виталий Мутко, президент РФС: «Я не националист, но подумайте, мы сегодня наигрываем игроков для чужих сборных. Должны это понять и почувствовать ответственность. А мы все привозим, привозим и привозим. “Динамо” не подготовило ни одного игрока сборной. Кому такой клуб нужен

Была уже на всю страну обозначена проблема. Инновационному развитию России препятствуют и недостаток «длинных денег», долгосрочных инвестиций, и, наоборот, приливы-отливы «коротких денег». Мгновенный спекулянт мешает промышленнику, сельскому производителю, не только перетягивая ресурсы в свои «схемы», но еще и перетягивая на себя порции общественного внимания, навязывая свою модель жизни.

В проекции на футбол эта антитеза выглядит так: скупка-продажа легионеров — или инвестиции в детские спортшколы, в здоровье целого поколения.

 

Москва — Россия

Самое, по-моему, оригинальное следствие такой «заботы о спорте» — то, что футболу передается одно изначальное уродство нашего бизнеса. Сколько сказано о столице, перехватившей все финансовые потоки? Огромная, еле держащаяся рахитичная голова и хилое тельце — и эта картина проецируется на чемпионат. Плавильные цеха — в Норильске, офисы — в Москве, где держали команду «металлургов».

И экспортер удобрений Федорычев прекрасно понимал: там, где месторождения, разрезы–карьеры–комбинаты его удобренческого бизнеса — ну что там решается? А Счетная палата — в Москве и... председатель попечительного совета «Динамо» Степашин с ним на трибуне.

Запустите в продажу команды с попечителями: Прокуратура, ФСБ, МВД, Госкомзем, Таможенный комитет... Тут бизнесмены, «подвижники футбола» обязательно найдутся, на полную премьер-лигу.

В начале 2000-х половина премьер-лиги была — Москва и область.

Кроме многих сотен уже миллионов долларов, вложенных в московские клубы, есть и еще цифры, на основании которых таких «вливателей» можно назвать если не «врагами», то уж «оскорбителями народа» — точно. На матчи в Петербурге, Волгограде, Владикавказе, Самаре ходят 15–20 тысяч болельщиков. В Москве — 2–3 тысячи (походы на групповой мордобой и петардометание в случаях «Спартак»–«Динамо»–«ЦСКА» — это совсем другой случай). А на том историческом матче, где металлургическое «Торпедо» на норникельские деньги впервые выставило 11 гастарбайтеров — зрителей было и вовсе 200 человек (проверить проданные билеты — так окажется еще меньше).

И вот нижегородцам, волгоградцам, владикавказцам, воронежцам, самарцам говорят: «Мне тут с Самим надо перетереть. На трибунах — вроде удобно. Куплю-ка я сборную Португалии, она вас с вашими доморощенными вышвырнет в первую лигу, а то и подалее».

Только один тот «пробел» — буквальный пробел — на трибунах может смутить «московских радетелей футбола». Так я подскажу решение в этом же духе. Наймите еще тысяч 20 таджиков, вьетнамцев: пусть сидят на трибунах. В Москве в сезон проходит около 70 матчей, итого: 70×20 000×5 долларов = 7 млн долларов — это цена пол-Кавенагги (был такой легионер — абсурд, скандал и позор для покупателей), это в 25 раз меньше «динамовского шопинга» (безумных покупок времен Федорычева)!

За те же деньги, да чтоб не мерзнуть и не подыхать со скуки на трибунах, они могут еще и покричать речевки (пусть и с акцентом... вроде, наверное: «Ды-на-ми! Мас-ква!»). И не только в адрес команд, но и славословия дорогим спонсорам (какой PR!).

Правда, надо признать, что московское «Динамо», накупившее в 2005 году гастарбайтеров на 165 млн долларов, постепенно поменяло курс. Теперь и подождем их воспитанников, наверное, еще лет пять...

Но одна загубленная футбольная судьба уже навсегда останется на совести клубных менеджеров «Динамо». Дмитрий Булыкин, талантливейший парень, в 2003 году прямо на себе втащивший нашу сборную на чемпионат Европы-2004, забивший четыре решающих гола, стал лидером... но не «Динамо», где играл, а только сборной России! А в своем «Динамо» после того шопингового безумия (купили полсборной Португалии, лидера греков Сейтаридиса и еще кучу африканцев) Булыкин перестал получать место в составе, пошли конфликты с тренерами, и несколько сезонов, решающих в его жизни, он просто потерял.

Семь лет прошло. Но вот 2012 год. Игорь Денисов, безусловный лидер сборной, из-за закупки «Зенитом» очередной порции гастарбайтеров во главе с бразильцем Халком, которым вдобавок установили недостижимые для россиян зарплаты, пошел на конфликт с руководством своего «Зенита» и щедрым спонсором «Газпромом». Был изгнан: «теперь-то у нас незаменимых нет». Может, и нет — в «Зените». Но не в сборной! В сборной игроки уровня Денисова наперечет! Так что популярный рекламный слоган, сопровождавшийся, кстати, футбольным видеорядом, про упорно тренирующегося нашего мальчишку можно со всем правом переиначить: «Газпром! (бразильские) мечты сбываются!»

Так что рано благодетелям футбола выставлять портреты закупленных легионеров с подколотыми копиями платежек куда-нибудь на одну полку с яйцами Фаберже–Вексельберга. Они всего лишь закрыли еще несколько команд для наших парней, приблизили крах сборной.

Даже некий футбольный парадокс образуется: «тот самый, купивший себеЧелси”», дважды своей хозяйской волей вмешиваясь в тренерские дела, столбил в своем клубе игровое место для Жиркова, а ранее для капитана сборной Смертина!

Но и это не все! Легионерский допинг проникает даже в структуру футбольных команд. Помните еще в 2003 году крик души тренера сборной Ярцева, не любившего жаловаться: «Трудно найти защитников в сборную, в ведущих российских клубах это иностранцы».

И вспомните самый первый комментарий после «словенского фиаско» 2009 года: «Как может команда считать себя грандом мирового футбола с такими многолетними чудовищными проблемами в обороне?»

Вот и продолжение сюрприза: да, легионеры — быстрая отдача. Но легионеры-защитники — самая быстрая отдача. Справьтесь у тренеров: самое быстрое, что налаживается в командах, — оборона, уменьшение пропущенных голов, проигрышей. Это 3–4 месяца после вливания спонсорских денег. А налаживание атаки — дело 1–2 сезонов.

Вот почему уже семь лет вся оборона России — Игнашевич и Березуцкие.

Справьтесь еще и узнаете, что Жирков, Колодин — это полузащитники, вынужденно в сборной России переставленные в защиту.

Даже вспомнив кроме словенского провалы, вроде израильского в 2007 году, надо поблагодарить Игнашевича, Березуцких и вдуматься: на каком же волоске семь лет висит сборная!!! Какая там конкуренция — просто НЕКОМПЛЕКТ. Одна травма, и уже половина защиты — из перепрофилированных игроков!

Что-то меняется? Последний матч сборной в 2012 году — Россия–США. Разбирая его итоги, телекомментатор канала «Россия», не выдержав, спросил известного футболиста Игоря Семшова: «Как вообще Игнашевич с братьями Березуцкими умудряются настраивать себя на игры, зная уже восемь лет, что замены в сборной им НЕТ?!»

Припомнив кампанию травли Игнашевича в прессе после проигрыша Израилю, я бы так сформулировал ответ: «Один игрок имеет право на провальный матч. НЕ имеет права Федерация футбола России оправдывать свое существование, строить “планы”, базируясь на надежность одного-двух игроков».

Еще один тезис, не менее ошибочный, чем «патриотичность» спонсоров. Что якобы все способные россияне уже выявлены и гастарбайтеры просто заполняют остающиеся вакансии. Вроде похоже на истину: таланты нельзя скрыть, а бездарям на поле никакие деньги не помогут... Тут надо просто уметь ловить почти случайные проговорки, факты, косвенно намекающие на истинный расклад.

Самое громкое «дело» 2000-х годов — «Спартак против Сычева». Забудем про 200 долларов в месяц зарплаты, это, в конце концов, лишь намек на существование в клубе «черной кассы». Но вдумаемся в аргумент Романцева, повторенный руководителями команды: «Мы же дали ему проявиться на Кубке Содружества, потом в чемпионате, потом в сборной». Тут Романцев прав, требуя сычевской благодарности и лояльности. Но что означает эта правота? Невольное подтверждение, что «места для проявки таланта» — дефицит. В самом старосовковом смысле. Что игроки уровня Сычева могут «успешно пропадать» во второй-третьей лигах. А уже, кстати, и в первой лиге были команды из «пляжных» бразильцев.

Вывод: правильный благодетель не бросает «пятак в грязь», тут же забывая об этом. Например, просят милостыню отец с ребенком — он не просто «подаст», а уделит им время. Усовестит папашу: «Ты, братец, смотри не пропей все. Купи сыну обувку». А то и доведет одариваемых до трактира, проследит, чтобы ребенок поел.

 

Все читали геополитические предупреждения об угрозах сепаратизма, что в Калининграде все больше ориентируются на ЕС, а во Владивостоке — на «восточных тигров». Так где же калининградский клуб «Балтика»? Вылетел, «естественная конкуренция». А с дальневосточными командами вообще был скандал: в 90-е годы «Луч» и «Океан» активно выдавливали из высшей лиги, в прессу прорывались тренеры и президенты клубов со стенаниями: восьмичасовой перелет... такой футбол нам не нужен... красота и содержание футбола теряются...

Да, президенты «Реала», «Арсенала» могут говорить об интересах своих клубов — это действительно самоценные миллиардные предприятия! А клуб, собирающий по 300 человек на московских трибунах, полуотмывочная конторка, стопроцентная функция государства (а еще, получается, функция болезней государства!) — может ли заявлять хоть что-то подобное?!

Так что замена столичных клубов: «Асмарал», «Торпедо–Металлург–Москва», «Химки», «Сатурн» провинциальными командами — здоровая тенденция.

 

Рука руку

Третье проявление этой абсолютной ненормальности. На закупках легионеров сложилась система «откатов». Доказать здесь, как и в ситуации с договорными матчами, ничего не возможно. В СМИ прорываются только суммарные оценки специалистов. Они сопоставляют, например, траты «Спартака» 2003 года с тем, «что закуплено», и... улыбаются, как римские авгуры.

Бессмертный наш Николай Васильевич! Только пару слов поменяй в монологе городничего, и...

Жаловаться, козлиная борода! Жаловаться? А кто тебе помог, когда ты закупал два автобуса африканских защитников и написал 34 млн долларов, когда там и на сто рублей не было!

Единственное мало-мальски добросовестное возражение возможно примерно такое: кроме «боления» за сборную, есть все же и клубные интересы, та же Лига чемпионов.

Да, европейские «гранды» опираются на легионеров. НО... и в «единой Европе», хорошенько приглядевшись, можно выделить три направления, три типа команд.

1. Южная Европа и отчасти Англия. Легионеров там бывает почти полный состав.

2. Северная Европа. Удивительно устойчивая закономерность: чем севернее, тем больше своих. Голландия, Германия, Дания, Швеция. Причем «градус боления», общественная актуальность футбола не убывает.

3. Франция, отчасти Англия и Голландия. То есть бывшие колониальные империи. Их клубы — это мостики, связывающие «бывших» с нынешней метрополией. Африканские, гвианские мальчишки едут в детские школы клубов, учатся, растут, потом играют, переходят в другие клубы (уже за другие деньги), часто «заигрываются» за сборные метрополий (помните Райкаарда, Гуллита)? Самый показательный пример — «Аякс», настоящая высокодоходная «ферма», выращивающая и продающая всему миру футбольных звезд.

 

России просто «показаны» варианты 2 и 3! Самый большой успех в Лиге чемпионов — это «Спартак» середины 90-х, когда там играли два легионера, типичный вариант № 2. Ну а иметь свои «Аяксы» нам просто сам Бог велел! С нашим ближним зарубежьем. Россия = Портал, выводящий молодежь Средней Азии, Грузии, Армении, Азербайджана в мир.

Только опять-таки те же 10 млн долларов надо вложить не в готового футболиста, чтобы завтра с ним сфотографироваться для газет! А в школы, поля. И подождать 10–12 лет. «Длинные» деньги.

 

«Имя им — легион»

Лига чемпионов 2012/13 года прекрасно иллюстрирует тупиковость нашей легионерской политики не только для сборной, но и для клубов. До стадии групповых турниров дошли только два российских клуба — питерский «Зенит» и московский «Спартак». Прочие вылетели ранее. От Белоруссии до этой стадии дошел один клуб — БАТЭ из города Борисова, ставший уже притчей во языцех, примером убийственных сравнений. Его, борисовский, бюджет — несколько процентов от «российских грандов», на поле выходит 10–11 своих игроков. А наши клубы сейчас «гранды» — только по затратам, оба заняли третье-четвертое места в своих группах.

Знаменитый игрок Андрей Тихонов, комментатор Владимир Перетурин, еще десяток специалистов признали, что покупка запредельно дорогого бразильца Халка (следствие — конфликт с Игорем Денисовым) понизила командный дух и в целом игровой потенциал «Зенита». 60 млн (!) газпромовских долларов обернулись очередной черной дырой для клуба и вдобавок — мощным ударом по сборной. Ее капитан (!) Денисов лишился игровой практики...

А знаете, господа спонсоры, ведь это, получается, ВЫ сами «подвергаете сомнению результаты приватизации»! Безумно-бездумная стратегия: «Мне десяток футболистов, самых дорогих, заверните, пожалуйста. Халк — за 60 лимонов? Покупаю! Однова живем

И пока чемпионат России приобретает черты кабака и базара, то и футбольные телепередачи тоже фокусируются вокруг «бабла», считают бюджеты, суммы контрактов. Насчитали: покупки «Зенита» этой осенью — 100 млн долларов, общий бюджет клуба — 285 млн. У испанской «Малаги», которой он бездарно проиграл, — в 2,5 раза меньше.

Создать команду, заставить легионеров отрабатывать миллионы сложнее, чем подписать платежку. Вот и граждане, которым сложно вникнуть в схемы вашего, господа спонсоры, завладения соответствующими корпорациями, могут лишь предположить: «так бездарно, тупо тратить, проматывать можно только легко обломившиеся, с неба упавшие, ворованные и так далее денежки!»

 

Количество легионеров, по-моему, необходимо ограничить: два человека одновременно на поле. Это значит, что в команде их будет 4–5.

Настоящий «легионерский лимит» в нашей федерации, который все никак не заработает, должен быть дополнен или, так уж получается, предварен — бойкотом болельщиков. Если на поле остаются только легионеры, пусть на трибунах останутся только сами наши «щедрые хозяева жизни». Посмотреть бы, кто кого перекричит: Миллер–«Газпром»–«Зенит» или Федун–«Лукойл»–«Спартак»?

 

Комментарии







Сообщение (*):

Комментарии 1 - 0 из 0