Память моя

Константин Константинович Каледин родился в 1940 году в Мурманске. Воспитывался в московском детдоме № 40, оттуда был взят в военно-музыкантскую школу. Из Москвы школа с воспитанниками была переведена в Минск. Окончил Литературный институт имени А.М.Горького.
Автор сборников стихов «Построю дом», «Кольцо перемен», «Семь небес», «Проснись, любимая», «Сны и тени», «Ты прости меня». Лауреат премии «Золотое перо Московии». Член Союза писателей России.
Живет в Москве.

* * *
Уже прохладен ветер южный,
И все, чего ни тронет взгляд,
Росой осыпанный жемчужной,
Ко мне протягивает сад.

И в час иной, печальный, ранний,
Прозрачным облаком плыви.
Мне праздники воспоминаний
Несчастия былой любви.

Когда, заряженный, как порох,
Я ни на миг не засыпал,
И каждый луч, и каждый шорох
Меня взрывали, как запал.

Но в путь обратный, слава богу,
Меня уже не повернуть.
Ну, кто перебежит дорогу,
Особенно последний путь?

Не тявкнет ни одна собака.
Проснулся. Словно по грибы.
Березы дальние из мрака
Встают, как черные столбы.
 

* * *
Обручами мрака обнимая
Нас, округу, теплые дворы,
Цепенеет ночь глухонемая,
Отворяет дальние миры.

И как будто в каменной пещере.
В глухоте. И не видать ни зги.
Тишина разламывает череп,
Прожигает искрами мозги.

Или там, над полем ли, над пущей,
И не чую — мертвый ли, живой,
Окруженный бездною гнетущей,
Я повиснул книзу головой.

То ли ниже небо, то ли выше,
Ниоткуда глаз не отвести,
Как немая, рушится на крыши
Ниагара Млечного пути.

И пронзают тонкие игольцы
Эту ночь, как замерший салют.
И дрожат над нами колокольцы,
И не слышно, что они поют.
 

* * *
Ни черных дней, ни долгих лет остуда
Не гасит глаз.
Мне образ твой приходит ниоткуда
В бессонный час.

Твои глаза ко мне плывут, как фрески,
По всей стене.
Твой давний вздох колышет занавески
В моем окне.

А может быть, упала в глаз ресница
И слезы вон,
А может, это длится, только длится
Бессонный сон.

И голос твой, с баюканьем и стоном,
В той тишине,
И золотым, и серебристым звоном
Звучит во мне.
Звенит.
 

* * *
Извини меня, ты права.
То, что мы говорим, — слова.
То, что мы говорим с тобой,
Говорил на земле любой.
И тогда, когда в доме тишь,
Слышу я, что ты говоришь.

Залегли во мне глубоки
Коридоры и тайники.
Может, сам я дознаться рад,
Где, какой сокровенный клад.
Ты себя найти не спеши
В лабиринте моей души.

Не спускайся ко мне на дно —
Темным оком глядит оно.
Словно в бочке булыжный гнет,
Смотрит искоса — не моргнет
На тебя, на мои стихи,
На другие мои грехи.

Не печалься ты за меня,
У меня на груди — броня.
За броней, что ни год подряд,
Все тревожней гудит набат —
Это сердце мое гудит.

...Это память моя глядит.
 

* * *
Пчела всю жизнь потеет,
Пчела всю жизнь поет.
Пчела не растолстеет
И не разбогатеет.
И нищенкой умрет.

Поэту козырь выпал —
Беспечная душа.
Всю жизнь он горе мыкал,
Всю жизнь он счастье кликал,
Все золотом осыпал —
И умер без гроша.
 

* * *
Дождит бесконечная хмара
Сквозь тысячи меленьких сит,
И осень, как после пожара,
Обугленным садом висит.

Еще ты привычно шагаешь
По невозвратимой меже
И горестно вновь понимаешь,
Что сам уж не вечный уже,

Что близится пропасть разлуки
И скоро, в бесснежный мороз,
Протянутся колкие руки
Недавних и ласковых роз.

В несуетный час новоселья
Судьбы неземная вода
Из мира любви и веселья
Тебя унесет навсегда.

И, как от последней потери,
Попробуй себя утеши,
Заплачут все птицы и звери
Твоей одинокой души.
 

* * *
О чем пекусь? О чем душа горит?
О чем­то слезы мне скребут в гортани?
О чем стиха таинственные грани
Цвета меняют, как александрит?

Костер ли впереди меня, свеча ль?
Чему душа так неразумно рада,
Когда любви недолгая отрада
Разбавит жизни вечную печаль?

Что, может быть, случится невзначай,
И вместо путевого назиданья
Судьба с улыбкой скажет — до свиданья!
В ответ на безнадежное — прощай!
 

* * *
От брашных дней любви, мирских очарований,
И дружеских надежд, и веры неземной
Тепло моей зимы — печаль воспоминаний —
До самого конца останется со мной.

Там снежные поля с поземкою студеной,
Где стынет горизонт багряной полосой.
По рачьим берегам речонки полусонной
Я истоптал камыш, счастливый и босой.

А звезды к нам свели дрожащие глазищи,
И по коре ночной стекали, словно сок.
Мы нянчили костер на старом костровище,
И тени наших рук ложились на песок.

Да здравствует пора отваги безрассудной!
И душные стога, и чуткий краснотал.
Я помню все слова, что полночью безлюдной
И ты шептала мне, и я тебе шептал.
 

Мой крест

Ни душе, ни сердцу нету мест —
Я намедни потерял свой крест.

Свой нательный, и не от владык,
Просто крест. А я к нему привык.

Столько лет лежал он под ребром
И густел черненым серебром.

Он и темным был: и свят, и чист.
В нем мерцал глазками аметист.

Я молитву поднял к небесам —
Слава богу, что не помер сам.

А сегодня поглядел окрест:
Ну куда он денется, мой Крест.
 







Сообщение (*):

Комментарии 1 - 0 из 0