Функционирует при финансовой поддержке Министерства цифрового развития, связи и массовых коммуникаций Российской Федерации

«Смерть ходила за ним по пятам…»

Евгений Петров (настоящее имя Евгений Петрович Катаев)
(13.12.1903 - 02.07.1942) - русский писатель. Родился в Одессе. Писатель-сатирик. Окончил гимназию (1920). Был корреспондентом Украинского телеграфного агентства (1921). Служил инструктором уголовного розыска (1922-1923). В 1923 переехал в Москву и занялся журналистикой. В последствии занимался преимущественно беллетристикой, большей частью в творческом содружестве с И.Ильфом, вместе с которым написал романы «12 стульев» и «Золотой теленок». Погиб, возвращаясь из осажденного Севастополя, обороне которого посвятил свои последние очерки.
Один из отцов Остапа Бендера погиб в авиакатастрофе. Валентин Катаев, тоже известный писатель и брат покойного, считал, что эта катастрофа не случайна, а все началось еще в детстве, когда Женя и два других гимназиста на старой рыбацкой шаланде решили совершить морское путешествие из Одессы в Очаков, попали в страшный шторм и чудом остались живы.
 «Не могу забыть, — писал Катаев, — янтарно-коричневых глаз моего брата Жени, когда он рассказывал мне эту историю, его сиреневых губ и опущенных плеч обреченного человека.
С этого дня он был обречен. Ему страшно не везло. Смерть ходила за ним по пятам. Он наглотался в гимназической лаборатории сероводорода, и его насилу откачали на свежем воздухе, на газоне в гимназическом садике, под голубой елкой. В Милане возле знаменитого собора его сбил велосипедист, и он чуть не попал под машину. Во время финской войны снаряд попал в угол дома, где он ночевал. Под Москвой он попал под минометный огонь немцев. Тогда же, на Волоколамском шоссе, ему прищемило пальцы дверью фронтовой «эмки», выкрашенной белой защитной краской зимнего камуфляжа: на них налетела немецкая авиация и надо было бежать из машины в кювет. Всегда доступные игровые автоматы на гривны на нашем сайте
 Наконец, самолет, на котором он летел из осажденного Севастополя, уходя от «мессершмитов», врезался в курган где-то посреди бескрайней донской степи, и он навсегда остался лежать в этой сухой, чуждой ему земле...»

 1