Пятая колонка

Э.О. Чировици

Книга зеркал

В романе три части, каждая названа по имени персонажа, от лица которого идет повествование: Питер Кац, Джон Келлер, Рой Фримен. Есть еще некто Ричард Флинн, человек, отсылающий литературному агенту Кацу начало своего романа. В нем он вспоминает события двадцатипятилетней давности, когда он, будучи молодым человеком, работал на знаменитого профессора Джозефа Видера. Впоследствии убитого.

Убийство не было раскрыто.

Ричард Флинн излагает в своем отрывке версию отношений в любовном треугольнике, который составляли: профессор, он сам и загадочная красавица-интеллектуалка Лора Бейнс. Он недвусмысленно намекает на то, что Лора могла убить профессора и имела для этого все основания. Но рукопись обрывается на полуслове.

Литературный агент, естественно, хочет получить вторую половину рукописи, но автор умирает от тяжелой болезни. Тогда Кац пускается в частное расследование. Постепенно, как одежки с луковицы, с тайны убийства профессора снимаются покровы один за другим.

Но тайна все ускользает и ускользает.

В конце концов, ее выводит на свет отставной полицейский Рой Фример. Но дальше мы продвигаться в изложении сюжета не будем, чтобы не испортить удовольствие от чтения этого очень оригинального и на диво хорошо придуманного психологического детектива.

Вот что автор сам говорит о своем романе:

«Эта забавная история о способности нашего разума подменять и расцвечивать воспоминания и стала зерном моего романа. А вдруг мы действительно забываем о случившемся, подменяем реальность событиями выдуманными? А вдруг наше воображение способно преобразить объективную реальность, превратив ее в нечто иное, существующее только в нашем уме? А вдруг человек не лжет сознательно, просто его рассудок, как сценарист или режиссер, переписывает реальность по своему усмотрению? Вот об этом я и написал свою «Книгу зеркал», сделав ее сюжетом убийство, произошедшее в Принстоне в конце 1980-х годов».

Надо еще добавить — книга написана очень живо, точным, несколько суховатым языком, что в данном случае вполне оправдано. В тексте нет ненужных красот, но все зримо и ясно, что и требуется от повествования в выбранном жанре.