Пятая колонка

Михаил Попов

На кресах всходних

Михаил Попов — автор более двадцати биографических, приключенческих и исторических романов. «На кресах всходних» — один из таких романов, публиковавшийся в 2017–2018 годах в нескольких номерах журнала «Москва», а в 2019 году изданный отдельной книгой.

«На кресах всходних» — произведение о белорусской деревеньке Порхневичи, судьбе нескольких поколений жителей и быте партизанского отряда. Читатель на момент погружения в книгу становится частью этого небольшого сообщества, а автор воссоздает атмосферу западной Беларуси, им самим прочувствованную и близкую ему.

Роман историчен, и динамичная событийность не дает читателю времени на сомнения. Попов рисует реальность произведения по-разному: он внимателен к деталям, не обходится без коротких содержательных описаний — например красивых пейзажей, чередующихся с сельскими видами, — но присутствует и проблема перегруза текста излишней информацией. Попов иногда дает развернутые описания быта или местности, которые делают повествование тяжелым и неловким, поскольку лексическая и смысловая нагрузка основного пласта текста гораздо более легковесна и проста для восприятия.

Попов часто подмечает интересные детали и заключает их в емкие фразы. Интересно, что он использует местные выражения и диалектную лексику, которую вплетает в собственный стиль для придания большей колоритности не только персонажам, но и в целом атмосфере произведения. В «Кресах» можно найти и грамматические, и лексические, и фонетические диалектизмы, при помощи которых Попов отражает особенности местного говора и полностью погружает в изображаемую действительность. Употребление подобной лексики позволяет обрисовать ситуацию буквально парой слов и создать уникальный, точный образ.

Структура и композиция поначалу вызывают вопросы: последовательность глав строится на основном действующем лице конкретной главы, поэтому очередность не всегда понятна, так как автор иногда переключается с основных, уже известных читателю героев, на других персонажей, и это сбивает с толку. Однако читатель со временем свыкается с подобной манерой композиционного построения и прекращает судорожно пытаться осознать, как он оказался наблюдающим за, например, Станиславой в перерыве между уже знакомой и родной Яниной и рассказчиком, Литвиновым. В романе порой легко потеряться, а начать ориентироваться удается только ближе к концу, поскольку, помимо всего прочего, иногда отчетливо заметен разнородный темп повествования, что создает диссонанс. В этом одновременно есть и авторская особенность (разные герои и ситуации — разный темп), и некоторая проблема для читателя.

Герои Попова — индивидуальны и разнотипны. На протяжении всего романа нам раскрывается их история, плотное переплетение судеб. События их жизни порой нелогичны и абсурдны, но от того, пожалуй, лишь более реалистичны. Система персонажей строится на нескольких архетипических типажах, к которым можно одинаково испытывать симпатию или неприязнь, но, в целом, они все складываются в единую белорусскую народность, составляют партизанское движение, которое собирается из столь разных по моральным устоям и целям личностей, но, тем не менее, воплощает единую идею.

Роман интересен с исторической и психологической точки зрения, определенно реалистичен и многообразен до той степени, когда читателю предлагается не просто история персонажей, а история реальных людей в маленькой веске и вокруг нее. Людей со всеми их перипетиями и без деления на белое и черное: все естественно, живо и вызывает чувство недосказанности, когда читателю предлагается самому решить, что вынести для себя после прочтения.

Софья Дурова