Пятая колонка

Павел Басинский

Скрипач не нужен

Наверно можно сказать, что перед нами что-то вроде избранного. Известный сочинитель Павел Валерьевич Басинский предстает перед читателями в трех ипостасях, он и критик, и литературовед и прозаик.

Первая часть «Классики» именно про классиков, ряд небольших эссе о Пушкине, вернее о «Моцарте и Сальери», И. С. Тургеневе, Н.Н. Некрасове, Льве Толстом, Чехове и Горьком. Из писателей уже нашего времени там материалы о Солженицыне, Трифонове, Астафьеве.

Их тех, кого сам Басинский зачисляет в «современники» удостоены Борис Акунин Алексей Варламов, Евгений Гришковец, Борис Екимов, Александр Еременко, Александр Кабаков, Юрий Кублановский, Виктор Пелевин, Александр Проханов, Валентин Распутин.

Пронзительный текст - «Местонахождение неизвестно» посвящен судьбе деда автора. Надо конечно же назвать и «Хама уходящего», пространное эссе повествуется об известном труде Д. С. Мережковского «в свете нашего опыта».

Затем следует подборка мелких материалов на всевозможные темы, читаются они легко и с интересом.

Меньшую часть книги составляет помещенная в ее конце повесть под названием «Московский пленник».

Это автобиографическое сочинение.

Рассказ о том, как литератор Басинский входил в литературу.

Рассказ подробный, откровенный и поэтому весьма занимательный.

Пришлось срываться посреди учебы из своего провинциального пединститута обижая тех, кто на него рассчитывал там. Причем поступление случилось не с первого раза. Басинский очень выразительно изображает переживания абитуриента, уже было примерившего столичный вуз и вдруг пролетевшего мимо. Палитра чувств от желания расплакаться, до « я вам еще покажу!».

Во второй раз поступление случилось, хотя, по раскладам, которые охотно излагает автор, шансов именно во второй раз у него было еще меньше, чем в прошлый раз.

В знаменитом общежитии на Добролюбова Павел Басинский поселился в одной комнате с известным впоследствии, можно сказать, драматически известным поэтом Игорем Меламедом. Портрет этого в самом деле весьма и весьма незаурядного человека написан автором без лести, но с любовью.

Планы по «завоеванию Москвы».

Они были в этом общежитии почти у всех. По крайней мере поначалу.

Затем «Литературная газета», где герой оттрубил не один сезон. Знакомство с теми, о знакомстве с кем не мог раньше и мечтать.

Друзья.

Враги.

Начало эпилога выглядит так: «Я иду, шагаю по Москве… Здравствуй     , столица! Здравствуй, родная! Ты неплохая, в сущности, тетка! Ты возвратила все свои долги и даже сверх того. Жаль только что сдачи дать мне тебе нечем. У меня машина, квартира, прекрасная жена, мой сын учится в школе, ходит в зоопарк и не трясется от восторга от «лестницы-чудесницы» в метро, как когда-то я»

Все в порядке, все нормально, мы прочитали хорошую, полезную книгу.