Как я смотрел кино на «Золотом витязе»

Станислав Александрович Минаков родился в 1959 году в Харькове. Поэт, прозаик, эссеист, переводчик, публицист, очеркист.
Автор книг стихов и прозы. Авторсоставитель энциклопедии «Храмы России», а также альбомов «Храмы великой России», «Святыни великой России» и др. Публиковался в журналах, альманахах, антологиях, хрестоматиях многих стран на темы Православия, культуры, актуальной украинской политики.
Лауреат Международной премии им. Арсения и Андрея Тарковских (Киев–Москва, 2008), Всероссийской им. братьев Киреевских (2009) и др.
Член Национального союза писателей Украины, Союза писателей России, PEN Club (Московский центр).
Живет в Харькове.

Записки бывшего члена жюри

 

Как зрителю-обывателю мне казалось, что в нашей природе уже и не существует такого жанра, как документальное кино.

Его нынче не видно. Совсем или почти. Четверть века назад мы смот­рели чудесные работы — то ли на советских телеэкранах, то ли в качестве «журналов» в кинотеатрах, помнили названия студий, которые эти фильмы производили, например «Леннауч­фильм», «Киевнаучфильм», Цент­ральная студия документальных фильмов, а теперь словно и жанра киноискусства такого нет. Мне, не имеющему отношения к киноиндустрии, думалось ровно так до тех пор, пока я не попал на кинофестиваль «Золотой витязь» в Хабаровске. В качестве члена жюри полнометражных документальных фильмов.

Кроме упомянутого ниже кинокритика О.Марковой (Болгария), в составе нашего жюри под руководством режис­сера­документалиста М.Жда­новского (Беларусь) работали кинорежиссер Симо Брдар (Сербия) и два хабаровчанина — режиссер и оператор Г.Лы­сяков и иеромонах Никанор (Лепешев).

Поразили нас, как оказалось, более всего портреты, вдумчивое и сострадательное вглядывание авторов в личности, о которых они решили нам рассказать. И сам этот выбор создателей фильмов — уже красноречив.

В частности, наше жюри на кинофестивале отдало первый приз, «Золотого витязя», 40­минутной картине сотрудничающего с телеканалом «Культура» режиссера Андрея Зайцева «Игорь Николаев: Моя великая война» (Россия)[1].

Это фактически монолог пожилого ветерана, который был призван на фронт минометчиком 17­летним юношей, москвичом, учившемся на художника. Один из немногих мальчишек, оставшихся в живых от поколения 1924 года. Честный, в подробностях, в непостижимых деталях рассказ о войне, в том числе о ее страшном начале. Рассказ замечательным русским языком интеллигентного человека, оставленного провидением, кажется, для того, чтобы спустя десятилетия поведать потомкам и всему миру устоявшуюся, оформленную Духом правду русской войны, в той мере, в которой она была открыта этому юноше.

 

Кто­то упрекнет И.Николаева в «астафьевщине» (читали роман «Прокляты и убиты»?), кто­то вменит рассказчику и режиссеру в вину взгляд, так сказать, с либеральной стороны. Разумеется, существует несколько иной взгляд — скажем, документальный фильм «Георгий» Валерия Тимощенко*, получивший «Золотого витязя» в 2012 году, документальная хроника, где наши солдаты, фактически те же мальчишки, совершают подвиги и громят захватчика.

Не могу не привести реплику одного из комментаторов этого фильма А.Зайцева на форуме в Интернете: «Я, кстати, Астафьева тоже не любил по той же причине. Но есть и та правда, и эта правда, и я не вижу в словах Николаева глубинной ненависти, которая, как мне казалось, была у Астафь­ева. Это как у либералов и патриотов. Патриоты говорят о бедах страны с болью, а либералы с ненавистью и даже с разоблачительной радостью. Помню, как был поражен и восхищен фильмом Германа “Мой друг Иван Лапшин”. Старики, воспитанные на “Волге­Волге”, отнеслись к фильму с ненавистью. Но была прекрасная “Волга­Волга”, фильм, характеризующий эпоху, и была жизнь, которую так увидел Герман. Вот и Николаев видел. Это просто часть окопной правды. С невероятными деталями. И вообще­то рассказ героя. Мой отец воевал в пехоте, категорически отказывался рассказывать о войне».

А кто нам еще сообщал о такой детали, о такой еще правде, как И.Николаев в конце фильма: молодые немки заплакали от горечи расставания, когда солдаты русские запели свою песню, уходя из Берлина.

Вне сомнения, «это фильм глубокий, правдивый, человеческий. Война — это всегда страшно, это трагедия, и у каждого своя правда — и у того, кто отступал, и у того, кто попал в плен, и у того, кто продолжил воевать, и у того, кто трудился в тылу. Воевали люди, обычные люди, со своими слабостями и недостатками. Хорошо нам сейчас осуждать и обсуждать тех, кто “пал духом” тогда. Не приведи Господь быть на их месте. Никто не знает, как он сам повел бы себя, окажись на их месте...»

 

 

* * *

В рамках конкурсной программы было представлено и немало фильмов, прямо связанных с духовной тематикой, с проблемами веры и поиска Истины.

Специальным призом митрополита Хабаровского и Приамурского Игнатия, книгой «Иисус Христос, Сын Божий, — спаситель мира» (автор П.Ле­бединский), был отмечен фильм Валентины Матвеевой (Россия) «Русь еще жива»[2] — об известном православ­ном песнопевце иеромонахе Романе (Матюшине). В.Матвеева — человек на «Золотом витязе» не случайный, уже не раз удостаивавшийся призов этого кинофорума. Ее супруг А.Си­дельников, документалист, погиб от подлой снайперской пули во время съемок расстрела московского Белого дома в 1993 году. В его память учрежден на «Золотом витязе» специальный приз, о котором скажем ниже.

 

Фильм режиссера Максима Гуреева «Крест Никона»[3] рассказывает о патриархе Никоне и перебрасывает мосток к современному резчику поклонных крестов из Соловецкого монастыря Георгию Кожокарю, тому самому, что не столь давно изготовил крест для Бутовского полигона. Мы помним, как Бутовский крест сплавлялся на барже от Соловков до места установки. И хотя, на мой взгляд, совпавший с мнением жюри, путь и крест патриарха в фильме недопроявлены, все же лента весьма интересна. Поражает в фильме рассказ об аресте креста патриарха (с частицами мощей святых угодников Божиих, со вставками драгоценных камней, привезенных со Святой земли) — его осудила тройка НКВД и сослала на Соловки!

 

 

* * *

Несомненно, духовно­нравствен­ный аспект, хотя и в другом понятийном и языковом ряду, затрагивает и другие документальные полнометражные конкурсные фильмы этого года. В частности, «Золотая свадьба» (режиссер Владимир Дашук, Беларусь), получившая «Серебряного витязя».

 

Известный документалист Юрий Шиллер (Новосибирск), привезший на нынешний форум замечательную картину «Праздник» (диплом «За глубокое проникновение во внутренний мир человека»), о замысле и теме своих фильмов сказал: «Я хочу передать пространство России».

 

Обратил на себя внимание также бе­лорусский фильм «Дочь Припяти»[4]. снявшие его Игорь Бышнев и Павел Зубрицкий были отмечены дипломом за лучшую работу операторов.

Это киноповесть, в которой описывается жизнь белорусского Полесья. Главная героиня —72­летняя жительница полесской деревни Погост из Житковичского района Гомельской области Екатерина Панченя, основательница фольк­лорно­этниче­ского коллектива «Між­рэчча», благодаря которой сохранились более сотни фольклорных песен и десяток обрядов, преимущественно дохристианских. Съемки фильма начались осенью 2011­го и закончились весной 2012 года. Однако съемочная бригада продолжала работать практически до конца года, и из огромного количества отснятого материала родился еще один документальный фильм  — «Кола часу», который зрители смогут увидеть позднее.

 

«За мужество правды и боль сострадания» присужден диплом фильму «Нина» режиссера Миры Лолич­Мочевич (Республика Сербия), рассказывающему о страшных страницах 1941 года, когда хорватские нацисты вырезали в селах сотни православных сербов. Ощущение невыносимости бытия и невозможности такого рода деяний достигается в ленте тем, что героиня, наша современница, рассказывает, как 12­летней девочкой пережила ту страшную резню, когда на ее глазах зарезали всю ее семью, включая младенцев, отрезали голову матери, а ей нанесли семь штыковых ран. Как она потом очнулась, выползла на 18­градусный мороз, как шла к роднику, а ноги, по которым текла из ран кровь, превращались в несгибаемые красные столбы. Что с того, что фильм этот, по словам известного болгарского киноведа Ольги Марковой, моей замечательной коллеги по жюри, снят как телесюжет, телепередача! Это сродни фильму Э.Климова «Иди и смот­ри». Просто смотри в лицо этой женщины и слушай. И мы все были рады возможности отметить дипломом создателей этого фильма.

 

 

* * *

Картина Людмилы Коршик (Екатеринбург) «Вернулись мы на Родину»* (диплом за актуальную пуб­лицистику) рассказывает о русских переселенцах из Таджикистана, бегством спасшихся от кровавой резни после распада Советского Союза и спустя два десятилетия продолжающих ютиться в бараках Борисоглебска; увы, никому до них до сих пор нет дела. Это не единственная лента автора о русских беженцах. Людмила присутствовала на кинофестивале в Хабаровске, на показе ее фильма, мы благодарны ей также за то, что она как продюсер привезла в Хабаровск ленту известного екатеринбургского мастера Анатолия Балуева «Звездная пыль»* (посмертно диплом им. А.Сидельникова — за лучшую режис­суру).

Соглашусь с Э.Нестеровым, пишущим о «Звездной пыли» в «Живом журнале»: «Ну, во­первых, это не просто еще один, скажем странное слово, документальный фильм. По драматичности, душевному напряжению и нравственному сопереживанию трудно его отнести к хладнокровным документам. А главные участники — Балерина и Добрый человек — наполняют время и пространство фильма такой прекрасной страстью (Ольга Третьякова) и необыкновенным прос­тодушием (Александр Хомяков), какие редко встретишь на экране и в театре. У Ольги Третьяковой это прекрасный и мучительный путь балерины, которая находит высокую и прекрасную правду искусства. А Александр Хомяков в своей простоте и добродушии воплощает простую и ясную судьбу доброго человека в деревне. Без репетиций, повторов и ошибок, с открытым сердцем и единственным словом “мама”, которое он может произнести. Анатолий Балуев исполнил свой высокий долг перед родиной, он вернулся в деревню, и деревня открылась городу и миру. Он снова открыл небо над деревней. Стремительное небо, уже потерянное жителями городов. Город пользуется искусственным светом, не соизмеряя свою мучительную и часто злую жизнь со звездами, а звездное небо над головой неизбежно соотносится с нравственным законом внутри нас».

Все верно: «Мы созданы из звездной пыли, и эта звездная родословная неизбежно, пусть неосознанно, но проявляется в нашей судьбе. Вроде бы обычный человек, но вдруг в нем проявляется — в поступке, в творчестве, в судьбе — вот эта немыслимая звездная наследственность, освещающая и освящающая его и наш земной путь».

 

 

* * *

А наш первый просмотровый день начался с двух фильмов, поставленных в пару. Оба — о православных духовных персонах, и оба, что удивило, сделаны польскими художниками. (Православные поляки удивляют и теперь, прибывая в ряды Добровольческой армии Донецкой народной рес­публики, чтобы сражаться с украинской хунтой.)

 

Первым оказался фильм «Архи­мандрит»[5] выходца из православной белорусской семьи Ежи Калины, лента, как оказалось, достаточно известная, посвященная истории создания скита во имя преподобных Антония и Феодосия Печерских на северо­востоке Польши, близ маленькой деревушки, строителем которого стал бывший наместник Супрасльского Благовещенского монастыря архимандрит Гавриил (Гиба). Герой фильма — удивительный современный человек немалой веры. Сам режиссер вспоминает[6], что все, казалось бы, дерзновенные замыслы архимандрита воплотились в жизнь, «все получилось благодаря простым верующим, которые его поддержали, потому что он обладает внутренней духовной силой, притягивающей людей. Эти люди — и мужчины, и женщины, и молодые, и пожилые — безвозмездно трудились на строительстве скита вместе с отцом Гавриилом, приносили свои пожертвования... Сегодня это единственный православный скит в Польше. Возможно, и в Западной Европе».

Фильм был очень хорошо принят в Польше и других странах, получил призы многих православных кинофорумов — в 2012 году на фестивалях «Покров» в Киеве, «Лучезарный ангел» в Москве; был показан на «Радонеже». Однако на «Золотом витязе» отмечен не был.

Почему? Сразу скажу, что по второму фильму, показанному с ним в паре, «Где ты, Соня?» режиссера Радки Франчак (Польша), воспитанницы варшавской Академии Анджея Вайды, был изначально достигнут консенсус, и лента получила потом, на девятый просмотровый день, один из главных призов в нашей номинации — «Бронзового витязя». Картина, деликатно и мастерски визуально снятая не то в каком­то леонардовском сфумато, не то в рембрандтовском полусумраке, раскрывает тонкий и трепетный внутренний мир молодой ижевской православной послушницы.

В кулуарах по просмотре фильма «Архимандрит» коллеги по жюри высказали суждение, что лента снята непрофессионально, не выстроена, сработана словно одним куском, как сейчас снимают все, у кого в руках оказывается снимающий мобильный телефон. Я согласился, хотя не исключал, что это и есть нарочитый художественный прием, без художеств, так сказать, и заметил, что (и теперь остаюсь на этой позиции) фильм своей содержательной стороной вполне достоин показа самой широкой аудитории, включая центральные телеканалы. Открытый все же вопрос «а что есть красота?», к тому же понятно, что самый виртуозный в искусстве — Люцифер, его в профессионализме за пояс не заткнешь, но зачем бывает нам нужна эта виртуозность? Для щекотания изощренной чувственности? Может, лучше смотреть на льющуюся без прикрас, открытым текстом искренность и любовь? И видеть, скажем, как архимандрит Гавриил варит кастрюлищу борща, а потом разносит его в баночках своим польским прихожанам, которые помогали строить деревянную гать к скитскому островку, стоя в холодной воде чуть ли не по пояс. И как сочувственно ходили с ним по скиту, когда какой­то вражина сломал золоченый крест на скитской часовне и пробил ломом все ульи, и семьи пчел замерзали прямо на глазах оператора. Какая уж тут нужна художественность?

 

 

* * *

Как нынче говорят, «неоднозначное» впечатление произвел полуторачасовой (замах­то!) фильм Павла Медведева (автор сценария и режиссер) «После Византии», созданный, как заявлено в каталоге, «Центром национального кино» (кажется, в начале имеется заставка небезызвестно и некогда любимого «Леннаучфильма»). Аннотация говорит: «Картина “После Византии” была снята в 2012 году при поддержке Министерства культуры России. Документальный фильм П.Медведева посвящен значению византийской цивилизации, сыгравшей большую роль в формировании культуры многих европейских народов. Перед авторами фильма “После Византии” не стояла задача развенчать эти мифы, доказать зрителю ложность или несостоятельность заявленных аргументов — это удел историков и византологов. Перед авторами стояла значительно более сложная задача — приблизить зрителя к пониманию многослойной духовной силы Византии. Незримое присутствие этой силы еще можно почувствовать в столице первого христианского государства — Константинополе. Съем­ки проводились в Турции, России, Сирии и Сербии. В фильме раскрываются два мифа о древней цивилизации. Авторы картины ставят перед зрителем ряд вопросов: есть ли будущее у православной христианской идеи в современном мире и может ли Россия повторить судьбу Византии, духовной наследницей которой она является».

В титрах вычитывается целый сонм известных деятелей современного документального кино — от оператора до куратора. Несколько раз появляется в кадре с интереснейшими комментариями московский протоиерей Алексей Уминский, известный телеведущий, настоятель храма Святой Троицы в Хохлах.

По ходу фильма видим множество прекрасных картинок и кусков, метафоричных и образных, значительных; однако, к сожалению, в цельную мысль этот пазл не складывается, к тому же картина длится долго. И даже если фильм архимандрита Тихона (Шевкунова) «Гибель Империи. Византийский урок», на очень близкую тему, критиковался профессионалами за «недочеты», вызвал полемику, получил престижные кинонаграды, он все равно остается ярким событием духовной и исторической отечественной публицистики. Этого нельзя сказать о фильме «После Византии», от которого осталось впечатление, будто вокруг «темы» и, видимо, транша собралось сообщество одаренных профессионалов­коллег­друзей и в меру дарования его «освоило». Хотелось бы в угадываемых мотивах создания этой ленты ошибиться, конечно. Возможно, у создателей картины изначально не было того посыла, о котором Ахматова говорила: «Главное — это величие замысла».

 

 

* * *

27­минутный фильм киевлянки Л.Михалевич «Алексей Колесник. Счастливые случайности», тепло рассказывающий о жизненном пути и творческой биографии талантливого артиста, основанный на монологе этого яркого человека, влюбленного в жизнь и делящегося своей любовью с людьми, — вне новых государственных границ. Известно, что заслуженный артист Украины А.Колесник много гастролирует с сольными выступлениями по республикам бывшего СССР, прежде всего по России, включая самые дальние берега, где своими концертами помогал собирать средства на строительство кафедрального храма в Петропавловске­Камчатском.

В 2012 году на «Золотом витязе» был отмечен документальный кинопортрет Людмилы Михалевич «Николай Олялин».

А.Колесник тоже, безусловно, достоин хорошего портрета. На прошлогоднем, XXI кинофестивале «Золотой витязь» в Омске кинематографисты Украины были удостоены четырех наград. В номинации «Игровые полнометражные фильмы» приз «Золотой витязь» получил фильм «Тот, кто прошел сквозь огонь» («Той, хто пройшов крізь вогонь») режиссера М.Ильенко, а дипломом был награжден «За лучшую мужскую роль второго плана» в этой картине А.Колесник. Актер сыграл в ленте несколько неожиданную роль — североамериканского индейца, вождя племени, в которое попадает бежавший из ГУЛага летчик­ас, Герой Советского Союза Иван Додока (прототип которого Иван Даценко родился в селе Монашеский Яр, близ Диканьки, на Полтавщине). Памятен А.Колесник зрителям еще по ролям в фильмах «Овод», «Как закалялась сталь», «Ермак», в телесериале «Государственная граница», по фильму А.Прошкина «Холодное лето пятьдесят третьего» (1987), где сыграл уголовника­убийцу Крюка. На хабаровском кинофоруме обаятельный и улыбчивый, практически не расстававшийся с гитарой, А.Колесник работал в жюри анимационных фильмов, где руководил народный артист Российской Федерации Аристарх Ливанов.

 

 

* * *

Не обошлось и без накладок. Так, во время конкурсного показа документального фильма «Человек есть тайна» (Украина) режиссера Мурада Мамедова выяснилось, что фильм представлен без субтитрования на русском языке. Даже член жюри из Беларуси оказался в затруднении с пониманием текста. Позже возник также вопрос, зачем эта лента вообще была представлена на конкурсный показ и какие такие «добрые и дружественные» намерения преследовали инициаторы этого акта. Похоже, и сам М.Мамедов сильно ратует за «украинское дело», и киностудия «Контакт», которая фильм произвела. Дело в том, что лента, о художественном уровне которой можно судить уже по названию, рассказывающая о творчестве талантливого современного композитора, лауреата, между прочим (обратим внимание на годы), Республиканской премии ЛКСМУ им. М.Островского (1976) и Национальной премии Украины имени Т.Шевченко (1977) Е.Станковича, начинается с очень щекотливой темы — голодомора на Украине, и с первых же кадров звучит «Панихида по умершим от голода» Станковича — для солистов, двух смешанных хоров, чтеца и симфонического оркестра на слова Д.Павлычко, написанные как будто под диктовку русофобов Ющенко или Тягныбока. И Б.Ступка, выдающийся артист, получивший в Москве все мыслимые и немыслимые премии и титулы, читает стихи Павлычки — «не забудьте вы, як мы помыралы по вине Москвы». Стоит ли удивляться, что несколько зрителей после этих слов, прозвучавших с экрана, демонстративно покинули зал?

 

 

* * *

Конечно, нельзя оставить без внимания красивый фильм известного мастера Алексея Погребного «Искусство на кончиках пальцев» — портрет выдающегося художника­аниматора Александра Петрова, о котором многие из нас узнали в связи с получением им «Оскара» за ленту «Старик и море» по Хемингуэю. Это потом мы стали выискивать и смотреть его фильмы по Платонову, Шмелёву и другие шедевры. «Когда я увидел, как он легкими движениями пальцев создавал потрясающие рисунки на стекле, тогда и возникла идея сделать фильм о выдающемся мастере», — говорит режиссер фильма Алексей Погребной. В фильме показано, как мастер, обаятельнейший человек, работает вместе с сыном, тоже замечательным художником, над лентой «Алые паруса», как рассказывает о своей работе, как выезжает с сыном на свою малую родину, в деревню, где когда­то стоял отчий дом.

 

 

* * *

На мой вкус, все вышеупомянутые фильмы — за исключением фильма «Человек есть тайна» — следует обязательно показывать с телеэкранов, причем в прайм­тайм. А поскольку молодежь сегодня вообще не смотрит ТВ, еще более важно было бы донести эти фильмы каким­то образом в первую очередь до нее. Замечательна умная и своевременная инициатива о ста художественных фильмах для школьной программы. Пожалуй, нужна аналогичная и для документального кино. Но это касается классики.

 

Быть может, и эти записки привлекут кого­то к поиску и просмотру упомянутых нами лент. «Делай что должно, и будет тебе».



[1] Фильм можно посмотреть: http://www.youtube.com/watch?v=tESe6h1CZ9I

[2] Фильм можно посмотреть: http://video.yandex.ru/users/lari2012k/view/225

[3] Фильм можно посмотреть: http:// www.youtube.com/watch?v=ItUZ6D6Otqw

[4] Фильм можно посмотреть:  http://naviny.by/rubrics/culture/2013/02/16/ic_news_117_411187/

[5] Фильм можно посмотреть: http: // www.lestvitsa.dp.ua/?q=content/arhimandrit

[6] См.: http://ursa­tm.ru/forum/index.php?/topic/44394­скит­на­болотах­беседа­с­режиссером­ежи­калиной/

 







Сообщение (*):

Комментарии 1 - 0 из 0