Энциклопедия церковной жизни нашего времени

Владимир Алексеевич Воропаев — доктор филологических наук, профессор филологического факультета МГУ им. М.В. Ломоносова, председатель Гоголевской комиссии при Научном совете РАН «История мировой культуры». Член Союза писателей России. Ав­тор ряда книг о Н.В. Гоголе. Живет в Москве.

Новая книга архимандрита Тихона (Шевкунова)

В издательстве Сретенского монастыря вышла в свет книга архимандрита Тихона (Шевкунова) «“Несвятые святые” и другие рассказы». В нее вошли реальные истории, произошедшие в разные годы, которые в дальнейшем были использованы в проповедях и беседах, произнесенных автором.

Предлагаем вниманию наших читателей рецензии на эту книгу.

 

Книга архимандрита Тихона разошлась мгновенно. И не только потому, что написана она прекрасным русским языком, порою с добрым юмором, и всегда с теплым чувством и любовью к своим героям. Каков жанр этой книги? Может быть, это современный патерик, или сборник жизнеописаний подвижников благочестия нашего времени, или просто собрание личных воспоминаний? Пожалуй, точнее всего эту книгу можно назвать энциклопедией церковной жизни нашего времени, причем не официальной, а внутренней и духовной. О ком только из наших современников не упоминается здесь! Многие герои книги здравствуют и поныне. С большинством же из тех, кто уже ушел в мир иной, автор был связан узами личной дружбы и духовной близости, поэтому и встают они перед нами на страницах этой своеобразной энциклопедии как живые.

Но прежде всего перед читателем предстает наша недавняя история — 90-е годы — незабываемое время для Церкви, когда она, вырвавшаяся из оков советского плена, стала восстанавливать и возрождать свои святыни, возвращать свои храмы, возвращаться на намоленные места. Автору книги удалось с удивительной точностью передать тот неповторимый дух времени, когда не только восстанавливались из руин храмы Божии, но возрождались и воскресали храмы души православного народа. И тут является еще одна — важнейшая — черта замечательной книги отца Тихона. И храмы Божии, и храмы наших душ воскресали не на пустом месте. Ибо в годы гонений, когда, казалось бы, невозможно было и вздохнуть свободно Церкви Христовой, хранилось и зрело на Святой Руси «семя свято». Невозможно читать без душевного трепета очерки о подвижниках Псково-Печерского монастыря, единственного в России монастыря, помимо Свято-Троицкой Сергиевой Лавры, который, как твердыня, как мощная крепость, хранил свет православного духа и русского благочестия. «Вредный отец Нафанаил», легендарный архимандрит Алипий, грозный и смиренный наместник архимандрит Гавриил...

«Я, Воронов Иван Михайлович, гражданин Советского Союза, участник Великой Отечественной войны, и мои товарищи, которые живут за этой стеною, ветераны и инвалиды Отечественной войны, многие потерявшие руки и ноги, получившие тяжелые ранения и контузии, поливали эту землю своей кровью, очищали этот воздух от фашисткой нечисти; а также мои товарищи, живущие здесь, труженики заводов, фабрик и полей, старые инвалиды и пенсионеры, старые отцы, потерявшие своих сыновей в боях за освобождение этой земли и этой воды, и все мы, проливавшие свою кровь и отдававшие свои жизни, не имеем права пользоваться своей землей, водой, воздухом и солнцем, — всем тем, что вырвали у фашистов для себя, для своего народа?» Так говорит обкомовским работникам, в очередной раз хотящим отнять у монастыря его землю и воду, наместник архимандрит Алипий, тринадцать лет державший оборону Псково-Печерского монастыря против могущественной силы атеистического государства и одержавший победу!

Воины, не щадившие живота за други своя в войне с фашистскими захватчиками, становятся воинами Христовыми. Вот она — нить традиции и живого примера, вот оно — наше православное предание, — не умозрительное, не теоретическое, а живое и твердое, входящее в самую душу и в самое сердце. И наследники легендарного архимандрита, уже много лет спустя, смиренно и благодушно претерпев от распоясавшихся хулиганов оскорбления себе лично, вступают в самую что ни на есть реальную схватку с этими хулиганами, когда те дерзают на кощунство и богохульство.

Живая традиция русского православного духа встает перед нами и в светлом образе старца Иоанна (Крестьянкина), и в смиренном облике Дивеевской матушки Фроси, в ее простом и незамысловатом, но потрясающем душу повествовании о том, чтó пришлось перенести дивеевским монахиням в пору советских гонений, и во многих и многих других, известных и неизвестных «несвятых святых».

И еще одна линия ясно видится в этой энциклопедии внутренней церковной жизни России XX века. Это — удивительные пути Промысла Божия, чудесным образом укрепляющего нашу, порой столь слабую веру. В рассказе об Августине, ложном пустыннике Кавказских гор, интересно не только увлекательное повествование. Этот невыдуманный и почти детективный сюжет на самом деле весь пронизан Божиим Промышлением о человеке, попечением о его исправлении. Ведь Господь сделал все, чтобы спасти для вечной жизни этого милого авантюриста Августина, сотворил, казалось бы, невероятное стечение обстоятельств, чтобы дать ему возможность покаяться и окончательно встать на путь исправления. Но собственная человеческая злая воля явилась причиной печального завершения его земного пути. Осталась лишь надежда на Божие милосердие к его посмертной судьбе. Этот рассказ, столь увлекательный по сюжету, стоит в одном ряду с другими, казалось бы, совсем на него не похожими, — рассказами о том, как освящали богатый дом и как почти в зримом образе вдруг появился там враг рода человеческого, чтобы вразумить хозяина и его домочадцев, слишком свободно и смело заигрывавших с темными силами. Это и совсем короткая автобиографическая зарисовка о том, как автор и его друг, сельский батюшка, застрявшие на машине в глухом лесу в морозную ночь, молятся о чуде, — чтобы «ими же весть судьбами» Господь спас их от неминуемой гибели. И вот уже тарахтит чей-то мотор на безлюдной дороге, как раз в том месте и в ту пору, когда этого просто не может быть. Это и «случайная» встреча епископа Василия (Родзянко) со своим только что погибшим в автокатастрофе духовным чадом, о котором он и не ведал никогда, но который все эти годы считал именно его своим духовным отцом!

Везде в книге архимандрита Тихона присутствует этот всевидящий Промысл Божий, это всеблагое Его Смотрение и Его попечение о нас, так часто надеющихся на самих себя, но однажды осознающих, что упование наше — только на Него. Так и в годы Великой Отечественной войны, как вспоминал архимандрит Алипий, казалось бы, советский, но на самом деле — русский солдат, — падает на колени среди смертельного боя, и, как ребенок, молит только Его, благого Бога, о помощи и заступлении.

В наше время нередко можно услышать, что православный человек, а в особенности, священник, должен быть и богословски образованным, и миссионерски «подкованным», чтобы ответить, как сейчас принято говорить, «на вызовы современности», и как можно больше людей привести в храм Божий. В книге отца Тихона дается наглядный и ясный на это ответ. Так уж повелось у нас на Руси и так уж устроен русский человек, что не нужно ему от батюшки ни образованности, ни его словесного «миссионерства». Ему нужно только одного — святости. Святости личной жизни, той святости, которую нельзя приобрести ни в одной духовной академии, ни в одном светском университете, ни на каких миссионерских курсах. Эту святость обретают в личном бою с силами греха и тьмы, эта святость дается кровью, пролитой в жестокой битве с духовным противником. И битва эта — не на виду. Но вышедший из этой битвы победителем — сияет дивным светом, видным всем, — и советским чиновникам, и пьяным лейтенантам, и нам — которым так не хватает этих живых примеров. Примеров живой традиции, переданной нам из прошлого нашими духовными светильниками, завещанной нам и обязывающей нас, таких слабых и немощных, и таких отчаянно несвятых, бережно и благоговейно ее принять и во что бы то ни стало передать тем, кто будет жить после нас. Ведь те, кто передал нам этот свет, тоже были «несвятые» святые. Но именно на них зиждится наше земное Отечество, прообраз Отечества Небесного, имя которому — Святая Русь.

Комментарии 1 - 0 из 0