Воля Божия

Недавно состоялась беседа атеиста Владимира Познера с протоиереем Максимом Козловым. Среди важнейших причин своего неверия Познер назвал некоторые вопросы, на которые он не получил религиозного ответа. Один из этих вопросов звучит так: «В мире происходят страшные природные катастрофы, которые уносят жизни десятков тысяч людей, в том числе и новорожденных детей. Всевышний имеет отношение к этим катастрофам или нет?»

Вообще, этот вопрос можно отнести к числу наиболее острых и распространенных вопросов о воле Божией. В чем она состоит, как действует, почему попускает действовать злу в этом мире? Чтобы нам попытаться разобраться в этих вопросах, нужно для начала вспомнить — кто такой человек и в чем его предназначение.

«Воля Божия — освящение ваше» (1 Фес. 4, 3), говорит апостол Павел, возвещая великую тайну человеческого призвания. Потому что человек сотворен особым смотрением и произволением Божиим для вечной, благодатной жизни в общении с Ним. Но мы знаем, что первый человек, будучи сотворен по образу и подобию Божию и обладая великим даром свободы, по наущению клеветника и человекоубийцы искони согрешил преслушанием и отпал от благости Божией. А поскольку человек заключал в себе всю полноту тварного мира — видимого и невидимого, — то уклонение его во зло стало причиной катастрофы вселенского масштаба. Грехом человека пришло в этот мир зло, и следствие его — скорби, страдания и сама смерть.

Но воля Божия в отношении человека не претерпела изменения, и, даже будучи отчужден от полноты Божественной благости и претерпевая болезненные последствия греха, человек сохранил свободу в выборе направления собственной жизни: в устремлении к Богу или в удалении от Него. И многие века человечество, пребывая в наказательном удалении от Бога, все равно в лучших своих сынах и дщерях устремлялось к Богу в ожидании освобождения от рабства греху и вечной смерти. И когда это чаяние, это искание единства с Богом достигло высшего напряжения, явился Спаситель Мира Иисус Христос — истинный Бог и истинный человек. Новый Адам, вместивший в Себе всю полноту тварного бытия и в послушании Богу взявший на себя последствия грехов всего мира.

Во Христе сама человеческая природа примирилась и соединилась с природой Божественной, и кто желает такого примирения — может его достичь не иначе как во Христе, веруя в Него, приобщаясь Его духу и живя по Его заповедям. Вот почему апостол Петр говорит, что «нет другого имени под небом, данного человекам, которым надлежало бы нам спастись» (Деян. 4, 12). Церковь же есть Тело Христово, столп и утверждение истины, полнота Наполняющего все во всем, так что наше примирение с Богом в вечности совершается не иначе как в Церкви. В этом и состоит наше призвание, в этом и заключена воля Божия в отношении нас: чтобы мы, живя церковной жизнью, творили всякое добро во славу Божию, с верою, терпением и любовью.

Но, забывая об этом и погружаясь душой в житейскую суету, мы снова и снова отпадаем от воли Божией, обрекая себя на вечную тьму и страдания. И тогда воля Божия допускает нам испытывать на себе воздействие зла, чтобы мы, очищаясь от грехов, становились причастниками Божественной благости. И здесь нам нужно обратить внимание вот на что.

Желая утешить человека, находящегося в смятении, мы часто приводим «цитату»: без воли Божией и волос не упадет с головы. На самом деле в Евангелии говорится, что и волос с головы верного «не пропадет напрасно», но перед этим Господь говорит, что некоторых из верных умертвят. И вот — одно не противоречит другому. Потому что «волос с головы не пропадет» означает полноту Божественной справедливости и воздаяния в Царствии небесном. И упование на милость Божию не отменяет необходимости мужества в перенесении скорбей и напастей.

И здесь неизбежно вспоминается давний спор о силе и «бессилии» христианства. В чем и как проявляет себя и действует сила Божия и чем она отличается от человеческих представлений о силе. Это особенно важно понять в наше время, когда идея внешней силы, могущества и власти провозглашается порой признаком истины. На эту тему в «Божественных именах» обстоятельно рассуждает священномученик Дионисий Ареопагит.

Всякая сила и энергия дана от Бога, так что не имеющие силы и энергии не могли бы и существовать, а точнее, и не существует ничего, что не имело бы силу и энергию, дарованную от Бога. Но вот вопрос: как же сила и энергия Божия действует в злонамеренных демонах и одержимых страстями людях? Почему Бог словно бы попускает использовать дарованную Им силу для совершения зла? Почему не отымет ее от всякого злонамерения? Ответ простой: зло только думает, что оно пользуется благом, а на деле все более отпадает от него и, причиняя страдания живущим, служит к их очищению, освящению и будущей славе, которая вполне откроется в вечности. Словом, вопрос благой силы и «использующего» ее зла, вопрос страданий и причиненной злом страданий и смерти — все эти вопросы имеют разрешение только в вечности и не могут быть разрешены в рамках земной человеческой истории. Вот почему столько недоразумений возникает по поводу добра и зла, справедливости и страданий... Божественная правда откроется вполне только в вечности, когда «зерна» будут окончательно отделены от «плевел».

Божественная справедливость, по Дионисию, заключается в том, что Господь взыскующим истинного блага подает это благо посредством земных лишений и скорбей, которые отрешают человека от суеты и прелести мира, «лежащего во зле», и обращают к взысканию Бога.

В этом смысле и святитель Иоанн Златоуст говорит о том, что само понятие зла имеет двоякое значение. То есть собственно злом мы называем грех, отпадение от Божественного блага, а все остальное неприятное, скорбное и мучительное хоть и называется злом, но в ином смысле («Беседы о бессилии дьявола». Беседа 1. ч. 5). Вот почему в одном из прокимнов говорится: «Приложи им зла, Господи! Приложи зла сильным земли!» Казалось бы — как можно просить у Бога для кого-то зла? но если понять, что речь здесь идет о вразумлении бесчинных, то все становится на свои места.

И если мы говорим о скорбях и боли, о мучениях, несчастьях, бедах и о самой смерти, то и это все не случается без воли Божией. Только отцы святые говорят о троическом характере проявления Божественной воли: по благоволению, по домостроительству и по попущению (Добротолюбие. т. 2. с. 414. ст. 225). По благоволению скорби допускаются добродетельно живущим для того, чтобы они украшались венцами терпения, по домостроительству — для вразумления согрешающих, по попущению — для наказания не желающих исправляться и упорствующих во грехе. Этих последних Господь предает «превратному уму», то есть оставляет окончательно погибать в их безумии, что страшнее любого наказания, потому что человек уже не найдет себе оправдания в вечности. Когда жизнь явного грешника пресекается от действия зла — это можно считать наказанием, а значит, и залогом, причиной грядущего облегчения мук или даже оправдания (смотря по расположению сердца человека). Но когда мы видим руководящую роль «превратного ума» в иных считающих себя «развитыми» странах, когда мы видим безнаказанное и по виду благоденственное процветание народов, «пенящихся своими срамотами», — мы понимаем, что духовное разложение и ожесточение в грехе достигло в этих народах и странах самой опасной степени — степени, когда Бог оставляет людей без вразумления и наказания. И напротив, когда случаются какие-то общенациональные несчастья — это означает, что Бог еще не окончательно оставил эти народы и не лишает своего наказания.

Собственно же сила Божия отличается от того, что принято считать силой в человеческом смысле. Вот почему говорится, что «сила Божия в немощи совершается» (2 Кор. 12, 9). Потому что сила Божия заключается в высшей правде, причастность и стояние в которой зачастую бывает причиной скорбей, страданий и самой смерти в этом мире, «лежащем во зле». Но победа зла обманчива и кратковременна, она лишь служит большему прославлению Бога, хоть и не желает этого. И в этом заключена мучительная обреченность зла — в том, что оно никогда не достигает своей цели и в своем противлении благу обречено на бесконечное «самоистязательное» страдание.

Ну и в конце приведем ответ святителя Иоанна Златоуста на вопрос Владимира Познера, заданный в самом начале. Вот этот ответ: «Когда увидишь, что случились неурожаи, и язвы, и засухи, и наводнения, и беспорядочные перемены в воздухе или другой подобный бич человеческой природы, то не изъявляй досады и негодования, но поклонись Творцу, подивись Его попечительности. Он делает это и наказывает тело, чтобы вразумить душу. И это, скажешь ты, Бог делает? Да, Бог делает это; и пусть предстанет здесь весь город, пусть вся вселенная, я не побоюсь сказать это. О, если бы у меня был голос сильнее трубы и мог я стать на высоком месте и пред всеми воскликнуть и засвидетельствовать, что Бог делает это!» (Святитель Иоанн Златоуст. Беседы о бессилии дьявола. Ст. 4).

Иначе говоря, сами природные катаклизмы и смерть невинных детей есть следствие наших с вами грехов и нашего отпадения от благости Божией. И, допуская вкусить последствия наших грехов, Господь призывает нас к покаянию и исправлению жизни. А младенцы, по нашей вине претерпевшие скорбь и муку, несомненно, получат воздаяние в вечности, превосходящее всякое человеческое разумение.







Сообщение (*):

Комментарии 1 - 0 из 0