Рецензии на книги: Ю НЕСБЁ. Королевство. — Сергей АРУТЮНОВ. Твэлф (Двенадцатая книга стихотворений). — Хосе Карлос СОМОЗА. Этюд в черных тонах

Ю НЕСБЁ. Королевство

На обложке книги Ю Несбё «Королевство» стоит обозначение: «Впервые на русском». Изучив выходные данные книги на норвежском языке, с которого сделан перевод на русский, мы обнаружим тот же 2020 год, что и в российском издании. Другими словами, я хочу сказать, что классика скандинавского детектива переводят с огромной скоростью, осознавая, какой популярностью он пользуется у нас в стране.

Это не серийный роман про сыщика-алкоголика Хари Холе, и, стало быть, интерес к роману держится чем-то еще, кроме образа главного героя. Чем же?

Это вообще-то триллер.

Можно сказать и так, но правильнее было бы сказать, что это нервный, мрачный роман, в котором мы находим невероятную способность к всматриванию в темные глубины человеческой психики.

Ю Несбё удаляется из больших городов, где по большей части происходило действие романов про знаменитого Хари Холе, его в данном случае тянет в провинцию. В небольшой норвежский городок, где течет сонная, мирная, ничем не возмущаемая жизнь.

Провинция.

Она вполне устраивает Роя, одного из двух братьев, который тут родился, вырос, возмужал. Но неожиданно на пороге его дома появляется брат младший — Карл. Это успешный предприниматель, очень успешный, решительный, дерзкий. Приезжает он не один, а с огромными планами переустройства жизни маленького городка, он собирается возводить грандиозный отель в самом центре, но не только. С ним является его супруга, новая, кстати, и довольно странная особа.

Постепенно выясняется, что планы Карла не столь уж благородны, как это представляется с самого начала, да и еще Рой страстно и тяжело влюбляется в его супругу.

Классический треугольник шекспировского разлива.

И это еще не все, всплывают темные тайны давнего прошлого, казалось забытого, похороненного. Мирок Роя рушится, и скоро ему придется принимать очень важные решения.

Роман написан со свойственным Ю Несбё мастерством, постепенно нагнетается напряжение; умело дозируя темную информацию, автор заставляет читателя трепетать на протяжении всего романа, следя за развитием событий.

Что мы получаем в итоге? Умный, тревожный разговор о тайнах человеческой психики, без всякого морализаторства и готовых выводов.
 

Сергей АРУТЮНОВ. Твэлф (Двенадцатая книга стихотворений)

В аннотации к этой двенадцатой книге (которая по странному совпадению так и названа — двенадцатая, только по-английски) автор с вызовом пишет, что она не заслуживает читательского внимания. Предполагая, что найдутся те, кто с поэзией Сергея Арутюнова незнаком, он замечает, что им можно только посочувствовать, однако также и позавидовать. «Сто страниц боли и ужаса, закованные в стальной силлабо-тонический корсет, вовсе не повод для читательского интереса».

Другими словами, автор не расслабляется и начинает свой разговор с читателем уже с тех элементов книги, которые используются только для информационной поддержки. Он нервирует читателя, немного издевается над ним, но вместе с тем говорит о его живой заинтересованности в этом самом читательском интересе.

По форме книга безупречна, текст Сергея Арутюнова сверкает щеголеватой отделкой, и упоминавшийся «силлабо-тонический корсет» нигде не дает течи.

Внутри боль и ужас.

Почему?

Потому что автор не отводит взора от язв и шрамов окружающего его мира и с твердой убежденностью в собственной правоте вглядывается в прошлое нашей родины.

Смотреть больно и страшно, но необходимо: не увиденное, не осознанное, не пережитое — подстережет.

Сергею Козлову

Противиться бытию —
Пылающим, как тростник,
Смиряешься — потерплю,
Что большего не достиг.
Смиряешься. С шампура
Счищаемый, ты сумел
Почувствовать: жизнь — была
И нет ничего взамен.
Отчаешься. Пес, мордаст,
Могильным душком дохнет,
Когда посреди мытарств
Погибельный сгинет гнет.
............................................................
Очнувшись от сна времен,
По коим вотще скулим,
Пребудешь обременен
Лишь тем, что считал своим,
Пока от монет не скис,
Предвидящий, как сольют,
Отъемлющий память Стикс,
Впадающий в Абсолют.

Что тут еще скажешь?
 

Хосе Карлос СОМОЗА. Этюд в черных тонах

Литературы, вдохновленной блуждающей тенью Шерлока Холмса, в мире огромное количество. Пишут продолжения текстов Конан Дойла, выдумывают сыщику новые приключения, находят новые объяснения старым загадкам, с которыми сталкивались еще в детстве, например в той же «Собаке Баскервилей». Недавно я был на премьере пьесы, движущей интригой которой является утверждение, что Шерлок Холмс никакой не сыщик, а лишь содержатель своеобразной антрепризы, задача коей разыгрывать разнообразные сюжеты перед Джоном Ватсоном, не столько врачом, сколько талантливым писателем. Ватсон принимает всерьез эти розыгрыши, в них задействованы и инспектор Лестрейд, и куча иного народу, и шикарно описывает все это, восхищая читательскую аудиторию.

В романе талантливого испанского писателя кубинского происхождения Хосе Карлоса Сомозы мы сталкиваемся с текстом, рожденным той же самой стихией. Здесь, правда, никто не развенчивает великого сыщика, тут речь о другом — о том человеке, который своим примером дал жизнь Шерлоку Холмсу.

Немолодая, некрасивая медсестра Энн Маккари, прибывает в Портсмут для того, чтобы поступить сиделкой в очень странный пансион. В общем, коротко говоря, это клиника для душевнобольных.

Ей достается самый странный насельник пансиона. Он не выносит дневного света, сидит постоянно в кресле, погруженный в свои думы, почти ничего не ест, брошен семьей, явно его избегающей, но постепенно выясняется, что он наделен неимоверной проницательностью и наблюдательностью.

Зовут его мистер Икс.

Будет еще и мистер Игрек.

С ним, с мистером Иксом, связывается доктор Конан Дойл, только что открывший практику в Портсмуте.

Одновременно на пляже, что непосредственно под окном номера мистера Икса начинают случаться убийства, одно за другим.

Явно в городе действует какой-то серийный преступник. По всему так складывается, что мистер Икс должен раскрыть это дело. Главной его помощницей становится некрасивая медсестра.

Дальше я сюжет рассказывать не буду, к тому же он чрезвычайно сложен, требует погруженности читателя в процесс чтения, завязан во многом на традицию английского массового театра, процветавшего в то время.

Прием, который использует Сомоза, показывая ход событий глазами очень мужественной, добросердечной, но недалекой женщины, усложняет авторскую задачу, но тем богаче урожай читателя.

Советую прочитать, и вы увидите мир немного не в том ракурсе, как привыкли.

Сергей ШУЛАКОВ
 







Сообщение (*):

Комментарии 1 - 0 из 0