Посник и Барма

 

У стен Московского Кремля, на Красной площади, возвышается изумительный памятник русского зодчества — Покровский собор, более известный как храм Василия Блаженного.

Он, сверкающий своими многоцветными главами по соседству с мощными стенами и башнями Кремля, создан в одну из самых знаменательных эпох русской истории. В 1552 году царь Иван IV Грозный взял Казань. В честь своей победы Иван Васильевич задумал отстроить на главной площади столицы храм. Для возведения нового собора самодержец выбирал самых искусных мастеров — чудесных русских зодчих того времени.

Только в 1895 году стали известны их имена. В архивах Румянцевского музея обнаружили два рукописных сборника XVII века, в одном из которых говорится: «Даровал [царю Ивану] Бог двух мастеров русских, по реклу Посника и Барму»; а в другом кратко сообщается: «А мастер [собора] был Барма со товарищи».

В найденных бумагах поясняется, что мастера эти «быша премудрии и удобны таковому чудному делу».

Храм предполагали посвятить тем святым, в дни памяти которых русские войска одержали победу, взяв Казань. Поэтому в 1553 году на Красной площади, около стоявшего там Троицкого храма, сперва поставили семь деревянных церквей в память о семи отдельных победах, соответственно носивших имена семи разных святых. Позже было решено объединить церкви в один величественный соборный храм. А царь по совету митрополита Макария, как утверждает документ, в 1554 году велит Поснику и Барме построить на Красной площади один храм с семью престолами.

Посник и Барма изменили задание Ивана IV. По их замыслу композиция должна была состоять из восьми башен с объединяющим центром в виде девятой, возвышающейся стройным шатром над боковыми башнями и как бы собирающей их вокруг себя. Поводом к столь самовольному поведению зодчих послужили художественные соображения мастеров. В рукописи говорится: «Мастеры же Божиим промыслом основаша девять престолов, не якож повелено им, но яко по Бозе разум даровася им в размерении основания».

По своему внешнему облику храм не походил на обычные, наиболее распространенные в первой половине XVI века типы церковных сооружений. Но идея объединения отдельных частей храма в единую архитектурную композицию, включающую приделы, трапезные, колокольни, надгробные часовни и т.п., уже разрабатывалась тогдашними русскими зодчими.

Так, ко времени возведения Покровского собора был обстроен приделами московский Благовещенский собор в Кремле, были открыты для паствы ростовский Авраамиев монастырь, церковь в Дьякове, закончен Борисоглебский собор в Старице.

Барма и Посник являлись мастерами, глубоко изучившими памятники русской архитектуры — каменной и деревянной. Очевидно, они имели в своем распоряжении разнообразные модели, чертежи, зарисовки сооружений и их деталей.

Зодчие, по словам летописца, великолепно знали и понимали местную архитектуру, однако тщательно изучили особенности и западноевропейской.

Храм Василия Блаженного представляет собой сложную композицию из девяти отдельных храмов-башен: четыре большие и четыре малые башни, несущие купола с главами, группируются по сторонам центрального шатра. Все эти башни и главы имеют различную декоративную обработку и создают в совокупности впечатление фантастического богатства архитектурных и декоративных форм.

Тем не менее первоначальный облик храма, придуманный Бармой и Посником, иной — здание собора, выложенное из красного кирпича с белокаменными деталями и профилями, было двухцветным.

Полихромная, сверкающая множеством красок расцветка стен, башен, куполов, глав создана значительно позднее — в XVII веке, когда к девяти башням собора присоединили отдельно стоящую колокольню, приделали крыльцо и устроили галереи.

Архитектурный замысел Бармы и Посника, несмотря на кажущуюся сложность композиции, весьма ясен и четок: высоко вздымающийся центральный шатер главенствует над симметрично расположенными четырьмя большими и четырьмя малыми башнями-главами; большие башни расположены по отношению к центральной шатровой башне по кресту, а малые по диагонали.

Вся эта величественная пирамидальная группа башен возвышается над главной площадью столицы, составляя своими выразительными, живописными формами художественный контраст строгим стенам Кремля.

В неистощимой художественной фантазии зодчих сказались образы русского народного искусства, причудливые формы храма Василия Блаженного отражают мотивы древнерусского народного эпоса, народных преданий и сказок. Праздничные, торжественные формы храма делают его подлинным монументом триумфа, монументом победы молодого государства над его врагами.

Во время строительства Покровского собора, 15 декабря 1555 года, царским указом велено: «Псковскому дьяку... да старостам Псковским... да с ними церковному и городовому мастеру Поснику, да каменщикам Псковским Ивашку Ширяю с товарищи... к весне в Казани новый город Казань камень делати...» В указе есть и отчество Посника — Яковлевич. В Московской Руси прозвание Посник давали Иванам (в честь Иоанна Предтечи, или Иоанна Посника).

Посник — мастер псковский, а в XVI веке псковская школа архитектуры была наиболее выдающейся, яркой. Так что почему Посника, имевшего редкое звание церковного и городового мастера (то есть крепостного, способного возводить сооружения), привлекли к строительству Покровского собора и к возведению каменных стен Казанского кремля, вполне понятно.

После отъезда Посника строительство храма Василия Блаженного Барма продолжает один, вплоть до года окончания всех работ (в 1560 году). Дальнейшая судьба Бармы никому не известна.

Посник же с 1556 года в Казани. Он руководит строительством каменных стен Казанского кремля и выводит стены, сложенные из местного известняка, с забутовкой и достигающие 6,5 м в высоту. Сверху шел высокий парапет с бойницами.

Кроме стены были выстроены четыре надвратные двухэтажные башни: Спасская, Преображенская, Никольская (позднее названная Тайничной) и Воскресенская. На высоте второго этажа Спасской башни, с северной ее стороны, стоит маленькая церковка Спаса псковского типа (с одной главой).

Северную стену церкви расчленили на пять пролетов. Около нее, на северном парапете башни, соорудили псковского же типа звонницу.

Тогда же внутри стен был поставлен небольшой храм Николы Ратного: двухэтажный, с трапезной палатой для монахов Спасского монастыря. В нижнем этаже помещались просвирня, хлебня и палатка; в верхнем, к западной стороне маленького, одноглавого, бесстолпного храма примыкала, по-видимому, одностолпная трапезная.

Помимо всех уже перечисленных сооружений Ивана Яковлевича Посника ему приписывается и строительство в 1561–1562 годах казанского Благовещенского собора, над которым действительно работали псковские каменщики, а участие Посника документально не подтверждено. Некоторые исследователи приписывают Поснику и Успенский собор, и Никольскую церковь в свияжском Успенском монастыре, и Козьмодемьянскую в городе Муроме.

Немногие сохранившиеся свидетельства о первых выдающихся русских зодчих Поснике и Барме дают возможность установить круг их архитектурных произведений и представить творческий облик и путь этих художников-самородков, которые в своем особенно чудном детище — Покровском соборе в Москве — создали бессмертный памятник славы и мощи нашего народа, памятник эпохи создания и развития русского национального государства.

 

Комментарии







Сообщение (*):

Комментарии 1 - 0 из 0