Книгоноша

Инесса Магилина

Посольство монахов кармелитов в России. Смутное время глазами иностранцев. 1604-1612 гг.

В первой главе исследования подробно разбирается «Восточный вопрос» в международных отношениях и Русское государство на рубеже XVI—XVII вв. Одним из главных недругов Русской державы была Османская империя, и Иван IV (Грозный) в 1581 г. направил для переговоров с императором Рудольфом II, папой Григорием XIII и Венецианской Республике своего посланника Истому Шевригина. Он должен был предложить христианским государям, папе и венецианскому Сенату союз против «неверных». Другой посланник русского государя был отправлен к испанскому королю Фердинанду II, с предложением вместе «составить хорошую лигу против турок».

Спустя несколько месяцев Оманская империя захватила Грузию, большая часть Армении и Ширван. Турецкие войска вошли в Дербент, считавшийся воротами Кавказа, и подошли к Каспийскому побережью. Тщетно жена и сын персидского шаха Мухаммада Худабенде, хитроумная Хайр аль-Ниса Бегум и Хамзе-мирза старались собрать войска для разгрома османов и освобождения захваченных территорий. Шахская казна была пуста, а возмущенные вмешательством женщины в мужские дела эмиры и царедворцы устроили заговор и Хайр аль-Ниса Бегум задушили в присутствии мужа-шаха Худабенде, тщетно пытавшегося умолить своих взбунтовавшихся подданных ее пощадить.

В 1584 г., уже после смерти Ивана Грозного и восшествия на престол Федора Иоанновича, в столицу Османской империи к султану Мураду III отправился посланник Б. Благово с извещением Мурада III о событиях в Москве. Во время своего посольства Благово. Он вел переговоры имел с великим визирем Осман-пашой и султаном, угрожавшими Москве войной из-за размещения русских гарнизонов на Тереке и в других местах, мешавших османам проходу в Персию, а также казаков с Дона и Азова.

В тексте подробно описана очевидцами-иноземцами обстановка Смутного Времени не только в Москве, но и других городах. «До Казани посольский караван двигался на санях, регулярно меняя в каждом населенном пункте лошадей. 2 апреля караван прибыл в Казань, где был принят со всеми положенными великому посольству почестями. Казань на рубеже XVI—XVII вв. являлась главной военно-оборонительной крепостью на восточной окраине государства. Преобладающим населением было военное сословие, дети боярские, стрельцы, пушкари и татары, принявшие православие. Казанский белокаменный кремль был одним из самых мощных в стране. В кремле было 10 ворот с башнями, на которых несли посты дети боярские и стрельцы от 4 до 10 человек. В Казани, как и в других городах, служили два воеводы — больший и меньший. В их обязанности входил ежедневный объезд стен города с фонарями. При наступлении ночи все сторожевые ворота объезжались воеводой с боярскими детьми своего полка. Даже днем дежурные головы и дети боярские досматривали караулы. Казань, находившаяся от Москвы всего лишь в 700 км, напряженно следила за событиями в столице. Достаточно сказать, Разрядные книги даже путают данные о воеводах в Казани в это время. По Разрядной книге 1475—1605 гг., изданной в 1994 г. под редакцией В.И. Буганова, воеводами Казани на 29 июня 1605 г., то есть уже после смерти царя Бориса, числились «князь Иван Иванович Голицын да Василей Яковлев сын Кузмин, да дьяки Алексей Шапилов да Петр Микулин». И.И. Голицын и второй воевода В.Я. Кузьмин-Караваев были воеводами в Казани с 1602 г., то есть они были назначены Годуновым. Известно, что князь И.И. Голицын, по прозвищу Шпак, поддержал Лжедмитрия I, но после его гибели присягнул В. Шуйскому. Однако в момент приезда посольского каравана Казанью управляли совсем другие люди».

В тексте рассказывается о русской дипломатии того времени, причем приводятся цитаты из наставлений послам, подчеркивается коварство польских властей при переговорах о союзе против османов, и дается подробная нелестная характеристика Лжедмитрия I и его несостоявшихся международных планов.

Алекс Громов