Пятая колонка

Н. Коновской

В отблеске горнем. Стихотворения

Сказать по правде, я не слишком люблю книги, особенно стихотворные с сильно выраженным конфессиональным наполнением, если так можно выразиться. От прозы ждешь не проповедей, а воплощенный образ, от книги стихотворений, ждешь не молитвы, а поэзии.

Книга Николая Коновского, есть, безусловно, удача в том смысле, что автор говоря возвышенным православным голосом, нигде не забывает о том, что говорит стихами. А такое «говорение» имеет свои правила, нарушение коих, повредит не только впечатлению от стихов, но и бросит тень на православный их облик.

Стих Коновского отчетливо классичен. Надо помнить о том, что «стих» есть мера стихотворной речи, равняющаяся строке. Так что те, кто употребляют его применительно к целому стихотворению, слишком приблизительны, значит, неправы. Коновской отлично знает, чем в русской поэзии отличается стих от стихотворения. Он не пишет, он чеканит, не переползает словом, или слогом со строки на строку, размер чтит как канон. Это говорит о том, что он мыслит классически. Внутренне организован, по этому, отчетливому, проясненному принципу.

Вот типичный текст этой книги, можно даже сказать, выраженно характерный. В нем видны основные особенности поэтики Николая Коновского.

«»»

Звезда и камень под ногой,
И мысль, и духа плоть –
В руке могущей и благой,
В твоей руке Господь.

В миры иные уводя,
Воинствует со злом
Акафист летнего дождя,
Гремящих гроз псалом.
 

Но автор далек от догматизма, сам себе ничего не навязывает, когда возникает необходимость излить поэтическое содержание в более сложной, неоднозначной форме, он не задумывается, чтобы вольно сделать это. Даже если речь идет, чтобы прибегнуть к стиху свободному, на первый взгляд, просто противопоказанному мировоззрению этого поэта.

Литературный вечер
Памяти Л. Бородина.

… Всё длится и длится литературный вечер,
Вызывая во мне непонятное самому,
Почему-то возникшее
Ощущение недоуменья и жалости.
С чужою помощью, к металлическому микрофону,
Один за другим
Выходят его соратники,
Несломленные борцы с режимом.
 

Не буду цитировать полностью, чтобы не отнимать у читателя возможность насладиться им полностью, открыв книгу «В отблеске горнем».