Пятая колонка

Леонид Бородин

Изломы

Величайшие гении нашей литературы были универсалами, Пушкин и Лермонтов, а позднее Бунин и Набоков. Их огромные фигуры заслоняют тот факт, что по большей части русские литераторы были авторами «однорукими», или прозаиками, или поэтами. Когда уважаемые мастера писавшие прозу, брались за стихи, получалось максимум забавно, так сказать факультативно. Попытки популярных поэтов выступить в прозе, оставались попытками. Вспомним хотя бы роман «Ягодные места» Евтушенко.

Леонид Бородин известен широко, и известен, конечно же, как прозаик. «Третья правда», «Женщина в море», «Царица Смуты», он мог быть разным, но в основном, в главном всегда был равен себе, и неповторим.

Но выясняется, что Леонид Бородин писал стихи. И по прочтении книги «Изломы» становится совершенно очевидно – она незаслуженно обойдена вниманием и современников, и читателей нынешних. Первое что надо сказать об этой книге – она не нуждается в снисхождении. Это настоящая, сильная, написанная очень твердой, умной рукой поэтическая книга. Достоинства поэзии Бородина в основном те же, что и достоинства прозы – ясность мысли, определенность позиции, отсутствие внешних, не нужных красот. Но автор очень хорошо чувствует различие поэтической и прозаической природ, и пишет именно стихи, а не зарифмованную прозу.

Пушкин говорил, что проза требует прежде всего мысли, а поэзия имеет право быть слегка глуповатой. Леонид Бородин словно бы осознанно избегает совета Александра Сергеевича. Но делает это особенным образом. Его стихи наполнены мыслью, признаками напряженно работающего ума, и тем самым, тут не может идти речь о какой-то там глуповатости. Такое впечатление, что Бородин как будто находится под диктатом особого чувства ответственности, он не позволяет себе ничего, что хоть отдаленно напоминало бы легкомысленность. Если помнить о судьбе автора, то это свойство его текстов принимаешь с пониманием.

Да, биография Леонида Бородина напрямую отразилась в этой книге. Как известно, Леонид Иванович был политическим заключенным советского режима. Первая часть книги написана во время первого заключения, вторая, в период между заключениями, третья – во время второго срока, и последняя часть после освобождения.

Основную тему этой книги определить легко – Россия.

Россия занимала мысли Бородина, и являлась постоянным, и никогда до конца не утихающим переживанием.

Россия историческая (чаще всего), Россия современная, Россия, которую нам понять, не оставляя попыток даже после неудач.

Русская литература, как воплощенная попытка решить русскими людьми русский вопрос.

Алеша Карамазов и Василий Теркин.

Одного не может понять Бородин – как можно уехать отсюда, оставить попытки разобраться в жизни живя на родине. В стихотворении «Уехавшему» он пишет:

Тебе дарю свое тепло я,
Но если ты в заботах дня,
Из сердца вычеркнешь былое,
То значит, вычеркнешь меня.

Есть и еще один мощный смысловой пласт в этой книге – вера.

Леонид Бородин верующий человек, христианин, и понятно, что часто только вера спасет его от отчаяния. Именно вера подвигает его на главное его дело – попытку понять, что такое Россия, и осознать свое место внутри этого громадного процесса – русская жизнь.

Когда бы свобода в пару крыл,
Да знак СвятогоЛика,
Я б что-то новое открыл
В судьбе земли великой.

По прочтении этой книги становится понятно – несомненно, теперь мы хотя бы немного, но продвинулись вперед в попытках понять «время, землю, Родину». Эта книга написана давно, но ее никогда не поздно прочитать.