Пятая колонка

Мариша Пессл

Некоторые вопросы теории катастроф

Перед нами дебютный роман.

Окруженный непомерными восторгами. По чину ли все эти славословия? Неизбежно возникает такой вопрос.

Книга двадцативосьмилетней авторши уже вполне себе полноценный бестселлер, в рейтинге литературного приложения к «Нью-Йорк Таймс» книга долгие недели занимала солидное место в середине первой двадцатки. Но только до того момента, как была опубликована фотография писательницы.

Сразу вслед за этим «Некоторые вопросы теории катастроф» вырвались на лидирующие позиции в той самой двадцатке. Оказывается, автор — кареглазая красавица с локонами. После этого ни одно издание, имеющее отношение к литературе и книжному процессу, не отказало себе в удовольствии написать о Марише Пессл.

Кто только не высказывался.

«Под пышной шапкой пены в этом дебютном романе скрывается темный и очень крепкий напиток».

Так высказался один из наиболее авторитетных ныне американских авторов, книга которого «Свобода» замечена даже на рабочем столе президента Обамы, Джонатан Франзен.

«Оторваться невозможно; читаешь всю ночь напролет, а утром чувствуешь себя, как будто оказался в компании, где все вокруг слишком хороши – куда тебе до них, а познакомиться все равно отчаянно хочется. Я в восторге от этой книги».

Одри Ниффеннеггер.

«Блистающее, ураганное, многогранное чудо. Сюжет держит и не отпускает, а развязка подобна комнате, полной зеркал. Голос рассказчицы искрится неукротимым весельем, остроумием, и бьющей через край экспрессией. Читать обязательно!»

Нью-Йорк Таймс.

«Этот блистательный дебют, несомненно, войдет а число тех редких книг, что становятся классикой сразу после публикации».

Санди Телеграф.

«Ряды литературных вундеркиндов пополнила Мариша Пессл со своим безумным, шутовским, суперинтеллектуальным остросюжетным дебютным романом… Здесь вы найдете отголоски Сэлинджера, провокационный нуар Патриции Хайсмит, сдержанную манерность Набокова и магические хитросплетения Пинчона… Что касается самой Мариши Пессл – вы о ней еще услышите».

Дейли Канди.

Впечатляюще, тем более, что здесь не приведена и пятая часть цитат из различных авторитетных источников, что сопровождают роман на задней крышке книге и на вступительных страницах.

Очень это все напоминает стандартный рекламный ролик, правда, очень уж шумный и пышный.

Довольно забавно выглядит фраза о «рядах литературных вундеркиндов», создается впечатление, что этих персонажей в современной западной литературе просто-таки десятки, что, в общем-то, не соответствует действительности. И вообще, вундеркинды — продукт сугубо штучный.

Но по-любому, книга яркая, напористая, с элементами черного юмора, очень литературная: каждой главе соответствует какое-то классическое произведение западной литературы. Насчет остросюжетности авторы бурных похвал несколько преувеличили, книга читается с интересом, но той самой культурологической «пены» все же многовато.

Читать стоит, конечно.