7 книг книжной выставки

Алекс Громов. 7 книг Московской международной книжной выставки-ярмарки


Ирина Левина, Дмитрий Володихин. Петр и Феврония: Совершенные супруги

Авторы подробно разбирают сюжет «Повести о Петре и Февронии Муромских», текста, являющегося очень необычным для отечественного Средневековья, и анализируют, кто же был автором и заказчиком этого произведения. В книге рассказывается и о том, кто же мог реальными прототипами героев старинной повести – Февронией и князем Петром. «Муромом правили Рюриковичи. Их судьбы отражены в родословиях, летописях, житийной литературе. Тут надежда отыскать персону, ставшую прообразом литературного персонажа, гораздо прочнее. Муромо-рязанская земля располагалась на периферии Руси. Летописания ее не сохранилось, а документов, рассказывающих о судьбах этого региона до того, как он стал частью Великого княжества Московского, не найдено. Таким образом, сведения, доступные ученым относительно муромской княжеской династии, очень неполны, прерывисты…»

Одна из глав посвящена «артефакту» XVI века – Агрикову мечу, которым был поражен змей. По мнению авторов, этот меч вероятнее всего был снят старомосковским книжником с пояса провинциального византийского аристократа Девгения. В одной из глав показано Московское царство сквозь призму Муромского княжества. Завершающий раздел посвящен посмертному почитанию святых Петра и Февронии. В приложении приводятся выдержки из сочинений Ермолая-Еразма, ученого книжника середины XVI века (одного из предполагаемых авторов «Повести о Петре и Февронии Муромских»), перечислены основные даты жизни муромских князей Давыда Юрьевича и Ростислава Ярославича.


Приметы Будущего

Каким оно станет, Будущее, зависит от того, что формируется сейчас. И что для этого готовы сделать обычные люди, которым неизбежно придется столкнуться с обычным неведомым, прежде невиданным.  Иначе говоря – с чем не приходилось сталкиваться отцам и дедам. Так, в рассказе Михаила Попова «Медвидь» описано, как «пять месяцев и четыре дня тому назад у космонавта Медвидя, вернувшегося из одиночного разведывательного полета в район звезды эпсилон Эридана, в самом конце периода стандартного рекондиционирования возникли необъяснимые повторяющиеся сновидения. Четыре сюжета из жизни неизвестной цивилизации. До сих пор все многочисленные и многолетние попытки землян связаться хоть с какими-нибудь братьями по разуму приносили нулевой результат…».

В книгу также включены произведения А. Васенова, А. Д. Александер, А. Санти, О. Дыдыкинов, Т.С. Нассера, О. Шатохиной, К. Сарсеновой, А. Громова, К. Магнуса, Э. Каспер, А. Алашкертци, Т. Безуглой, П. Иванова. В рассказе «Ошибке Рэя Брэдбери» говорится о том, как складываются отношения книжной полиции нравов и недобропорядочных читателей. Несмотря на невероятные достижения, всеобщий прогресс и процветание, мечты о прекрасном принце – надежном, сильном и благородном герое, как в наивных романах давно прошедших веков, остаются по-прежнему актуальны, как описано в «Прекрасном херцоге». А «Хочу настоящее!» - история о том, как попавшая в руки настоящая старая книга способна повлиять даже на самое высокотехнологичное, а потому переполненное иллюзиями общество.


Мохаммад-Казем Мазинани. Последний из Саларов

В романе современного иранского писателя отображена жизнь семьи, связанной родством с династией Каджаров, которые с 1795 по 1925 год правили Ираном. Перед читателем простирается обширное эпическое полотно повествования – то, что видел и помнит сам последний отпрыск славного рода, вспоминающий свою жизнь, и то, что ему известно лишь по рассказам прадеда. «Салар-ханы рождались на свет в этой усадьбе поколение за поколением со времен Фетх-Али Шаха. Их предок, которого так и называли «Большой шазде», был одним из бесчисленных сыновей Шаха-бабы и, поселившись здесь, он каждую ночь с четверга на пятницу бодрствовал допоздна в хижине в глубине сада, в неверном свете фонаря…». Впрочем, столь высокое родство не всегда помогает, к примеру, сватовство одного из героев из-за этого чуть не сорвалось: «Когда отец Судабе понял, что жених его дочери из рода Каджаров, он вспылил, и чуть-чуть бы еще – выкинул бы его из дома. Отец категорически был не согласен отдать дочь в это, по его словам, первобытное племя, где люди больше всего гордятся величиной рогов горных баранов, которые они развешивают по стенам своих жилищ. Юноша и девушка вместе противостояли своим семьям и, быть может, из чувства противоречия, не стали даже проверять свои чувства, а как можно быстрее поженились». История семьи Саларов неразрывно связана с судьбой страны, что автор и показывает, искусно вплетая в текст колоритные зарисовки из жизни царствующих особ, хронику споров о том, как провести границу между сопредельными государствами, и философские размышления о человеческой природе.


Кази Ахмад ибн Хусайн ал-Хусайни Куми. Трактат о каллиграфах и художниках

Классический труд, изданный на русском языке при участии Института восточных рукописей Российской академии наук, посвящен создателям прославленных в веках персидских манускриптов, украшенных изысканными миниатюрами, а также мастерам, которые искусно переписывали государственные документы и указы владык, превращая их в произведения искусства. В «Трактате» исследователи находят черты как традиционных предисловий, которые было принято предпосылать альбомам живописи и каллиграфии, так и хорошо известного жанра восточной поэтической антологии. При этом труд, представляющий собой историко-биографическую энциклопедию, примечателен, по мнению ученых, особой точностью и надёжностью сообщаемых в нём сведений. «Ещё одним из знаменитых мастеров художественного письма был ‘Умар-и Акта‘, который не имел правой руки и левой рукой таким образом изображал письмена на страницах [книг], что глаза людей прозорливых округлялись от изумления, а разум людей мудрых был не в состоянии объяснить это». По своему строению «Трактат» начинается с авторского предисловия и введения, которое повествует о появлении калама и зарождении искусства каллиграфии. Отдельные главы посвящены самым известным видам персидского каллиграфического почерка и мастерам, что в каждом из них особенно преуспели. В заключении рассказывается о художниках, позолотчиках и переплётчиках.


Марта Таро. Бомба для графини

Исторический роман, действие которого начинается после восхождения на престол императора Николая I и выступления декабристов. Невольными жертвами мятежа становятся мать и сестры офицера-кавалергарда - молодой человек не участвовал в самом восстании, но принадлежал к тайному обществу и вскоре после событий на Сенатской площади был заключен в крепость. После кончины отца он был единственной опорой семьи, а теперь влиятельный дальний родственник стремится не столько послужить престолу и Отечеству в деле раскрытия заговора, сколько завладеть графским титулом и имуществом опальной родни. Эта поистине детективная история открывает цикл произведений, посвященных жизни двух дворянских семейств на фоне событий первой половины XIX века. «Странное это оказалось чувство – наблюдать, как последние секунды прежней жизни улетают в вечность. В коридоре послышались шаги, и в гостиную вошла Вера. Мать даже не успела ей ничего сказать. Хватило лишь взгляда…». Несчастная благородная мать терзается сразу двумя тяжелыми заботами, стремясь облегчить участь арестованного сына и обеспечить будущее дочерей, внезапно оказавшихся и близкими преступника, и бесприданницами. Старшая из дочерей получает в подарок от стремящейся всячески помочь бабушки имение в Полесье, но богатым и процветающим его не назовешь, там едва успели отстроить дом, разоренный еще во время наполеоновского нашествия. Однако столичная барышня решительно приступает к налаживанию хозяйства и не сразу замечает, что вдали от Санкт-Петербурга и коварного «дядюшки» ей продолжает грозить опасность. Индивидуалки проститутки Спб онлайн.


Карина Сарсенова. Грядущий след

Новая книга психолога и писательницы посвящена всестороннему рассмотрению нравственного кризиса современного мира и путей его преодоления. Рассматривая эволюцию понятия духовности в процессе развития цивилизации, автор обращает внимание на то, что «люди совершают во множестве добрые дела, но сначала излишне привязываются к чувству удовольствия от них и к результату. Частая их ошибка - ожидание благодарности за доброе дело и разочарование в случае её отсутствия. Постепенно душа научается совершать благие поступки без ожидания награды, а исходя из потребности своей сути». Автор подчеркивает, что поистине духовный человек будто выныривает из глубин собственного ложного «я». В книге анализируются этапы формирования цивилизации и то, как им сопутствуют перемены в отношении человека к себе и миру. Иногда, как это можно наблюдать в наше время, сугубо эгоистические побуждения начинают превалировать, и это ведет к кризису как отдельной человеческой личности, так и всей цивилизации в целом. Находясь во власти вредных привычек, люди не обращают внимания на все, кроме сиюминутных удовольствий, погружаясь в бездуховность и отказываясь менять свои взгляды. Среди опасностей, подстерегающих современного человека - это эгоцентризм, зацикленность на себе, одиночество в толпе. Особое внимание в книге обращено в первую очередь на духовные аспекты бытия,  стремление к горнему свету, нравственному преображению, помощи людям, а вовсе не всемерного обогащения.


Дмитрий Щедровицкий. Свет, который в тебе

Новая книга известного ученого - специалиста по исследованию библейских текстов - посвящена анализу таких важнейших моментов Нагорной проповеди, как осознание значения молитвы «Отче наш» и утверждение принципа любви, которой надлежит главенствовать надо всем и вся. «Человек в этой молитве не обращается к Богу со своими отдельными, частными нуждами. И даже просьба о пропитании – «хлеб наш насущный даждь нам днесь» («дай нам на сей день») – возносится одновременно из многих уст, а не из одних…». А истина, которая гласит, что Бог есть любовь, рассматривается в книге подробно и всесторонне, раскрываются все пласты вечных смыслов, скрытые в притче о человеке, которому государь простил огромный долг. «И вот, читая молитву «Отче наш», мы доходим до таких слов: «…И прости нам долги наши, как и мы прощаем должникам нашим…» (Матф. 6, 12) Или, в церковнославянском звучании: «И остави нам долги наша, якоже и мы оставляем должником нашим». Какой же закон выражен в этих словах? Закон «зеркального воздаяния» – один из основных духовных законов мира!». Как далее гласит притча, должник, вместо того, чтобы всей душой возрадоваться избавлению и передать эстафету добра и любви дальше, начал требовать возвращения долга с того, кто был должен ему, чем и навлек на себя новый гнев владыки. Обращаясь к каждому из фрагментов текста, автор исследования рассматривает исторические реалии, психологические побуждения, показывает величие искренней веры.