Иван Бунин. Неизвестные письма дореволюционного периода (1897–1901)

К 150-летию со дня рождения И.А. Бунина
 
В 2004 и 2007 годах Институт мировой литературы имени М.Горького Российской академии наук (ИМЛИ) издал два тома писем И.А. Бунина за 1885–1919 годы. На сегодня это не только самое полное, но и единственное собрание бунинских писем доэмигрантского периода, включающее более 1800 эпистолярных текстов, адресованных разным лицам и организациям (главным образом редакциям периодических изданий). Сюда вошли как уже публиковавшиеся, так и совсем неизвестные, в том числе вновь обретенные письма Бунина. Составители проделали огромную поисковую и текстологическую работу, и все же, по крайней мере, четыре бунинских письма, хронологически относящихся к рубежу XIX–XX веков, оказались вне поля их зрения.
Так случилось, вероятно, потому, что архивы, в которых эти письма хранятся, не входят в число «типичных» лите­ратурно-художественных архивохрани­лищ, подобных, например, РГАЛИ, Отделу рукописей Пушкинского Дома или Русскому архиву Лидсского университета (Великобритания), где гарантированно имеются бунинские материалы.
В самом деле, Государственный архив Российской Федерации (ГАРФ) и Российский государственный архив социально-политической истории (РГАСПИ) — учреждения скорее историко-политической направленно­сти, по своему происхождению и назначению весьма далекие от сферы литературы и искусства. ГАРФ был создан в результате слияния Центрального государственного архива Октябрьской революции, высших органов государственной власти и органов государственного управления СССР и Центрального государственного архива РСФСР (1992). РГАСПИ возник на основе бывшего Центрального партийного архива Института марксизма-ленинизма при ЦК КПСС и бывшего Центрального архива ВЛКСМ (1999).
Как видно из старых, советских названий этих архивохранилищ, в них собраны документы главным образом по политической истории нашей страны — как до-, так и послереволюционной. Львиную долю среди них составляют материалы по истории революционного движения в России, сосредоточенные в личных, общест­венных фондах, в фондах органов государственной власти, партийного руководства. На первый взгляд весьма неожиданное «окружение» для автографов Бунина — писателя, и притом «белоэмигранта». Но это только на первый взгляд.
Если вспомнить, во-первых, что Бунин не всегда был «белоэмигрантом»; во-вторых, что его родной брат Юлий Алексеевич состоял в организации революционеров-народников; наконец, в-третьих, что до революции писатель, по его собственному признанию, «тяготел» (не без посредничества М.Горького) к социал-демократии1, то наличие бунинских материалов в ГАРФе и РГАСПИ уже не покажется таким «нечаянным» и непостижимым2. Однако в том, что письма Бунина, о которых здесь идет речь, оказались именно в этих архивах, «вина» не писателя, а его адресатов, каковыми были: в одном случае — представитель революционного народничества, статистик, публицист Николай Григорь­евич Кулябко-Корецкий (1846–1931), в другом — марксист, социал-демократ, редактор не слишком «благонадежного» литературно-политического журнала «Жизнь» Владимир Александрович Поссе (1864–1940).
С Н.Г. Кулябко-Корецким Бунин познакомился в начале 90-х годов XIX столетия в Полтаве. Кулябко-Корецкий входил в круг ближайших друзей и единомышленников брата писателя, Ю.А. Бунина, таких же, как он сам, революционеров-народников, политических ссыльных. В то время он заведовал Статистическим бюро Полтавской губернской земской уп­равы. Бунин, принятый на службу в это учреждение в качестве библиотекаря, формально подчинялся Ку­лябко-Корецкому. В конце 1896 года бывший главный полтавский ста­тистик-земец переехал в Петербург. В 1897–1900 годах он служил секретарем Императорского Вольно-эко­номического общества и редактором его «Трудов». В событиях трех русских революций и Гражданской войны Кулябко-Корецкий — очевидно, в силу возраста — активного участия не принимал.
Имя Кулябко-Корецкого не раз встречается в бунинских письмах пол­тавского периода (1891–1895)3. Однако письма Бунина к самому Кулябко-Корецкому до сих пор не были известны. Очень может быть, что публикуемый ниже документ из личного фонда Кулябко-Корецкого в ГАРФе вообще является единственным посланием писателя к своему бывшему начальнику по Статистическому бюро в Полтаве.
Неменьший (если не больший) интерес — с точки зрения истории отечественной литературы — представляют бунинские письма к В.А. Поссе.
С редактором «Жизни» у Бунина было гораздо больше точек соприкосновения, чем с Кулябко-Корецким. Оба принадлежали, по существу, к одному поколению, занимались близкими видами деятельности, обладали в целом схожими взглядами на литературу и вообще симпатизировали друг другу.
Поссе был человек глубоко и разносторонне образованный и одаренный. В бытность студентом Петербургского университета он учился параллельно на двух факультетах — филологическом и юридическом. Несмотря на исключение из университета за принадлежность к революционному кружку, который был причастен к покушению на Александра III (1887), Поссе выдержал экзамен на степень кандидата прав. Впоследствии он всерьез увлекся медициной, занимался общественной деятельностью, журналистикой, был одним из идеологов и организаторов кооперативного движения в России. К событиям Первой русской, Февральской и Октябрьской революций Поссе отнесся с сочувствием; во время Первой мировой войны имел репутацию «пораженца». Занимал посты в советских органах власти и общественных организациях. В конце жизни удостоился статуса персонального пенсионера РСФСР и СССР.
Взаимная приязнь Бунина и Поссе довольно долго проявляла себя исключительно в плане личного общения, хотя их полноценное сотрудничество могло начаться еще в 1897 году. Но тогда этому помешала бунинская щепетильность в вопросах чести. После того как журнал «Новое слово», где Бунин печатался с 1895 года, был перепродан группе легальных марксистов, прежние сотрудники журнала во главе с С.Н. Кривенко покинули редакцию. Поссе, ставший новым фактическим редактором издания, предлагал Бунину продолжить участие в «Новом слове», но тот из солидарности с Кривенко ответил отказом.
Для писателя это был во многом вынужденный шаг. В глубине души он как раз очень хотел сотрудничать с Поссе, который, по его мнению, в отличие от других «мирных» революционеров, имевших касательство к художественно-литературной периодике, «все-таки понимал кое-что»4 (то есть лучше разбирался в литературе). Тем не менее даже после того, как в руках Поссе оказалась «Жизнь» (1898), Бунин не торопился налаживать с ним деловые контакты и на горьковский призыв: «Давайте работать в одном органе! Давайте соберемся — вся молодежь — около этого журнала, тоже молодого, живого, смелого»5, — откликнулся далеко не сразу. Вероятно, Бунину требовалось время, чтобы присмотреться к журналу и его фактическому редактору.
«Жизнь» была основана в Петербурге в 1897 году. Поначалу издание выходило тремя книжками в месяц, а с марта 1899 года — ежемесячно. За короткий срок в журнале сменилось три ответственных редактора-издате­ля. При Поссе «Жизнь» превратилась в «главный орган марксизма и новых литературных сил, не чуждаясь при этом символизма и ницшеанства»6. В отделе беллетристики и поэзии печатались произведения А.П. Чехова, М.Горького, Л.Н. Андреева, К.Д. Бальмонта, В.В. Вересаева, Е.Н. Чирикова, А.М. Федорова и многих других. Высоким качеством публикуемых материалов отличались также обществен­но-политический и художественный отделы. «Очень мало распространенный вначале, журнал с оживлением редакции быстро достиг большого успеха и имел до 15 000 подписчи­ков»7.
«Жизнь» и Поссе определенно нравились Бунину. В результате своих наблюдений писатель пришел к выводу, что именно благодаря Поссе «Жизнь» являлась «единственным живым во многих отношениях журналом»8. По­тому-то Бунина так встревожили распространившиеся в конце июля 1900 года слухи о разладе в редакции и уходе Поссе9. Лишь получив от Горького уверение в их вздорности10, Бунин начал печататься в «Жизни».
Однако профессиональное взаимодействие Бунина и Поссе длилось недолго: на пятом (майском) номере за 1901 год журнал был приостановлен, а его ответственный и фактический редакторы подверглись аресту. Власти вменяли «Жизни» в вину, что она «особенно читалась молодежью и интеллигентными рабочими»11. В июне 1901 года по постановлению четырех министров журнал был навсегда закрыт за «вредное направление». Примерно в это же время личные и творческие контакты Бунина с Поссе тоже навсегда прекратились.
В «Жизни» за все время своего сотрудничества (с сентября 1900-го по апрель 1901 года) Бунин опубликовал три рассказа (в том числе знаменитые «Антоновские яблоки»), поэму «Лис­топад» и 13 стихотворений.
До сих пор были известны два послания Бунина к Поссе: оба хранятся в Отделе рукописей ИМЛИ и напечатаны в первом томе бунинских писем12. Ниже приводятся еще три эпистолярных текста писателя, адресованных редактору «Жизни». Автографы этих текстов были обнаружены в редакционном архиве журнала в РГАСПИ.
Письма И.А. Бунина к Н.Г. Куляб­ко-Корецкому и В.А. Поссе печатаются по нормам современного правописания, с сохранением особенностей стиля и пунктуации автора. Авторские исправления (вставки) отражены в тексте публикации по умолчанию. Авторские подчеркивания за­менены курсивом.
Автор публикации выражает сердечную благодарность за содействие и ценные советы старшему научному сотруднику Отдела новейшей русской литературы и литературы русского зарубежья ИМЛИ С.Н. Морозову.
 
 
ПРИМЕЧАНИЯ
 
1 См.: Бунин И.А. Собр. соч.: В 9 т. М.: Худож. лит., 1967. Т. 9. С. 541. Один из соредакторов крупнейшего эмигрантского журнала «Современные записки» М.В. Вишняк в своих воспоминаниях высказывался на этот счет куда определеннее, утверждая, что Бунин до революции дружил «с левыми социалистами и даже большевиками» (Вишняк М.В. «Современные записки»: Воспоминания редактора. Bloomington: Indiana University Press, 1957. С. 130–131). Это обстоятельство объясняет, почему пореволюционная литературная и общественная деятельность Бунина вызывала негодование у большевистской критики и левой антибольшевистской печати: во всем, что с 1918 года говорил, писал и делал Бунин, явственно обозначались признаки его «поправения». Изменилась и политическая среда, в которой он вращался. Например, в эмиграции в бунинский круг общения входили по преимуществу правые социалисты и правые кадеты. В критической, мемуарной, исследовательской литературе о писателе попадаются также утверждения, что после революции он будто бы проникся монархистскими идеями, однако это не соответствует истине. Подробнее об этом см. мою статью: Бакунцев А.В. Речь И.А. Бунина «Миссия русской эмиграции» в общественном сознании эпохи (По материалам эмигрантской и советской периодики 20-х годов) // Ежегодник Дома русского зарубежья имени А.Солженицына. 2014. Вып. 4. С. 268–337.
2 Особенно это касается ГАРФа, где имеется значительное число разного рода документальных материалов, связанных с Буниным. Большая их часть приходится на фонды, имеющие отношение к истории Белого движения и эмиграции, но кое-что есть также в фондах Департамента полиции, в поле зрения которого писатель — и сам по себе, и как брат участника революционного движения, политссыльного — находился с конца XIX века.
3 См.: Бунин И.А. Письма 1885–1904 годов / Под общ. ред. О.Н. Михайлова. М.: ИМЛИ РАН, 2004. С. 96–193.
4 Там же. С. 324.
5 Горький М. Полн. собр. соч. и писем. Письма: В 24 т. М.: Наука, 1997. Т. 1. С. 327.
6 Энциклопедический словарь Брок­гауза и Ефрона. СПб.: Семеновская типолитография (И.А. Ефрона), 1905. Т. 42а. С. 753.
7 Там же.
8 Бунин И.А. Письма 1885–1904 годов. С. 324.
9 См.: Там же. С. 321–325; Летопись жизни и творчества И.А. Бунина / Сост. С.Н. Морозов. М.: ИМЛИ РАН, 2011. Т. 1. С. 358–362.
10 В августе 1900 года Горький писал Бунину, что Поссе не только не собирается покидать редакцию, но  и напротив, «крепко хочет создать из “Жизни” самый интересный журнал. <...> Это — мечта, но хорошая. И прошу Вас помочь ее осуществлению» (Горький М. Полн. собр. соч. и писем. Письма. Т. 2. С. 45).
11 Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона. Т. 42а. С. 753.
12 См.: Бунин И.А. Письма 1885–1904 годов. С. 359–360.
 
 
 
1. Н.Г. Кулябко-Корецкому
18 октября 1897. Санкт-Петербург
 
Дорогой Николай Григорьевич!
Недавно приехал1 и очень хотел бы повидаться с Вами, но не знаю, когда можно застать и не побеспокоить Вас. Не будете ли добры написать мне два слова по этому поводу: Пушкинская, д. № 1, мебл<ированные> комнаты Пименова. Тогда тотчас же поспешу навестить Вас.
Глубоко уважающий Вас
Ив. Бунин.
Птб., 18 окт. 97 года
P.S. Сегодня никак не мог быть в В<ольно>-эконом<ическом> о<б­щест>ве2.
 
__________________
Печатается по автографу: ГАРФ. Ф. 1732. Оп. 1. Ед. хр. 209. Л. 1.
1 В тот раз Бунин находился в Петербурге с 15 октября по 9 ноября 1897 года (см.: Летопись жизни и творчества И.А. Бунина. М.: ИМЛИ РАН, 2011. Т. 1. С. 255–259).
2 См. вступительную статью.
 
 
2. В.А. Поссе
20 ноября 1900. Москва
 
Москва, 20 ноября 1900 года
Дорогой Владимир Александрович,
Посылаю Вам два стихотвор<ения> на декабрь, оба принятые Вами1: одно еще тогда, когда оно сочеталось с стихотворением, напечатанным у Миролюбова2, а другое — в час нашего последнего свидания, когда Вы читали стихи Лугового3. Я соединил их и дал заглавие «По лесам» вместо прежнего «Ночь»4. Так и печатайте теперь — только пожалуйста в декабре5. Крепко жму Вашу руку.
Адрес: Москва, Арбат, Староконюшенный, редакция «Вестника воспитания».
Ваш Ив. Бунин.
 
____________________
Печатается по автографу: РГАСПИ. Ф. 170. Оп. 1. Ед. хр. 1. Л. 17.
1 Имеются в виду стихотворения «Глушь» («Лес шумит невнятным, ровным шумом...») и «Пред зарею» («Отдохни, — еще утро не скоро...»).
2 Миролюбов Виктор Сергеевич (1860–1939) — оперный певец (сценический псевдоним — Миров), журналист, издатель-редактор ежемесячного общественно-литературного «Журнала для всех» (СПб., 1896–1906). В этом издании в период, непосредственно предшествовавший написанию письма, были опубликованы два стихотворения Бунина: «Ночь печальна, как мечты мои...» (1900. № 8. Стб. 917–918) и «Снова сон, пленительный и сладкий...» (1900. № 9. Стб. 1085–1086). При сопоставлении этой пары стихотворений с парой, о которой идет речь в письме, видно, что тематически между собой могли «сочетаться» только «Ночь печальна, как мечты мои...» и «Пред зарею».
3 «Последнее свидание» Бунина с Поссе, о котором говорится в письме, состоялось 17 ноября 1900 года, в редакции «Жизни». Бунин был в Петербурге проездом после большого европейского турне, которое он совершил вместе со своим другом — одесским художником Владимиром Павловичем Куровским (1869–1915). А.Луговой (наст. имя — Алексей Алексеевич Тихонов; 1853–1914) — прозаик, поэт, драматург, в 1895–1897 годах редактор еженедельного иллюстрированного журнала «Нива» (СПб., 1870–1918).
4 В автографе это слово повреждено дыроколом. Здесь оно воссоздается на основе текстологической конъектуры, обусловленной содержанием стихотворений, которые должен был включать этот так и не состоявшийся стихотворный «мини-цикл».
5 Поссе выполнил просьбу Бунина: оба стихотворения были напечатаны под общим заглавием «По лесам» в № 12 (декабрьском) «Жизни» (С. 131–130).
 
 
3. В.А. Поссе
17 января 1901. Ялта
 
Ялта, дача А.П. Чехова.
17 янв. 1901 года
Очень прошу извинения, Вл<адимир> Ал<ександрович>, пожалуйста не сердитесь, что невольно обманул Вас. «Белую смерть» пришлю на март, — вообще на март непременно пришлю1. А на февраль дня через 2–3 пошлю Вам чудеснейший рассказик на 1/2 листа2. Как живете? Черкните. Поклон товарищам по «Жизни».
Ив. Бунин.
 
____________________
Печатается по автографу: РГАСПИ. Ф. 170. Оп. 1. Ед. хр. 1. Л. 18. Открытка. На адресной стороне (Л. 18 об.) рукой Бунина написано: «С.Петербург. Знаменская, 20. В редакцию “Жизни”. Г-ну Владим<иру> Александр<овичу> Поссе».
1 Еще в ноябре 1900 года Горький писал Бунину: «Где “Белая смерть”? Иван Алексеевич — ее надо в “Жизнь” дать, непременно!» (Горький М. Полн. собр. соч. и писем. Письма. Т. 2. С. 72). Сам Бунин сообщал брату 12 января 1901 года: «Бьюсь над стервой “Белой смертью”, — когда кончу, — кажется, — много и быстро напишу» (Бунин И.А. Письма 1885–1904 годов. С. 346). Однако к марту 1901 года рассказ не был окончен. Первая его публикация — под заглавием «Астма» — состоялась лишь в 1907 году, в 3-й книге «Литературно-художественного альманаха издательства “Шиповник”» (С. 69–108). Более позднее заглавие рассказа — «Белая лошадь».
2 Для февральского номера «Жизни» Бунин ничего не присылал. В январе — феврале 1901 года он напряженно работал над рассказами «Сосны» и «Туман». Брату Юлию он сообщал: «Начинаю и не могу кончить рассказы. Упорно пишу только два небольших: “Сосны” и “Туман на море”. Спешу для февраля “Жизни”. Нельзя — наплюют в рожу...» (Бунин И.А. Письма 1885–1904 годов. С. 350). Уже из Одессы, между 23 и 28 февраля 1901 года, Бунин писал Поссе: «Чрезвычайно прошу Вас простить меня: надул Вас самым постыдным образом, но на то есть извиняющие причины. Одним словом — Христа ради не сердитесь» (Там же. С. 359).
 
 
4. В.А. Поссе
До 27 марта 1901. Одесса
 
Одесса, Софиевская, 5.
Многоуважаемый Владимир Александрович! Посылаю Вам еще очерк («Новая дорога»)1. Будут еще два, родственные (только родственные, но в другой манере и с фабулой) этому, так что я подумывал даже: не дать ли им общее заглавие? Но не придумал хорошего. «В лесу» — плохо. Правда? Словом, об этом нужно подумать. Что Вы скажете? Следующие будут: «Сосны»2 и «Белая смерть». Очень жду от Вас ответа относительно всего этого. Очень прошу Вас напечатать и «Туман» и это (то есть «Новую дорогу») в апреле3. Тогда можно будет пустить в мае еще два. Думаю, что и на июнь дам4. Не боитесь Вы меня? Убедительно прошу Вас быть со мною откровеннее. Получили ли Вы «Листопад»5?
Пожалуйста, отвечайте — не угашайте мой дух, — дух нервный. Поклон товарищам по журналу.
Преданный Вам
Ив. Бунин.
Если пустите очерки в апреле, нельзя ли корректуру? Тотчас верну.
 
____________________
Печатается по автографу: РГАСПИ. Ф. 170. Оп. 1. Ед. хр. 1. Л. 19. Датируется благодаря дополнительному источнику, каковым является письмо Бунина к брату Юлию от 27 марта 1901 года, где, в частности, сказано: «Послал в “Жизнь” два рассказика — один (“Туман”, страницы 4 печатных), другой на 1/2 листа — “Новая дорога”» (Бунин И.А. Письма 1885–1904 годов. С. 368).
1 Между 23 и 28 февраля 1901 года Бунин отправил из Одессы в редакцию «Жизни» рукопись рассказа-очерка «Туман» (см.: Бунин И.А. Письма 1885–1904 годов. С. 359–360; Летопись жизни и творчества И.А. Бунина. Т. 1. С. 401).
2 Рассказ «Сосны» был напечатан не в «Жизни», а в журнале «Мир Божий» (СПб., 1901. № 11. С. 99–110).
3 Как и просил Бунин, рассказы-очерки «Туман» и «Новая дорога» были опубликованы в «Жизни» в апреле (1901. № 4. С. 1–6, 162–171).
4 Для июньского номера «Жизни» Бунин дал рассказ «Покров Богородицы». Но после окончательного закрытия журнала писатель попросил Миролюбова забрать рукопись рассказа из редакции «Жизни» и напечатать его в «Журнале для всех», что и было в конце концов сделано — под новым заглавием: «Руда» (1901. № 8. Стб. 963–968).
5 Имеется в виду выпущенный издательством «Скорпион» поэтический сборник Бунина «Листопад» (М., 1901), куда, помимо «титульной» поэмы, вошли еще 100 стихотворений.
 
 
Публикация, вступительная статья, подготовка текстов, примечания Антона  Бакунцева






Сообщение (*):

Комментарии 1 - 0 из 0