Памяти Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Пимена

К 100-летию со дня рождения

Среди выдающихся церковных деятелей, вспоминаемых в 2010 году, особое место занимает Святейший Патриарх Московский и всея Руси Пимен (Извеков). Со дня кончины святейшего Пимена (3 мая 1990 г.) прошло двадцать лет, со дня рождения (23 июля 1910 г.) — сто лет. Его жизнь большей частью пришлась на период ожесточенной борьбы безбожной власти с Церковью Христовой, а его патриаршество (1971–1990) для Русской Православной Церкви знаменовало постепенное ослабление влияния атеизма и начало возрождения Православия в России.

В жизни патриарха Пимена были события, вполне достойные жития святого. В семье Извековых (жили они в городе Богородске, ныне Ногинске) после рождения первого ребенка, дочери Марии, все последующие дети умирали в младенчестве. Когда родился сын Сережа, мать дала обет посвятить дитя Богу, и с таким благодатным напутствием ребенок благополучно вырос. С матерью мальчик совершал паломничества по святым местам, особенно часто они бывали в Свято-Троицкой Сергиевой лавре — лавра вообще производила на будущего патриарха Пимена совершенно особое впечатление, здесь он нашел и свое последнее упокоение.

Уже в пятнадцать лет Сергей Извеков стал иноком, в семнадцать лет он принял монашеский постриг с именем в честь преподобного Пимена Великого. Столь раннее посвящение себя монашеству соответствовало стремлениям сердца будущего первосвятителя Церкви Русской. После пострижения в монашество и прохождения иноческого искуса в лаврском скиту Параклита монах Пимен руководил хором в московском храме во имя преподобного Пимена Великого.

В 1931 году монах Пимен был рукоположен во иеродиакона в Богоявленском храме Москвы, и там же в январе 1932 года была совершена его хиротония во иеромонаха. Он продолжает управлять хором Богоявленского собора, а также церковными хорами и в других московских храмах, продолжая лучшие традиции русских церковных регентов.

В эти годы иеромонах Пимен дружил с художником Павлом Кориным. Среди образов знаменитого коринского «Реквиема» (известного еще под названием «Русь уходящая») особо выделяется 25-летний иеромонах Пимен (Извеков).

Знавшие патриарха Пимена люди отзываются о нем как о настоящем монахе. Когда в 1970 году земной мир покинул святейший патриарх Алексий I (Симанский), в преддверии избрания нового предстоятеля Церкви митрополит Алексий (Ридигер) дал такую характеристику будущему первосвятителю: «Митрополит Пимен пользуется всеобщим доверием за благочестие, любовь к богослужению. Ценно также, что он монах старой школы, в нем жива монашеская традиция, а таких сейчас очень мало» (Василий (Кривошеин), архиеп. Воспоминания. Нижний Новгород, 1998. С. 359).

В официальной биографии патриарха Пимена есть некоторые пробелы, невыясненные детали отдельных событий в жизни — в частности, с начала 1930-х годов и вплоть до 1945 года. По некоторым источникам, в 1932 году молодой иеромонах Пимен был призван на два года для несения срочной службы в РККА в одной из частей в Белоруссии; в 1934 году был арестован за нарушение закона об отделении Церкви от государства и осужден на три года лишения свободы. Отбывал срок на строительстве канала Москва–Волга в городе Химки Московской области, а в 1937 году, после окончания срока, его подвергли высылке в город Андижан Узбекской ССР. Об этом времени патриарх говорить не любил или говорил кратко: «Тяжело было. Слава Богу, что все прошло». Как-то он сказал: «Да-да... пришлось рыть каналы». На вопрос, откуда он знает узбекский язык, он ответил: «Да... пришлось... Я там ведь работал, рыл каналы». Затем до начала Великой Отечественной войны он заведовал домом санитарного просвещения.

В августе 1941 года иеромонах Пимен был призван в действующую армию и воевал в составе 702-го стрелкового полка на Южном и Степном фронтах.

Согласно документам, обнаруженным писателем Алексеем Григоренко в Подольском архиве Советской армии, иеромонах Пимен был мобилизован в 1941 году, служил на должностях помощника по тылу начальника штаба 519-го стрелкового полка, заместителем командира роты 702-го стрелкового полка 213-й стрелковой дивизии, «28 июня 1943 года пропал без вести, исключен приказом ГУК НВС № 01464 от 17 июня 1946 года».

Вообще, в официальной биографии особенно мало освещается служение иеромонаха Пимена во время Великой Отечественной войны. Современный историк Нина Павлова приводит весьма интересные данные: «Во время войны полк, где воевал будущий патриарх, попал в окружение и в такое кольцо огня, где люди были обречены. В полку знали, что среди солдат есть иеромонах, и, не боясь уже ничего, кроме смерти, бухнулись в ноги: “Батя, молись. Куда нам идти?” У иеромонаха была потаенно запрятанная икона Божьей Матери, и теперь под огнем он слезно молился пред Ней. И сжалилась Пречистая над гибнущим воинством — все увидели, как ожила вдруг икона и Божья Матерь протянула руку, указав путь на прорыв. Полк спасся» (http://www.blagogon.ru/biblio/3/)*.

После войны начался путь церковно-административного служения будущего первосвятителя. Он был наместником Псково-Печерского монастыря и Свято-Троицкой Сергиевой лавры, епископом Балтским, архиепископом Тульским и Белевским, митрополитом Ленинградским и Ладожским, а затем Крутицким и Коломенским, занимал также высокую должность управляющего делами Московской Патриархии. 16 апреля 1970 года патриарх Алексий I (Симанский), буквально за день до своей кончины, возложил на митрополита Пимена вторую панагию, выразив этим свою мысль о преемстве патриаршего служения.

Известно, что после кончины патриарха Алексия I одним из вероятных кандидатов в предстоятели Русской Церкви был митрополит Никодим (Ротов). При всех своих многочисленных заслугах и дарованиях митрополит Никодим отличался одной особенностью: он страстно любил католичество. Именно он провел через Синод в 1969 году решение о допустимости причащать католиков в случае необходимости в православных храмах, что так никогда и не было воспринято церковной полнотой: когда Русская Церковь снова стала обретать свободу, в 1986 году это решение было Священным Синодом отменено. Кандидатура митрополита Никодима ассоциировалась в глазах православной паствы с влиянием католичества и экуменизма.

Святейший же Пимен производил совсем другое впечатление: строгая верность Православию, глубокая молитвенность, любовь к родным духовным и церковным традициям и церковнославянскому языку, величественное служение. Всем православным москвичам памятны истовые службы святейшего Пимена в московском Елоховском соборе, его проникновенное и строго молитвенное чтение покаянного канона преп. Андрея Критского навсегда останется высокодуховным образцом совершения богослужения.

В его лице видели настоящего отца и заботливого пастыря, молитвенника о душах людей и хранителя церковных канонов и традиций. В патриаршество святейшего Пимена со стороны советской власти уже не было прежних массовых репрессий духовенства и верующих мирян, однако государство продолжало осуществлять жесткий, тотальный контроль над Церковью. Даже маршрут своих поездок первосвятителю приходилось согласовывать с властями. Более половины населения страны на момент начала патриаршества святейшего Пимена составляло поколение, воспитанное вне влияния Церкви. Тем не менее через десять лет положение уже изменилось в лучшую сторону: к Богу обращались люди, выросшие в атеистических семьях, возросло число крещений взрослых людей.

Ключевым моментом стало празднование тысячелетия Крещения Руси в 1988 году — этот юбилей привлек внимание к Православию всей общественности. На Русскую Православную Церковь, на ее патриарха, вообще на веру в Бога стали смотреть совершенно иначе. С этого момента взаимоотношения Церкви с одной стороны, государства и общества с другой кардинально изменились.

Святейший Пимен не дожил до окончательного торжества Православия в нашей стране, но он уже видел те изменения, которые должны были привести российское общество к духовному преображению. Летом 1988 года врачи диагностировали, что патриарх Пимен серьезно болен и нуждается в срочной операции. Однако он отказался от операции, сказав: «На все воля Божия». Ему пророчили смерть через несколько месяцев, а он прожил еще почти два года. Верность воле Божией и в жизни, и в смерти, и в своей церковной политике, и во взаимоотношениях с окружающими людьми — вот что отличало святейшего патриарха Пимена.

 

Известный старец архимандрит Псково-Печерского монастыря Иоанн (Крестьянкин) в своей проповеди 10 июня 1990 года, в день интронизации на первосвятительский престол святейшего патриарха Алексия II, донес до нас завещаниесвятейшего патриарха Пимена. Вот слова старца Иоанна:

«…И вместе с жезлом патриаршим новому патриарху вручается и завет его предшественников, и заветы, хранящиеся Церковью уже на протяжении тысячелетия. И так случилось, дорогие мои, что я могу высказать эти заветы не из книг, но слышанные мной лично из уст патриарха Пимена. Они прозвучали в частной беседе моей с патриархом, но сказаны были так значительно, так категорично и со властью. Вот что было сказано милостью Божией святейшим патриархом российским Пименом.

Первое. Русская Православная Церковь неукоснительно должна сохранять старый стиль — Юлианский календарь, по которому преемственно молилась тысячелетие Русская Церковь.

Второе.Россия как зеницу ока призвана хранить Святое Православие во всей чистоте, завещанное нам святыми нашими предками.

Третье. Свято хранить церковнославянский язык — святой язык молитвенного обращения к Богу.

Четвертое. Церковь зиждется на семи столпах — семи Вселенских соборах. Грядущий Восьмой собор страшит многих, да не смущаемся этим, а только спокойно веруем в Бога. Ибо, если будет в нем что-либо несогласное с семью предшествующими Вселенскими соборами, мы вправе его постановления не принять».

 

Дай Бог всем нам следовать завещанию святейшего патриарха Пимена хранить нашу православную веру и многовековые церковные традиции.

И да упокоит Господь его душу в обителях Своего Небесного Царства!


* Иконой, о которой пишет Нина Павлова, была, по всей вероятности, икона Божией Матери «Нечаянная Радость». Ведь когда в 1971 году митрополит Пимен стал Всероссийским Патриархом, он двадцать лет подряд каждую пятницу в московском храме Илии Обыденного читал акафист перед чудотворным образом этой иконы.







Сообщение (*):

Комментарии 1 - 0 из 0