Евросоюз и Россия

Наталья Яковлевна Лактионова — кандидат исторических наук, старший научный сотрудник Центра внешней политики Института экономики  РАН.
Автор работ по историко-культурологической, социально­-политической и международной проблематике.
В журнале «Москва» печатается с 2002 г. (статья «Уготован ли России “либеральный рай”?» и другие).

Геополитический вектор

Глобальный проект Запада и антиглобализм России

Современный мир, вовлеченный в сферу влияния западной цивилизации, переживает тяжелейший кризис, который носит глобальный характер. При этом существующие серьезные угрозы связаны, в первую очередь, с неспособностью Запада пересмотреть парадигму мирового развития и отказаться от строительства универсального мира.

В реалиях современности победа западного либерализма оказалась фикцией, либеральная идея — скомпрометированной. Тенденции ми­рового развития стали еще менее предсказуемыми, а система международной безопасности оказалась нежизнеспособной. Несмотря на незавидное положение современной России, она может восстать, как птица Феникс из пепла, и выдвинуть альтернативный глобалистскому проект общественного развития. И это свойство России хорошо известно заокеанским идеологам.

Стремясь воспрепятствовать усилению России, Вашингтон всегда стре­мился вытеснить ее из Европы. В эпоху крушения биполярного мира — это одна из причин лихорадочного расширения Евросоюза и НАТО — застолбить восточноевропейские страны под своей крышей, дать им увязнуть в своей системе ценностей, пока не опомнилась Россия.

Несмотря на немалые усилия российской элиты привести страну к общеевропейскому знаменателю, Россия по-­прежнему олицетворяет для западноевропейской политической эли­ты чужеродный элемент. При этом православная Россия оказалась для нее едва ли не в большей степени неприемлемой, чем Россия коммунистическая. И очень скоро после краткой эйфории, связанной с разрушением СССР, европейский мир вновь вернулся к привычному состоянию — нагнетанию истерии вокруг несуществу­ющей «русской угрозы» и безудержной антироссийской риторике. Помимо откровенной лжи, есть, к сожалению, и немало соответствий с действительностью. Так, например, на протяжении многих лет Россия фигурирует в европейской прессе преимущественно как страна чиновничьего произвола и коррупции. Картина для нас знакомая.

Заметим попутно, что с обретением активности РФ во внешней политике, наряду с привычными дремучими антироссийскими клише, ряд крупных западных изданий[1] нашли в себе силы признать военную значимость проводимой Россией операции в Сирии. Относительно мнения простых европейцев сошлемся на показательные данные французской «Le Figaro», журналисты которой опросили порядка 55 тысяч своих подписчиков. Подавляющее большинство (93%) высказалось за участие России в борьбе с Исламским государством. Можно назвать это народной поддержкой французов борьбы России против ИГИЛ, а значит, и - за европейское благополучие.

Результат обрушения СССР дал мощный импульс очередному глобальному проекту в лице либеральной демократии, в то время как наличие Советской России во многом сдерживало экспансионистский характер западноевропейской политики. Имперский антиглобалистский проект всегда был связан с Россией. Хорошо известны многочисленные высказывания одного из главных идеологов современного атлантизма З.Бжезинского, пережившего личный триумф в связи с дезинтеграцией советской империи: «Россия будет раздроблена и под опекой», «Россия — это... лишняя страна», «Новый мировой порядок будет строиться против России, за счет России и на обломках России» и прочее. А вот другая цитата господина Бжезинского: «Россия может быть либо империей, либо демократией, но не может быть тем и другим. Если Россия будет оставаться евразийским государством, будет преследовать евразийские цели, то останется имперской, а имперские традиции России надо изолировать. Мы не будем наблюдать эту ситуацию пассивным образом. Все европейские государства и Соединенные Штаты должны стать единым фронтом в их отношении к России»*. Как видим, и в этом случае роль объединенной Европы направлена против России, и она выступает все в том же отведенном ей качестве — приводного ремня США.


Специфика европейской и русской цивилизаций

Вспомним, что становление европейской цивилизации было связано с уничтожением народов и культур: известна трагическая судьба коренного населения Северной Америки, славян — в Германии, кельтов (бриттов) — в Англии и т.п. На современном этапе Запад, патронируемый США, не изменил экспансионистской природы. Долгое время он действовал под лозунгом «гуманитарных, общечеловеческих ценностей», даже прибегая к прямой агрессии. Югославия, Ирак, Ливия... На повестке дня — Сирия, где цивилизованными варварами, а позднее их орудием — ИГИЛ -  планомерно расчищалось поле для неоязычества. Шло прямое наступление на христиан, христианскую культуру, в том числе и на традиционный ислам. Тогда, по приглашению законной сирийской власти, в Сирию пришла Россия... Мировому гегемону не получилось изолировать РФ. Она здесь, в Сирии, вернулась в мировую политику в качестве определяющей ее мировой державы, выполняя веками привычную для нее историческую миссию — защиты слабого.

Здесь, видимо, следует оговориться, что, к сожалению, следуя привычному за последние десятилетия «западному вектору», постсоветская Россия не помогла симпатизирующей ей Ливии, совсем недавно одной из самых стабильных и благополучных африканских стран. В тот момент Российская Федерация поддержала резолюцию Совета безопасности ООН, декларирующей защиту мирных жителей как цель вооружённого вмешательства сил международной коалиции (в основном стран блока НАТО) во внутренние дела суверенного государства. К сожалению, РФ на тот момент  не воспользовалась правом вето и шансом упредить масштабную трагедию, разворачивающуюся на Ближнем Востоке.

Повлиять на ситуацию пытался телеграммой (к президенту Дмитрию Медведеву) чрезвычайный и полномочный посол РФ в Ливии Владимир Чамов, но был отстранен от должности. Бывшего посла поддержавшие его москвичи встречали в аэропорту как героя. Позднее появилась информация, что посол России в Ливии не просто низложен, а разжалован во всех чинах, званиях и наградах. Действия главы государства в связи с собственной отставкой В.Чамов комментировать отказался. Тем не менее, приведем его высказывания относительно государственной политики уничтоженного Западом героического ливийского лидера Муаммара Каддафи: «...в Ливии гражданам свободно предоставлялись беспроцентные кредиты для строительства жилья на двадцать лет, литр бензина стоил 10 центов (три рубля на наши деньги), еда почти вообще ничего не стоила, а новый корейский джип KIA можно было приобрести всего за семь с половиной тысяч долларов. Теперь этой страны больше нет»[2].

Несколько слов об ИГИЛ. По мнению экспертов, это образование является ключевым элементом отвратительной «двойной игры», организованной Западом. С одной стороны, террористы ИГИЛ изображаются как «главный враг», а с другой — Запад использует их как «стратегические ресурсы» для уничтожения не соответствующих либеральным демократиям суверенных государств. По словам натовского генерала Уэсли Кларка, США планировали сменить режим в семи странах в течение пяти лет. Речь идет об Ираке, Сирии, Ливане, Ливии, Сомали, Судане и Иране. Предполагалось распространение войн, грабежей, хаоса, а также создание марионеточных режимов — все это лишь часть западной военной доктрины. В такого рода геополитических иг­рах мировым глобалистам нужна единая Европа, управляемая и предсказуемая.

Вернемся к России. Ее цивилизационная модель всегда предполагала наличие разнообразия. В составе России сохранялись этносы, веками проживавшие на ее территории. Если бы народы советской Прибалтики имели европейскую судьбу, то их ждала бы участь пруссов, превратившихся из субъекта истории в «этнографический материал». Финнам, ассимилированным шведами, Россия возвращала их язык и культуру; то же было с Лифляндией и Эстляндией, местные языки которых, подавленные немецким влиянием, возрождались с помощью России, и т.п. В настоящее время особенно актуально звучат идеи теоретиков евразийства об укреплении единства народов Евразии, обладающих единым «месторазвитием». И здесь определяющей является роль России, призванной вернуться к собственным цивилизационным доминантам и своему историческому опыту.


Евросоюз: проблемы и противоречия

Принятым в Европейский союз латышам и эстонцам сегодня позволительно быть государствами, имеющими институт «неграждан», благополучно игнорируя исполнение своих международных обязательств. Ничего подобного не позволяла себе Россия с ее благотворительной миссией по отношению к входящим в нее народам.

Наличие сильной России в мире позволяло сохраняться славянской идентичности. В то время как весьма условный[3] «европейский дом», в который вступили государства Цент­ральной и Юго-­Восточной Европы, предполагал отказ от традиционной самобытности и значительную степень унификации этих стран. Последнее, естественно, не может длительное время вдохновлять народы, реальной перспективой которых становится потеря национального лица. Не способствует единению ЕС и то обстоятельство, что граждане новых членов Евросоюза отнюдь не являются теми классическими европейцами, которые породили либеральную идею и ставшие суррогатами западноевропейские ценности, упорно навязываемые остальному миру в качестве безусловных.

Демократия в странах Центрально­-Восточной Европы носит преимущественно фасадный характер. Авторы научного исследования, посвященного анализу политических процессов в государствах Центрально­-Восточной Европы[4], отмечают, что на фоне резкого социального и материального расслоения  растут и общественные разочарования в этих странах. Получает все большее распространение неформальная, незаконная и антиконституционная практика. Государство перестает быть суверенным, передавая европейскому союзу свои полномочия. Радикально расширяются общественные сферы, на которые национальная власть не имеет влияния. В этой ситуации гражданские права становятся все более иллюзорными. Не существует надлежащих каналов артикуляции интересов и механизмов контроля обязательств по линии «национальная власть — гражданин».

Другая сторона для новых членов ЕС — Североатлантический альянс. Вошедшие в НАТО страны оказались статистами в амбициозной и рискованной политической игре их безальтернативного лидера. Здесь уместны параллели с теми временами, когда армии оккупированных стран вынуждены были воевать на стороне победителя. Печальной перспективой новых членов альянса стала война за американские интересы в странах, отвергающих «демократию» по-­американски.

Раздражение населения против уготованной им политической судьбы проявилось, например, в странах Балтии, где вступление в ЕС и НАТО далеко не так единодушно воспринималось гражданами, как это принято считать. Симптоматично, что в Литве, например, вступившей в альянс в марте 2004 года, НАТО тут же получило и своих пострадавших. Здесь были зафиксированы повторяющиеся случаи избиения натовских военных, вплоть до отправки пострадавших домой. В ответ на это командование НАТО вынуждено было издать распоряжение своим военнослужащим с предписанием - поодиночке по литовским улицам не ходить.

Характерно, что бывшие союзники СССР–России по Варшавскому договору, проверив эмпирически западную «демократию», видимо, не слишком вдохновились ею. Идею социальной справедливости оказалось не так просто вытравить из сознания населения этих стран. Термин «ностальгия» применительно к государствам Центральной и Юго­Восточной Европы широко вошел в обиход и стал неотъемлемым фактором, характеризующим социальные процессы в этих странах. Даже газета «New York Times» вынуждена была констатировать феномен «остальгии». Этот неологизм родился в Восточной Германии — бывшей ГДР и дословно обозначает тоску по «осту», по разрушенному прошлому в странах так называемого социалистического лагеря.

О расширении Евросоюза и о проб­лемах, с этим процессом связанных, немало говорилось на различных уровнях. Однако тон высказываний и прогнозов сегодня становится все более тревожным. Евросоюз вобрал в себя множество проблем и неразрешимых противоречий. Существует огромная пропасть даже между двумя частями единой Германии. И это кажется символичным. Единение ЕС на фоне так и не состоявшегося единения (ментального, социального, культурного) двух частей главного локомотива Евросоюза — Германии выглядит все более утопичным.


Тактика глобализма

Задачи реализации глобального проекта предполагали разновекторную направленность. Речь идет об интеграции Европы как ближайшей идейно­-культурной союзницы США, внедряющих свою глобальную идею в жизнь, и дезинтеграции Евразии, исстари контролируемой Россией. Разные методы и подходы предполагают единую цель — резкое ослабление и уничтожение государственности на подвластных и управляемых территориях.

Со временем становится все более очевидным, что расчленение СССР имело сценарный характер. Между тем распад империи вовсе не был предопределен. Он оказался спровоцирован необъяснимыми, с позиции национальных интересов, действиями первых лиц государства. Если абстрагироваться от прочего, то только референдум, проведенный в марте 1991 го­да, несмотря на мощную идеологическую обработку населения, показал: 76,4 из 80% (!) населения, участвовавшего в голосовании, выразили желание оставаться гражданами СССР, что свидетельствует о насильственном развале исторической России, которая всегда стояла на пути поглощения человечества западной потребительской цивилизацией.

В свою очередь, объединение Европы скорее представляло собой поэтапно организованную подготовку к ее более жесткому подчинению своему лидеру и своей карикатуре — США. Европа стала одной из первых жертв глобального мира, стремительно теряющей свою идентичность. Утратив присущую ей гибкость, она оказалась жестко детерминированной в структуры НАТО, увязла в плену системного кризиса и безликих универсалий... Все это делает перспективы общего европейского дома отнюдь не радужными.

И еще: если Евросоюз — самая доступная для США цель в претворении в жизнь идеи глобализации по-­американски, то объединение постсоветского пространства могло бы стать весомым противовесом глобальному проекту — своеобразным антиглобальным проектом. Тем более, что со временем все нагляднее проявляются тенденции, свидетельствующие о серьезных разногласиях в странах «золотого миллиарда». Поблекшая идея Европы во главе с США уже давно вызывает вопросы среди самих европейцев, которые, руководствуясь здоровым инстинктом самосохранения, пытаются дистанцироваться от разгула демократии по­-американски. Напомним, что Россия как государство и Русская Православная Церковь активно выступают против гендерных законов, солидаризируясь со здоровыми силами в мире. Достаточно вспомнить миллионную демонстрацию в Европе в пользу традиционных ценностей, как это было в Париже, например, или принятие революционной христианской Конституции в Венгрии, отвергающей мультикультурализм и толерантность. Показательны и сотни тысяч демонстрантов в Берлине против заключения соглашения о свободной торговле и инвестиционном партнерстве между США и ЕС (TTIP).

И еще: Европа отнюдь не едина. Государства, вошедшие в Европейский союз, имели между собой длительные войны. Страны эти разделены в пространстве на атлантические и континентальные. Их не объединяет теперь и наименование «христианская Европа», так как Евросоюз в проекте своей конституции отказался от христианских ценностей. Символично, что при возникших трудностях (в немалой степени — следствием европейской политики) вошедшие в ЕС страны с готовностью продемонстрировали стремление укрыться за национальными границами, и даже не совсем судьбоносный вопрос квот по приему мигрантов встал столь остро, что и он внес дополнительные разделения в единой Европе. Напомним в свою очередь, что проверкой на прочность советских республик была (во всяком случае, в ХХ веке, но можно заглянуть и в глубь веков с тем же результатом) Великая Отечественная война, когда единым многонациональным кулаком Россия отбросила оккупантов, освободив при этом (в который раз!) и Европу, которая в лице своей элиты по­-прежнему остается «столь же невежественна, сколь и неблагодарна». Правда, до сих пор свет и величие победителей помнят европейские старики. Эстафету от них с благодарностью принимают и свободные от манипуляции сознанием представители следующих поколений.

В связи с изложенным, следует сделать вывод, что создание искусственного образования, каким является Евросоюз, не стоит сравнивать с наметившейся реинтеграцией евразийского пространства, в границах которого народы имели вековую общую судьбу — общие беды и победы и общую сильную государственность.

Для того чтобы объединить мир в угоду корпоративным интересам, транснациональный капитал его предварительно расчленяет, превращая в зависимые, подвластные ему территории. В свое время под влиянием Запада российские власти инициировали развал Советского Союза. (В этом отношении показательна известная ис­тория со звонком после подписания беловежских соглашений Первого рос­сийского президента главе США — Дж. Бушу-­старшему.) Прежде чем ока­заться в объединенном ЕС, несмотря на референдум в пользу единения, была расколота на две страны Чехо­словакия. Результатом иезуитской многоходовки расчленена Югославия.


Россия и новый алгоритм мирового развития

Напомним, что конструирование глобального мира — это не только ограбление стран, отнесенных финансовой олигархией к мировой периферии, но и духовная власть над ними. Россия всегда была препятствием на пути распространения потребительской западной цивилизации. Именно поэтому много здоровых сил на земле ждут пробуждения России, которая по­-прежнему остается крупнейшей геополитической державой мира. И это, несмотря на разрушительные процессы, механизм которых был запущен в стране, когда она встала на порочную дорогу «мировой цивилизации»!

Россия в хвосте американской политики — губительная ситуация для всей мировой безопасности в целом. Миру нужна Россия, способная дать новый алгоритм современного жизнеустроения.

Сегодня, с высоты постсоветской истории и попытки установления одномерной мировой американской гегемонии, отчетливо видно, насколько важна роль России в поддержании мирового геополитического равновесия. Ни единая Европа, вновь возводящая национальные границы внутри ЕС, ни бывшие советские республики, многие из которых по-­прежнему остаются квазигосударствами, не обрели ни стабильности, ни процветания. Более того, наиболее ярко выраженная трагедия современной Украины на постсоветском пространстве — это трагедия развала империи. Учитывая нарастание современных вызовов и угроз для новых государств Евразии, все определеннее стоит вопрос о защите интересов евразийского пространства как целого. Логика географии сегодня вполне подкрепляется логикой истории и многолетнего единого существования народов Евразии в рамках одной государственности. Однако подлинная интеграция требует смены модели развития, в первую очередь, от самой России, которая, несомненно, является главной действующей силой на постсоветском пространстве.

Идея «евразийских скреп» вновь становится востребованной. Через механизмы евразийской интеграции современная РФ стремится возродить и собственную геополитическую субъектность. Евразийский экономический союз с трудностями, но создан и функционирует. Открывается путь для более глубокой интеграции. Напомним попутно, что евразийский союз — давняя идея мудрого политика советской школы Нурсултана Назарбаева, который выдвинул ее еще в 1994 году. Однако реализацию она получила, лишь когда этот путь осознало как необходимый политическое руководство России.

Собирание постсоветского пространства, за которое Россия несет историческую ответственность, есть не только задача выживания новых государств Евразии, но и возможность разорвать связанную с американским глобальным проектом узду, которую представители мирового корпоративного капитала пытаются накинуть на человечество, превратив тех, кого они определят к выживанию, в неких «цивилизованных кочевников»*, не знающих ни родины, ни семьи, ни веры. И еще – важнейшее — Крым, особая веха на непростом пути возвращения суверенитета в государственную политику России.

Сегодня опыт многих стран демонстрирует миру крах монетаристской модели, которую все еще пытается копировать продолжающая оставаться у руля влиятельная часть российского истеблишмента. Внутренняя политика России остается преимущественно либе­рально­-монетаристской, однако необходимость смены существующего вектора развития страны диктуют уже состоявшиеся новые очертания внешнеполитического курса России, пусть и во многом вынужденного, как ответ на угрозы и вызовы со стороны внешнего мира.


Слово за «великой и полной будущего страной»

Идеи универсального мира, основанного на человеческой гордыне, со времен строительства Вавилонской башни не покидают заблудшие умы человечества. Заметим, что в самих США на рубеже веков появился целый ряд выдающихся критиков** глобализации как процесса. О скомпрометировавшей себя во многом идее глобализации стали в значительно меньшей степени рассуждать эксперты и политологи, но процесс реализации глобального проекта, во многом утративший тотальную неизбежность, как это преподносилось в 90-­х годах, все­-таки не сходит с повестки дня. В конечном итоге глобальный проект предполагает реализацию старой как мир идеи господства и подчинения с закреплением вопиющего неравенства под видом обещанного равенства через доступ к информации, технологиям и эффективности.

Поиск альтернативы западному глобальному проекту с его перспективой «заката» человечества, рассчитанному на подчинение, дестабилизацию и дебилизацию всего мира, по-­прежнему актуален. И Россия с ее глубокими национальными и культурными традициями, неагрессивностью по отношению к другим народам и культурам способна играть ведущую роль в этом процессе. Новая геополитическая идея и самостоятельная роль России могут изменить, как это уже не раз бывало, тенденции мирового развития и возродить сильную державу. Тем более что значительная часть населения земли устала играть по правилам, расписанным Вашингтоном.

В заключение, видимо, будут умест­ны слова выдающегося европейца — австрийского поэта Райнера Марии Рильке, восклицавшего с надеждой: «Соедините меня как угодно с Вашей великой и полной будущего страной, в которую я верю каждой час­тицей своего чувства...»*


[1] Американское издание «Daily Beast», немецкое «Der Spiegel», английская «Finan­cial Times», французская «Le Figaro» и др.

[2] Режим Каддафи может продержаться три­четыре месяца: Интервью бывшего посла РФ В.Чамова «МК» // Московский комсомолец. 2011. 24 марта.

[3] Периодически стоит вопрос о вступлении в Евросоюз такой «европейской» страны, как исламская Турция, и даже дискутируется принятие в ЕС Израиля.

[4] Демократическое правовое государство и гражданское общество в странах Центрально-Восточной Европы. М, Наука, 2005, с. 17.







Сообщение (*):

Комментарии 1 - 0 из 0