Русский эпос Казахстана

Уважаемый читатель!

Мы посвящаем два номера журнала «Москва» русской литературе Казахстана. Это явление особое и весьма замечательное. Судьба ее в чем-то напоминает судьбу знаменитого алма-атинского яблока апорт. Великолепный расцвет, обильный урожай, а затем измельчание уникального плода. Приходится с сожалением признать, что русская литература Казахстана, особенно поэзия, после необычайного взлета постепенно умалилась и если не вовсе сошла на нет, то вошла в пестрое, легко вспыхивающее и так же легко и быстро отцветающее «великолепие» постмодернизма.

Поэт и прозаик Вячеслав Киктенко, родившийся в Алма-Ате, после окончания Литературного института долгие годы работал в молодежном издательстве «Жалын», а затем редактором в журнале «Простор», который даже возглавлял до переезда в Москву.

Вообще перипетии с переездом многих казахстанцев самых разных национальностей после развала единой страны, мытарства с расселением их уже по всему миру, а не только на исторической родине — особая и очень драматичная повесть, еще только ожидающая серьезного труда, его написания и осмысления. Здесь же, в лирико-документальной повести, автор почти не касался этой болевой темы. Основа повествования тут — литературный, художественный мир Казахстана, главным образом судьба и творчество поэтов, писателей, художников, чей творческий взлет пришелся на последнюю треть прошлого столетия, то есть на 60–90-е годы ХХ века.

В основном вокруг двух литературных издательств — «Жалын» («Пламя») и «Жазуши» («Писатель»), а также, конечно, вокруг старейшего русского журнала Казахстана, да и всей не раздробленной еще страны (год основания — 1934) группировалась эта когорта русскоязычных литераторов. Вокруг журнала «Простор».

Мы публикуем воспоминания и размышления автора о юности, о жизни, о литературе, о друзьях-писателях, с кем он много лет общался. Автор обильно цитирует их в своей лирико-документальной повести «Когорта». Он собрал и составил отдельные подборки стихов и прозы своих современников. Надеемся, что это лучшие из произведений авторов, представленных в повести. Как и в дополнениях к ней. Они также идут в двух номерах, после самой повести. Это произведения периода тех же 60–90-х годов. К сожалению, неизвестно, как сложилась судьба многих из них после распада единой страны, биографические справки скудны, мы не смогли найти даже фотографий некоторых авторов.

Из восемнадцати миллионов нынешних казахстанцев около трети — русские. Раньше русских было больше, но после распада страны многие уехали, последние демографические данные уточняются. Казахстан — большая страна, на ее территории в прошлые века находились на западе — земли уральского казачества, на севере и востоке — сибирских казаков, на юго-востоке — казаков семиреченских, «семиреков». Это острова старинного, природного русского языка, бережно хранимого потомками, сберегаемого еще и доныне. Казахи, в большинстве владеющие русским языком, говорят на нем гораздо чище других коренных народов бывших национальных краев и республик.

Истоки русско-казахских литературных связей уходят в глубь веков, о чем свидетельствуют древнейшие памятники русской письменности. Уже в XVIII веке русские писатели, путешественники, ученые, оказавшись в казахских степях, начинают собирать и записывать устные поэтические творения народа. Ф.М. Достоевский по выходе из омской каторжной тюрьмы прожил в ссылке в Казахстане почти пять лет. Его дружба с выдающимся этнографом, путешественником, мыслителем, русским офицером Чоканом Валихановым хорошо известна. Стоит перечитать их переписку, это увлекательнейшее, глубокое, общепознавательное чтение.

В творчестве С.Т. Аксакова есть казахские мотивы, так же как в произведениях В.И. Даля. «Очарованный странник» Н.С. Лескова жил в казахской степи. Л.Н. Толстой десять раз посетил Оренбуржье. Знаменитый его рассказ «Сколько человеку земли нужно» написан об этой бескрайней земле. История Казахстана сложилась таким образом, что в советское время он стал наиболее многонациональной и поликультурной страной. С Казахстаном так или иначе связано творчество Д.Фурманова, М.Пришвина, Ю.Домбровского, Л.Мартынова, С.Маркова, Вс. Иванова, П.Васильева, М.Зощенко, А.Ахматовой, М.Петровых, К.Паустовского, В.Шкловского, А.Чижевского, Н.Заболоцкого...

Лирико-документальная повесть «Когорта» недаром дана с подзаголовком «Русский эпос Казахстана». Теперь, спустя десятилетия, оглядывая панорамную картину русской литературы 60–90-х годов прошлого столетия, можно с уверенностью сказать, что это не преувеличение. Поэты, а также прозаики послевоенного поколения сумели создать свой коллективный эпос, странно не замеченный и по достоинству не оцененный в коренной России. А уж про поэзию тех лет можно смело утверждать: это своя, значительная русская поэтическая школа. Оригинальная и классическая одновременно. Публикуя повесть «Когорта» с большими поэтическими подборками лучшего, созданного в те, уже кажущиеся былинными годы, мы надеемся, что пусть и с опозданием, но откроем русскому читателю более полное и целостное поэтическое богатство этого таинственного для многих, уже словно бы в историческом тумане острова. Русского острова Казахстана.

Редакция журнала «Москва»







Сообщение (*):

Комментарии 1 - 0 из 0