Можно ли проповедовать по телефону?

Записки о миссионерстве и катехизации в XXI веке


 

Вот, Я посылаю вас, как овец среди волков: итак будьте мудры, как змии, и просты, как голуби.

Лк. 10, 3

После сотворения мира Богом Творцом человек согрешил, и грех разделил мир на части: отделил человека от Бога, разделил человечество на народы, племена, языки, наречия. Враждуют люди, животные, растения. Следовательно, задача миссионерства соединить разделенные части человечества, соединить людей в Боге, в Церкви, в Истине — то есть соединить весь мир в единую Церковь.

Как объединить народы, государства, общества, людей? Объединение народов как таковое, или дружба народов, не есть цель миссионерства. Так же как не является целью миссионерства дружба с миром или с врагами Бога, — это не истинная дружба, ибо дружить с грешным миром — значит развращаться и быть врагом Бога.

Цель христианской жизни — стяжание благодати Духа Святого. Такова же и цель писательства — стяжание благодати Божьей чрез проповедь Евангелия в открытом или прикровенном виде. Такова же цель и задача миссионера: нести Слово Божье и идти туда, куда сопутствует тебе благодать Божия, делать то, на что призван Богом, — трудиться с помощью Божьею «на отведенной Богом борозде» и соответствовать призванию свыше; и не ходить туда, куда не идет с тобою Дух Святый, не проповедовать без благодати. Такова же и цель благотворительности: раздавать имение свое или подавать неимущим от имения своего — не ради расточительности, а ради стяжания благодати Божьей, ради спасения души своей и ближних своих. Итак, каждый подвизающийся да подвизается не ради труда и пота, а ради получения от Бога спасительной благодати, и подвизается теми дарами и талантами, коими наделен от Бога.

Сегодня Церковь благословляет мирянам участвовать в катехизации непросвещенных, оглашать новопришедших, готовить их ко крещению и, по крещении, научать православной вере и жизни по вере. Прежде это было воспрещено правилами Церкви (шестого Вселенского Собора правило 64-е: «Не подобает мирянину пред народом произносить слово, или учить, и тако брать на себя учительское достоинство»). Мирянину разрешалось только отвечать на вопросы о вере. Но ныне, при недостатке священнослужителей и открывающемся обширном поле деятельности, Церковь доверила часть труда воцерковления и мирянам. И мы отвечаем за души человеческие, за тех, кого призываем и вводим в Церковь. Это нас обязывает трудиться с благоговением, свято, по благословению Церкви.

Благословение Бога и Церкви преподается каждому чрез благословение православного священника, духовного отца. В христианской семье благословение Божье передается от родителей детям, от старших младшим. Это значит, миссионер, посланный Церковью и проповедующий Евангелие, говорит не от себя, но от лица Церкви, представляет собой Церковь Христову.


 

Миссионерство вчера и сегодня: новые средства распространения слова Божия

В минувшие столетия православный миссионер мог проповедовать о вере в Господа и Бога нашего Иисуса Христа словом, устным и письменным, и равно делами своими во Христе, личным примером, подвигом веры. Устное и письменное свидетельство о вере Христовой есть и сегодня, но сила этих свидетельств, сила проповеди, в некоторых случаях не совершенна, ибо появились такие виды распространения Евангелия, например электромеханические, которые не служат передаче благодати Божьей или не способствуют передаче всей полноты благодати.

Это высказал один иеромонах почаевский в проповеди на литургии. Это было при советской власти, тогда большинство священников, особенно иеромонахов, вообще не благословляли своим прихожанам слушать радио и смотреть телевизионные передачи.

Он сказал: «Меня часто спрашивают: батюшка, можно ли слушать радио, если по нему говорят о Боге? Или: можно ли слушать проповедь о Боге, записанную на пленке? Братья и сестры, не запрещая слушать проповеди о Боге по радио или записанные на пленке, должен сказать: Дух Святой по радиоволнам не передается, и благодать Божия на пленку не записывается. Следовательно — я не говорю, что все эти передачи непременно погубят души и увлекут всех в ад, но эти передачи и записи неблагодатны, неспасительны».

Действительно, если не говорить о православных, выступающих по телевидению, благодатна ли телевизионная передача, если по телевидению выдержки из Библии читает протестант, сектант или диктор телевидения? Нет. Да и как она может быть благодатна, если православное вероучение передается способом, который не был благословлен изначала, не был благословлен святыми отцами первых девятнадцати веков христианства? Что бы мы сказали о проповеднике Евангелия, если бы он свою проповедь записал на бумаге и дал  прочесть сектанту или безбожнику?

Не все ли нам равно, кто нам читает Библию или кто проповедует? Нет, не равны верный и неверный. Первого должно слушать, а от лжепроповедника удаляться.

И не все ли нам равно, живой ли человек проповедует нам о Боге или проповедует машина, автомат, голос из магнитофона, образ с телеэкрана? Нет, не равны люди и машины.

В древности знали только спасение ближних, но не дальних, и Христом в Евангелии говорится только о спасении ближних своих: «Возлюби ближнего своего, как самого себя». И не сказано: возлюби дальнего...

Ныне к спасению ближних присовокупляется как будто и спасение дальних. Это достигается такими средствами связи, как телеграф, телефон, радио, факсимильная связь, телевидение, интернет. Но здесь с увеличением количества падает качество. И Церковь не благословляла пастырям своим совершать таинства заочно, например принимать исповедь грехов по телефону или участвовать в божественной литургии по телевидению. Это была бы профанация святыни. Преподобный Нил афонский мироточивый, живший 400 лет тому назад и явившийся чрез много лет по смерти своей одному монаху (в 1815 году), предсказал это, говоря о признаках нашего времени, времени упадка благочестия: «тогда будут творить бдения и литургии вскачь по большой дороге... Будут взаимно посылать послания и получать послания разнообразного содержания и по различным предлогам...»

«Вскачь по большой дороге», то есть быстро, сокращая службы, перепрыгивая с одного на другое.

«Посылать послания и получать послания» — так он образно высказался о монахах, что в будущем монахи не будут вполне уединенны («монах» — в переводе: «один, уединенный»). Действительно, телефоны и даже телефаксы уже есть в монашеских кельях, и монахи посылают и получают послания, — телефоны не редкость сегодня даже при сельских храмах и монастырях, в некоторых храмах священники и хоры вещают чрез динамики (усилители звука, но не усилители благодати), да и некоторые священники говорят по мобильному телефону, при этом управляя дорогим автомобилем. Недалек день, когда священники будут смотреть в телевизоры, сидя за рулем вертолета, купленного на средства общины, и заочно отпускать грехи. Телевизоры в духовных семинариях и академиях вызывали нарекания от некоторых пастырей и мирян еще при советской власти. Вероятно, как и наручные часы, распространятся и наручные телевизоры, как изображения в мобильных телефонах. И об имеющих телефоновизор будут знать, где ты находишься и что смотришь.

Есть некие, «имущие образ благочестия, силы же его отвергшиеся», говорит апостол о безблагодатных носителях благочестивого образа (2 Тим. 3, 5).

Итак, значит ли это, что мы должны отвергнуть все современные средства проповеди христианства, оснащенные электрическими механизмами, как не несущие благодати? Нет.

Развращает ли людей телевидение, радиовещание, кинематограф? Да. А нельзя ли чрез них творить противоположное? Могут ли они спасать души распространением слова Божия, но без благодати? Нет. Или лучше спросить: может ли быть в принципе — если передачи безблагодатны и неспасительны (за редким исключением, которое есть чудо) — православное телевидение, православное радио, православное кино?

Можно сказать, что передача по телевидению, например, пейзажа (изображение растительного мира) добротворно действует на человека. Значит, безвредное или даже добротворное действие, хотя и не спасающее от греха, оказывают на впечатлительные души телевизионные передачи, сделанные православными христианами. Воззрение даже на подобие иконы добротворно. Поэтому, не обольщая себя ложными надеждами, можно разрешить производство подобий икон: иконок «бумажных», телевизионных изображений икон, вообще виртуальных икон. Но это, по существу, будут картины, а не иконы. В Церкви есть чин освящения иконы, но не картины. Ибо пред иконою молятся, икону почитают, восходя от образа к первообразу, а пред картиною не молятся, но рассматривают ее — любуются ею или отвращаются от нее, — но изображенное на картине не есть икона. Так же как и статуи не являют образа, который возводит к первообразу молящегося. Статуи чувственны, слишком материальны, статуи плохи еще и тем, что, по существу, нельзя к Богу (Богочеловеку) подойти сбоку или сзади, это приближение к образу сбоку нелепо. Икона же всегда являет нам святой лик, а не затылок или «вид сбоку». Православным нелепость статуй понятна, даже очевидна.

Но возможно ли православное телевидение? Шире: возможны ли православные слесарные работы или православные токарные? Неужели профессии разделяются на православные и неправославные?

Не было в царской России «православного театра», и не только потому, что смотрение зрелищ запрещено правилами Церкви, но и потому, что нелепо разделять театры на православные и неправославные, то есть благодатные и спасительные во Христе и неспасительные, неблагодатные, потому что не является целью театра спасение душ человеческих от греха благодатью Божьей, ибо спасает души Бог, Христос, Церковь Его православная.

Итак, задача современного миссионера — спасая погибающих, не утерять благодати Божьей: «Спасая других, спасай свою душу».

Спасение душ не может быть механическим, бездушным, поэтому и музыкальных орудий в Церкви не было и нет уже две тысячи лет. Только по отпадении римских католиков от православия (завершившемся в 1054 году) у них появились музыкальные инструменты вместо духовных органов (душ и тел человеческих, славящих Бога), статуи и картины вместо икон. Они вообще заменили духовное душевным, а душевное плотским. Как сказал один православный иконописец о католических картинах эпохи возрождения (то есть возрождения язычества) с их упитанными телами: «у них мясо свисает с потолка и отваливается кусками».

«А как же печатание бумажных иконок?» — спросят некоторые.

Действительно: можно ли тиражировать святыню? Пьяный механик с сигаретой в зубах нажал на кнопку печатающей машины — и она отпечатала несколько тысяч икон на бумаге, на жести, на искусственном материале — на чем угодно. Скажут, что не механик ведь печатает, а машина. Да, об этом и речь, о механическом иконописце, неживом, бездушном. Здесь не идет речь о печатании книг, потому что книжный текст очевидно не несет образа Божия, не выражает «образа благочестия» (даже художественно расписанные буквицы не являются иконами).

Итак, бумажные иконки — это иконы? Нет, после изготовления их на фабрике, например софринской, они еще не освящены. Требуется освятить их. А по освящении они — иконы святые? Такие же иконы, как рукописные? Нет, не такие же. Можно освятить любую вещь (кроме вещей, заведомо не подлежащих освящению; например, нельзя освятить электрический ток в проводах), можно освятить пищу и питие, они освящаются словом Божьим и молитвой. Священник освящает жилища, колодцы, поля, сады. Можно освятить и иконки. Но трудно найти человека, который бы старинную икону на дереве уравнял бы с иконкой на бумаге. Ведь, согласно чину освящения образа, освящается новописаная икона, созданная иконописцем: он постился и молился Богу, чтобы Бог помог ему, и его рукой водил ангел Божий, а механически тиражированная икона произведена без поста и молитвы к Богу.

По указу Священного синода запрещено продавать в храмах иконы, оттиснутые на жести, сказано: «Св. синод определением от 3.II–3.V 1902 года постановил объявить по духовному ведомству, чтобы иконы, печатаемые на жести, не были продаваемы в церквах, а равно и в лавках при церквах и монастырях (то есть во всех лавках, состоящих в ведении духовных учреждений» (Церковные ведомости. 1903). «Не должны быть также употребляемы в церквах православных иконы и отливные», то есть отлитые из металла, и проч. Этим постановлением Синода запрещается машинное, механическое изготовление икон и одобряется создание икон иконописцами (Булгаков С.В. Настольная книга священно-церковнослужителя).

Если запрещено продавать механически изготовленные иконы — значит, запрещено и приобретать их верным чадам Церкви?

Архимандрит Троице-Сергиевой лавры Венедикт (затем настоятель Оптиной пустыни, ныне почивший о Боге) так сказал мне о просфорах с изображенными на них преподобным Сергием и Пресвятой Богородицей: «Это новшество — то ли молиться на них, то ли вкушать их».

Вот к чему приводит небольшое, казалось бы, отступление от святого предания Церкви.

Механическое, автоматическое преумножение и распространение святыни лишает ее благодати. Но подобное же тиражирование произведений искусства приводит к уменьшению количества художников и их произведений. Певцы поют под фонограмму, на которой записано их исполнение, одну и ту же песню. У тысяч и тысяч людей в домах висит на стене одно и то же изображение Мадонны. Если раньше, когда делали список иконы, снимали копию, то снятая копия не была во всем подобна подлиннику. Другими словами, раньше при копировании икон умножалось количество не копий икон, а подлинников, создавались новые подлинники икон. Но ныне при копировании механическом воспроизводится одно и то же изображение, и труд художника не требуется для воспроизведения оригинала.

Может быть, и об этом символически сказано в Откровении, где говорится о наказании Вавилону: «...Не будет уже в тебе никакого художника, никакого художества» (Откр. 18, 22). В подлиннике стоит: «никакого искусника, никакого искусства».

Казалось бы, ныне расцвет музыкального искусства: появилось много ансамблей, хоров, появилось много новых музыкальных орудий, от столярной пилы до электронного терменвокса, — а искусства нет, и нет искусников в бедственном граде будущего.

Возглас в храме «оглашеннии изыдите!» напоминает нам, что не всем можно присутствовать на божественной литургии, молиться с верными, участвовать в святых таинствах. Да и верным не всем можно входить в алтарь. Это значит: показ по телевидению совершения святого таинства в алтаре, то есть заглядывание мирян и безбожников в алтарь чрез объектив фотоаппарата или телекамеры, есть, по сути, рассвятынивание святыни (профанация, или десакрализация, говоря языком ученых). Если подглядывать в замочную скважину грешно, то тем более грешно взирать непосвященным на совершение святого таинства.

В церкви и дары освящения различны: у священника дар больше, чем у диакона, у епископа — больше, чем у священника. И святые Божии прославлены Богом различно, ибо и «звезда от звезды разнствует во славе» (1 Кор. 15, 41).

Это значит, не одинаковую силу имеют проповедь святого угодника Божия и проповедь юного катехизатора. Не равную силу освящения имеет вода на столе, освященная как питие, и вода, освященная в храме на Крещение Господне по чину великой агиасмы.

То же можно сказать о святых иконах и об освященных иконках, о проповеди священника в храме и о проповеди по телевидению.

Следовательно, с точки зрения икономической (домостроительной, хотя и экономической тоже) благотворители и миссионеры не должны стремиться к умножению преходящего количества полезных дел, но ревновать о качестве добра. Вкладывать деньги в писание икон прежде всего, а не в производство бумажных иконок (хотя и последние полезны). Печатать книги, написанные православными, прежде всего, а не газеты, сообщающие «церковные вести», существующие день-другой (хотя и газеты бывают полезны). В библиотеке народ берет читать старые, старинные книги. А старые газеты народ не читает, их просматривают лишь немногие специалисты.

Миссионер должен быть миссионером для народа, для всех, а не для немногих.

Особое усердие нужно приложить к переизданию старинных книг, изданных нашими православными отцами или напечатанных по их благословению и почти уничтоженных в нашей стране при господстве русскоязычных безбожников и злоумышленных антихристиан. Желательны репринтные издания, копии старых книг, ибо при перенаборе текста часто бывают опечатки и ошибки.


 

О конце миссионерства

Настанет время — и человеки вознедугуют (будут страдать недугом, заболеют). Увидев не подверженного общей болезни, восстанут на него, говоря: «ты по преимуществу находишься в недуге, потому что ты не подобен нам» — так предсказал о последних временах один из преподобных отцов.

По Писанию, пред концом света в народах и странах распространится не просвещение, а тьма. Лукавые человеки и чародеи преуспеют на земле (2 Тим. 3, 13).

А что же значит предсказанное в Писании: «И проповедано будет сие евангелие царствия по всей вселенной, во свидетельство всем народам; и тогда придет конец» (Мф. 24, 14)? Некоторые полагают, что евангелие Христа уже проповедано всем народам: радио, кино, телевидение, Интернет уже возвестили о Христе, все слышали о Нем, многие видели кинофильмы о Нем. Католические и протестантские проповедники обошли Африку, Океанию. Значит, Евангелие уже проповедано всем народам и скоро конец? Нет, это проповедано не истинное Евангелие, а еретическое толкование его, ложное, безблагодатное. По сей причине ждать конца мира не следует. Мы должны всегда быть готовы предстать пред лице Господа и дать ответ о делах своих, всегда ждать конца, быть готовыми к нему и не любопытствовать о дне и часе том.

«Он же (Христос) сказал им: не ваше дело знать времена или сроки, которые Отец положил в Своей власти, но вы примете силу, когда сойдет на вас Дух Святой; и будете Мне свидетелями в Иерусалиме и во всей Иудее и Самарии и даже до края земли» (Деян. 1, 7). Из этих слов Спасителя явствует, что духовную силу принимает миссионер, не любопытствующий о времени конца света. Именно в последние времена православная миссия утвердится в мире, а еретические миссии ослабеют, ибо предпочтут виртуальную проповедь проповеди действительной, ложную — истинной. Тогда православные миссионеры будут как агнцы посреди волков, и в этом будет их сила, что они уподобятся истинному агнцу Христу. О безблагодатных же проповедниках сказал Христос так: «Многие скажут Мне в тот день: Господи! Господи! не от Твоего ли имени мы пророчествовали? и не Твоим ли именем бесов изгоняли? и не Твоим ли именем многие чудеса творили? И тогда объявлю им: Я никогда не знал вас; отойдите от Меня, делающие беззаконие» (Лк. 13, 25–27). Смотрите, они проповедовали о Христе, были христианскими миссионерами, учили о Боге, даже от имени Его пророчествовали, изгоняли бесов именем Его и творили многие чудеса, а Бог не знает их, потому что их проповедь была безблагодатна, они не имели в проповеди полноты благодати Духа Святого, Которого отверглись по причине беззаконий своих.


 

Миссионерство завтра

В конце ХХ века появились новые виды распространения проповеди, и они, очевидно, умножатся в будущем и будут усовершенствованы:

— электронные страницы или сайты, создаваемые при храмах и доступные через Интернет;

— электронные библиотеки с набором православных книг в электронном виде, доступные через Интернет;

— библиотеки с подбором книг или различные книги в цифровом формате, записанные на дисках, для прочтения посредством компьютера, телефонного аппарата;

— песнопения церковные и богослужения, частично или полностью записанные, в аналоговом или цифровом виде.

Это тиражирование и распространение «виртуальной святыни» будет расти необычайно. Но благодать Божия почивает ли на ней так же, как на действительной святыне?

Никто не целует икону, показанную по телевизору, и никто не поклоняется кресту, показанному на телеэкране. То же и на мониторе компьютера. Хотя некоторые и помещают изображения икон как заставки на экраны своих мониторов, никто не почитает эти изображения так, как почитают подлинные иконы. Никто не целует экран монитора с изображенной на нем иконой или крестом, и слава Богу, что это так. Целовать «виртуальную святыню» — все равно что целовать призрака или привидение.

Но процесс виртуализации святыни будет расти, и через виртуализацию святыня превратится в условный знак. Как деньги: сначала деньгами были, например, меха животных. Потом деньгами стало серебро в слитках или золото и прочее. Потом серебро рубили на определенные куски, отсюда рубль, рубленая монета, на которой изображался князь, или символ княжеский, или его имя, или символ его власти, или общепонятный символ с указанием цены денежной единицы. Потом появились деньги, сделанные не из благородных или драгоценных металлов и сплавов, а из дешевых, и появились деньги бумажные. И наконец, появились виртуальные деньги — условные оцифрованные денежные единицы на электронных карточках. То же произошло и со «святыней» (не с благодатью). Бог поругаем не бывает. Что посеет человек, то и пожнет. Нельзя сказать, что «диавол поселился в типографской краске», или в магнитно-цифровом треке, или в оптическо-цифровой дорожке, или в чипе, вживляемом под кожу человека. Но дьявол поселился в душах людей, подменяющих святыню несвятыней, заменяющих божественную благодать физической энергией, святое помазание — инициацией, венчание на царство — инаугурацией и Бога нашего благодать прелагающих в скверну (Иуд. 4).

Не исключено появление голографических икон или статуй. Стереоизображения уже давно есть. А теперь нажал кнопку — и в комнате в воздухе появилось прелестное изображение — светящееся, объемное — креста Христова, самого Христа, Его святых, христианского храма, алтаря, живого священника, совершающего литургию в реальном времени. Будут ли поклоняться виртуальным, голографическим образам, представляющим нечто святое? В Писании предсказано, что будет поклоняем образ зверю: «И чудесами, которые дано было ему творить перед зверем, он обольщает живущих на земле, говоря живущим на земле, чтобы они сделали образ зверя» (Откр. 13, 14).

В греческом подлиннике Библии, как и в славянском, сказано здесь: не «образ зверя», а «образ зверю», «икона зверю», то есть это будет не икона со звериным изображением на ней, а икона, как-то служащая зверю.

«И дано ему было вложить дух в образ зверя, чтобы образ зверя и говорил и действовал так, чтобы убиваем был всякий, кто не будет поклоняться образу зверя» (Откр. 13, 15).

Итак, образ (икона) будет говорить и действовать, и горе будет тому, кто не будет поклоняться этой иконе. Ныне уже образ и говорит, и действует на экране телевизора, но тогда будет образ еще более материализован, воплощен и будет действовать «так, чтобы убиваем был всякий, кто не будет поклоняться образу зверя».

Всемирное насильственное единение народов (единение, осуществляемое через грех: через моду, стандартные товары, нормы западной жизни), экуменизация церквей, разгосударствление государств (и уничтожение государственных границ, чему способствуют радио, телефон, Интернет и прочее), расчеловечивание человека (превращение его в «экономическое животное») — все это, попущением Божьим, послужит установлению единого мирового правительства, единой экуменической церкви, приходу антихриста. Поэтому мы должны всю нашу жизнь посвятить Богу и служить делу просвещения человеческих душ словом Божьим и благодатью Христа Бога нашего. Мы не должны руководиться политическими хитростями, мы не должны следовать повсюду за наукой, куда бы она ни вела, мы не должны гоняться за ветром учений человеческих, чтобы казаться современными, мы не должны стремиться и к механическому распространению проповеди, заменяющему живое слово свидетеля. Не пренебрегая никакими средствами распространения информации, сведений, мы не должны подвергать профанации святыню. Старец Захария (Зосима), схиархимандрит Троице-Сергиевой лавры, сказал: «Мудрость без благодати есть безумие». И мы скажем: «без благодати Божьей информация есть бред, или нелепость». Разумеется, святым никакая информация не вредит, ибо они, пребывая в Боге, хранятся Его благодатью. Но ежедневная передаваемая информация, газетная, телевизионная, не несет спасительной благодати Божьей и часто недостоверна.

Мы не отвергаем употребление средств информации, связи (ибо для чистого все чисто, по слову апостола, и все можно употребить во славу Божью, и даже из яда делать лекарства), но мы не должны превращать проповедь Евангелия в информацию.


 

Православное миссионерство в России, в пределах Российской империи 1917 года

Судя по предсказаниям православных подвижников благочестия и святых отцов, в России перед концом будет расцвет, восстановится церковь, после распятия на российской Голгофе воскреснет тело церкви, ибо душа ее никогда не умирала и не умрет. И ныне видим расцвет церковной проповеди. Восстанавливаются храмы, разрушенные безбожниками и антихристианами. Открываются духовные училища, семинарии, воскресные школы, катехизаторские курсы. Священники идут в народ. Всюду проповедуют о Христе православные. но пришли с нечистой проповедью и еретики. В Россию устремились сектанты. Деятельность многих из них направляется западными спецслужбами и ими финансируется. Чрезвычайно умножились колдуны, экстрасенсы, лжецелители, астрологи, гадалки и ворожеи. Это требует от нас издания книг против ересей и сект, против магов и колдунов.

В современной России можно выделить четыре одушевленных предмета, на которые нужно направить силы православного миссионерства: дети, жены (женщины), воины и учителя (педагоги).

Учитель, педагог, после родителей и семьи, оказывает наибольшее влияние на человека, начиная с детского сада и до академии наук. Обращение и просвещение учителей есть ключ к сердцам многих. Но их умная деятельность и умное «богатство» (противное духовной нищете) наиболее препятствуют к принятию чистого учения Церкви. Поэтому нужно из среды учителей и ученых находить проповедников для них же. Их нужно привлекать к написанию книг, подобных книге «Ученые о Боге» (слова, мысли ученых о Боге). Хотя естествознание не может быть православным или неправославным, но православное «естествословие» (выражение преп. Максима Грека) может быть преподаваемо в начальных классах школы, то есть православное воззрение на окружающий мир, духовно-нравственное (непотребительское) воззрение на природу как на мир, созданный Богом и Отцом, любящим нас.

Воин — защитник народа, государства, семьи, ежедневно полагающий душу свою за други своя; но многие воины, веруя сердцем, не знают Бога умом, хотя в окопах атеистов нет, говорят воины, и кто на море не бывал, тот Богу не молился, говорят моряки. Воин наиболее открыт для просвещения, доступен. Проповедь воинам, как наиболее организованной части общества, наиболее удобна, ибо всегда легко собрать воинов вместе, где бы они услышали Евангелие.

Жены, по Евангелию, первые узнали и уверовали, что Христос воскрес, и о воскресшем возвестили мужам, апостолам. Восемь или девять человек из десяти, стоящих в храмах, жены. Они спасали храмы от закрытия в годы гонений. Большая часть книг, изданных православными, приобретается женами (то есть женщинами: матерями, бабушками, девушками). Поэтому некоторые в чинопоследованиях исповедания грехов вместо слова «согрешил» поставили «согрешила». Не одобряя женских окончаний в чинопоследованиях исповеди, нужно тем не менее всячески умножить книги, обращенные к женам (обращенные прикровенно или открыто), умножить и количественно, и предметно (по тематике). Книги, журналы для семейного чтения не столь плодотворны, как те, которые приобретают жены, ревнующие о Боге, о Церкви, о спасении души. Девять человек из десяти впервые услышали о Боге от матери своей или от бабушки.

Дети чище душой, они, слыша о Боге, веруют, в простоте сердца, чище, крепче, нежели взрослые. Трудность в создании детских книг лишь в том, что детских возрастов много, и издавать книги для каждого возраста способны только весьма могучие издатели. Опасность изданий детских — сказочность речи, мифологичность образов, басенность, причем нарочитая, непременно ведущая к недостоверности. Следовательно, книги для детей — это книги для бабушек и матерей, для воспитателей в детских садах и школах. Я никогда не видел, чтобы ребенок покупал себе детскую книжку или тем паче детскую газету. Их покупают для детей родители их, бабушки. Издания для детей должны быть непременно изданиями для умных и добрых взрослых, желающих своим детям добра. В противном случае неизбежно вырождение изданий: в них постепенно исчезнут примеры благочестия из житий святых и из жизнеописаний современных подвижников благочестия, умалятся или исчезнут свидетельства о чудесах Божиих и воспреобладают изображения лохматых мальчишек, девочек в чрезмерно коротеньких платьицах и нерусский язык, детский жаргон, первый заметный признак растления ума и сердца. Будут серьезно, долго и подробно обсуждаться вопросы («смаковаться»), велик ли грех курения мальчиков в уборных (будут доказывать, что не велик грех), допустимы ли аборты после изнасилования девочек (будут утверждать, что иногда допустимы), с какого года можно носить мини-юбки и прочее. Развлечение воспреобладает над научением.

Вообще, «хождение в народ», даже с благими намерениями, без чрезвычайной помощи Божией опасно. Уже сообщали в газетах о мнимых проповедниках и были показаны по телевидению священник, разъезжающий на мотоцикле с мотоциклистами (байкерами), которые днем и ночью гоняют в черных кожаных куртках на мотоциклах по улицам города; священник, гоняющий мяч на футбольном поле с мальчиками, якобы во спасение их душ; священник-миссионер, в приеме спортивного единоборства бросающий через голову своего партнера и с шумом шлепающий его об пол, на мат; монах (или иеромонах?), с автоматом Калашникова в руках позирующий пред телекамерами: мол, врагу не пройти; священник и диакон, разъезжающие с рок-музыкантами или с поп-певцами и выступающие на их рок-поп-концертах. Это — ложная проповедь, проповедь ложного христианства.

Поистине, в нашем миссионерстве не так велик недостаток в материальных средствах, как велик недостаток в людях, любящих Бога всем сердцем своим, всей душой своей и всем разумением своим, любящих ближнего своего как самого себя и во всем ищущих не своего, а Божьего.







Сообщение (*):

Комментарии 1 - 0 из 0