О новой дате в церковном календаре: День поминовения всех жертв автомобильных

Комментарий Николая Каверина

26 мая 2017 года по благословению Святейшего Патриарха Кирилла в церковный календарь (месяцеслов) было внесено указание совершать заупокойную молитву обо всех жертвах автомобильных катастроф. Это поминовение было приурочено к Всемирному дню памяти жертв дорожно-транспортных происшествий (третье воскресенье ноября).

Отметим, что в последнее время намечается тенденция переосмысления традиционного значения многих церковных праздников в сторону «дополнения» их мирским смыслом, в чем лишний раз отчетливо улавливается тенденция последних лет на обмирщение церковного сознания.

Не глупо ли объявлять Сретение Господне «днем православной молодежи»? Не ущербно ли называть день Усекновения главы Иоанна Крестителя «православным днем трезвости»?

Разве не очевидно, что подобная подмена смысла обесценивает великие праздники, отводит православных верующих от размышления над истинным, евангельским содержанием воспоминаемых событий?

Почему сперва Покров, а потом память святителя Николая Чудотворца были объявлены общецерковным «днем молитвы о заключенных» с обязательным пением молебна о «в узах пребывающих»? Далеко ведь не все прихожане собираются на службу ради этой важной темы. Многие приходят в храм просто ради праздника.

Помолиться о недуге винного пристрастия можно, как это все и делают без специальных указов и циркулярных писем, перед иконой Божией Матери Неупиваемая Чаша. Помолиться о заключенных более уместно в день памяти мученицы Анастасии Узорешительницы.

Какое отношение к православной традиции имеет недавно введенный «праздник» Сохранение Божьего творения, отмечаемый служением особого молебного чинопоследования в первое воскресенье сентября? Неужели наша Церковь включилась в борьбу за экологию и начала поддерживать партию зеленых?

И какое отношение к православной традиции имеет распоряжение во «Всемирный день памяти жертв дорожно-транспортных происшествий» (третье воскресенье ноября / третье воскресенье после 18 октября по ст. ст.) совершать в храмах литию обо всех трагически погибших в результате автомобильных катастроф?
 

Комментарий диакона Владимира Василика

Во-первых, в нашем православном календаре достаточно дней поминовения. На службах наших родительских суббот поминаются все, кто безвестно умер от разных случаев: был убит в неведомом месте, погиб на путях и дорогах и не сподобился церковного погребения, — за всех них Церковь и молится в такие дни. Более того, в службе родительской субботы есть даже такие слова: «Помяни, Господи, тех, кто погиб от конского лягания». Понятно, что в древности конь играл такую же роль, как автомобиль, и слова эти вполне применимы к жертвам автокатастроф.

Во-вторых... Если мы будем поминать тех, кто погиб в автокатастрофах, то нам с железной необходимостью следует ввести и особый день поминания тех, кто погиб в авиакатастрофах, и особый день для тех, кто погиб в кораблекрушении... А ведь немало людей гибнет от удара электротоком или от отравлений... Сейчас стала модной тема домашнего насилия, — так не учредить ли нам, следуя светской моде, день памяти жертв домашнего насилия? В конце концов придется задействовать весь спектр многообразных причин смертей человеческих.

Но беда-то в том, что, искусственно создавая такие дни, мы отвлекаемся от главного — от духовного постижения таинства смерти, от необходимости молиться за человека, какой бы смертью он ни умер. Мы вольно или невольно переключаем внимание с самой смерти на ее причину — а полезно ли это?

И в-третьих — может быть, это самое главное, что мне хотелось бы сказать: создавая особый день для поминовения жертв автокатастроф, мы пусть невольно, но возвеличиваем этих людей, бросаем на них отсвет страдальчества, мученичества, создаем подобие невинной жертвы... А так ли это? Да, безусловно, среди таких жертв есть невинные страдальцы: это прежде всего пассажиры беспутных водителей — водителей, которые едут, не разбирая дороги, которым море по колено, которые садятся за руль пьяными... Неповинны и те честные водители, которые стали жертвами подобных лихачей. Но подумайте: все эти дорожные бесчинники чаще всего сами же и становятся жертвами своей безалаберности. Так что же получается? Мы их возвеличиваем? Мы им поем: «Со духи праведных скончавшихся, души раб Твоих, Спасе, упокой»? Мы величаем их якобы праведную кончину, хотя эта кончина, безусловно, является неправедной, безусловно, является напрасной смертью — как в значении церковнославянском, где «напрасная» значит «внезапная», так и в русском, где «напрасная» означает «бессмысленная». Я бы сказал жестче: смерть в пьяном виде за рулем либо вследствие шоферского «гусарства» может быть приравнена к самоубийству; и в первой половине ХХ века таких покойников нередко не отпевали. Это сейчас у нас отпевают всех подряд... Сейчас, к сожалению, архиереи и секретари епархий дозволяют отпевать и прямых самоубийц, стоит только написать жалостливое письмо о том, что человек-де покончил с собой, будучи безумцем (хотя на самом деле с врачебной точки зрения он был здоров). И разрешение дается! И бедный батюшка вынужден отпевать таких — а потом ему бесы по ночам снятся... И вот сейчас мы будем возвеличивать подобных, по сути дела, самоубийц... Понятно, что далеко не все жертвы катастроф состоят из них, но это часть немалая, часть яркая, часть показательная.

И еще... Мы рискуем раствориться в светскости. Церковь со страшной скоростью стремится насытить свой и без того богатый церковный календарь многоразличными светскими датами. Вот появился день борьбы с пьянством и наркоманией — и почему-то он пришелся на день Усекновения главы Иоанна Предтечи. Но какое отношение имел величайший между рожденных женами к этому недугу или греху? Не знаю. В высшей степени странно устраивать день борьбы с пьянством в день того, кто никогда в жизни не пил вина. Да, можно идти от противного: вот вам, пьяненькие и слабенькие соромники, некий высокий пример... Но зачем мы растворяем в сугубо земных, прагматических потребностях созерцание этой великой тайны — тайны мученической кончины величайшего из праведников? Зачем разграбляем бесценное достояние, дарованное нам Церковью? Нынешнее церковное сообщество зачастую стремится, задрав штаны, бежать за современным глобалистическим комсомолом, впрыгнуть в последний вагон уходящего поезда глобализации, вместо того чтобы спокойно свершать свое служение, дарованное нам от Бога, вместо того чтобы терпеливо, с молитвой ожидать, когда к нам придут желающие спасения...

Ни для кого не секрет, что сейчас без взятки получить права совершенно невозможно. И вот на это Церковь должна ответить строжайшими прещениями, вплоть до угрозы отлучения от Церкви злостных коррупционеров! И даже — в особо тяжких случаях — лишения их церковного погребения. Как ни сурово это звучит, но люди, на руках у которых кровь, не должны и поминаться в Церкви. «Не соберу соборы их от кровей, — сказано в псалме, — не помяну же имен их устнама моима» (Пс. 15, 4). Будет ли разбираться с ними светский суд или не будет — это дело светского суда. Но Церковь — по крайней мере, в этом пункте — должна чувствовать себя свободной, чтобы вместе с апостолом Павлом сказать: «Посему свидетельствую вам в нынешний день, что чист я от крови всех...» (Деян. 20, 26) Если бы подобный моральный суд существовал в Церкви, ее суждение прозвучало бы действительно сильно и достойно, а то мы, церковные люди, часто попадаем в положение виноватых мальчиков, и всякий раз, когда батюшка провинится на дороге, из-за этого позорят всю Церковь, из-за этого ее полощут все средства массовой информации, даже несмотря на то, что на провинившихся священников немедленно принимаются все канонические прещения, — но это все как-то сразу забывается миром. Нет, Церковь обязательно должна высказаться по проблеме коррупции в органах, надзирающих над дорогами.







Сообщение (*):

Комментарии 1 - 0 из 0