Наши за рубежом

Игорь Анатольевич Романов родился в 1971 году в Благовещенске Амурской области. Окончил истфак УГПИ, РАГС при Президенте РФ, Академию управления МВД России.
Советник директора РИСИ, доктор социологических наук. Занимаемая должность перед приходом в РИСИ — начальник департамента по внутренней политике аппарата полпреда Президента РФ в ДФО.
К приоритетным направлениям его научной деятельности относятся государственное регулирование миграционных процессов; переселение соотечественников, проживающих за рубежом; проблемы социальной безопасности; стратегическое развитие территорий Сибири и Дальнего Востока. Автор ряда монографий и статей, в том числе книги «Стратегия восточных территорий».

Общее число наших соотечественников, проживающих в 91 стране мира, составляет примерно 35 млн человек.

Российские диаспоры в разных странах заметно отличаются друг от друга в зависимости от отношения государственной власти к русским эмигрантам и их потомкам, истории возникновения общины, интенсивности контактов с исторической родиной, внутренней сплоченности и способности отстаивать свои интересы на политическом уровне.

Сегодня законодательство исключает возможность автоматически причислять к соотечественникам всех, ныне проживающих в бывших республиках Советского Союза.

За рубежом практически всех выходцев с территории бывшего СССР называют «русскими». К ним традиционно относят не только этнических русских, но и украинцев, белорусов, татар и многие другие народы, имеющие родовые связи на постсоветском пространстве, для которых русский язык является основным языком общения. В связи с этим на практике к соотечественникам следует относить всех, кто внутренне ощущает свою духовную и культурную принадлежность к России.

Главные рычаги работы с соотечественниками принадлежат Правительственной комиссии. Однако следует заметить, что на практике усилия различных органов власти и общественных организаций оказываются недостаточно скоординированными, а часто и разрозненными.

Существенную роль в реализации государственной политики в отношении соотечественников за рубежом играют крупные общественные организации, взаимодействующие с органами государственной власти, например Международный совет российских соотечественников (МСРС), созданный в Москве в 2003 году. Ключевая задача Совета — содействие сближению и координации деятельности общественных объединений соотечественников.

Соотечественники в Германии, Израиле, США

Значительная часть всех российских соотечественников, проживающих в Европе, сосредоточена в Германии (по оценкам экспертов — 3–5 млн человек, то есть 10% всех российских соотечественников за рубежом). Многие мигранты последней волны в этой стране (2,5 млн человек) — это приехавшие из России и республик бывшего СССР русскоязычные немцы, большинство которых мало заинтересованы в поддержке русской культуры и укреплении русского мира. Родившиеся в Германии потомки эмигрантов составляют незначительную долю. Основными побудительными мотивами к переезду были для них желание жить в более благополучной стране, а также стремление воссоединиться с родственниками, проживающими в Германии.

Большая часть русскоязычных немцев стремится влиться в немецкий социум, хотя немецкое общество на бытовом уровне, как правило, склонно отторгать мигрантов из России. В то же время власти Германии и различные комиссии ЕС направляют значительные средства на интеграцию недавних переселенцев. Так или иначе, но большинство вернувшихся на историческую родину российских немцев остаются для местного населения «русаками», что вынуждает их ограничивать существование рамками своей социальной среды.

Российские соотечественники в Германии имеют довольно высокий уровень профессиональной подготовки и образования (более половины — это люди с высшим и неполным высшим образованием). Большинство семей стараются сохранить русскую культуру и язык, хотя и с небольшим успехом. История русскоязычной иммиграции в Германии 90-х годов показывает, что дети переселенцев, которые начинают посещать начальную школу, быстро «онемечиваются», зачастую забывая русский язык.

В последнее время наблюдается явное стремление части наших соотечественников вернуться в Россию (по оценкам экспертов — около 100 тыс. человек).

Немецкая эмиграция отличается достаточно слабой привязанностью к России. Некоторые даже стремятся избавиться от всего русского и обрести новую социокультурную идентичность. В этом смысле российская диаспора в Германии напоминает российскую эмиграцию в Израиле, где наши соотечественники стараются не ассоциировать себя с Россией как с исторической родиной. В то же время более высокий, чем в Германии, образовательный и культурный уровень русскоязычной иммиграции в Израиле обусловил стремление этой влиятельной социальной группы сохранять и поддерживать ценности русской культуры, знание русского языка, тем более что для значительного числа израильтян русский язык остается родным и прагматично используется как средство коммуникации в среде выходцев из России. Поэтому в современном Израиле русское информационное, культурное и языковое пространство достаточно обширно. Сегодня число наших соотечественников превысило там 1 млн человек, но при этом своей исторической родиной они, как и в Германии, считают новое место жительства, хотя их предки с незапамятных времен жили на территории России.

Среди переехавших на жительство в Германию или Израиль заметна доля реэмигрантов. Возвращаются в большинстве случаев те, кто не смог благополучно устроиться на новой родине.

Одной из самых многочисленных русскоязычных общин в мире является диаспора наших соотечественников в США. Всего в США проживает около 1 млн 300 тыс. человек, считающих русский язык основным языком общения. В целом, по некоторым данным, русскоязычная община насчитывает там не менее 2,5 млн человек. Русскоязычная эмиграция в США имеет давние корни. Принято различать три волны эмиграции из России в эту страну. К первой принадлежали в основном дворяне и интеллигенция, покинувшие Россию в годы революции и Гражданской войны. Вторую составили беженцы — «перемещенные лица» и белоэмигранты из Европы, попавшие в США в годы Второй мировой войны и после ее окончания. Многие представители первых двух волн были патриотами России, считали ее своей Родиной, знали и любили русскую культуру и историю.

Третья, наиболее многочисленная волна эмиграции (советская) началась в 60-е годы прошлого века. Значительную ее часть составляли евреи. Пики выездов из бывшего СССР в США этой категории переселенцев приходятся на 1979-й и 1989 годы.

В целом российские и бывшие советские эмигранты адаптируются в США довольно быстро: примерно две трети из них находят работу в течение первого года пребывания в стране. Многие российские эмигранты 90-х годов сохраняют российское гражданство.

Одна из ключевых проблем сегодняшней российской диаспоры в США — ее ассимиляция. Русские стремительно теряют свои культурные и духовные основы, а этнокультурное и гражданское сознание молодежи большей частью маргинализировано, ценности размыты.

В целом же, рассматривая положение российских соотечественников в странах с наиболее многочисленной русскоязычной диаспорой, можно выявить ряд общих моментов. Прежде всего бросается в глаза ее разобщенность, что, вероятно, обусловлено трудностями объединения. Для большинства соотечественников в США характерна слабая привязанность к исторической родине и ее культуре. Напротив, преобладает стремление слиться с принимающим социумом.

Соотечественники во Франции и Великобритании

Иная ситуация наблюдается там, где русскоязычная диаспора уже имеет глубокие исторические корни. Так, например, во Франции русскоязычная община более сплоченная, чем в Германии, больше ценит российскую культуру и историю. Там проживают более 50 тыс. представителей различных волн эмиграции из России и их потомков. Значительная часть русской диаспоры во Франции — это потомки известных дворянских семей, которые были вынуждены покинуть Россию после 1917 года. При этом большинство из них сохранили свою этническую идентичность, самобытность и по-прежнему исповедуют православие.

Некоторое сходство с русскоязычной общиной Франции имеет сообщество наших соотечественников в Великобритании, где проживает довольно крупная русскоязычная община, возникшая еще в конце XIX века. Сегодня, по данным Министерства внутренних дел Великобритании, в стране проживает около 400 тыс. российских соотечественников. На сегодняшний день в Великобритании единая российская диаспора еще не сложилась. Можно выделить три типа иммигрантов: высококвалифицированные специалисты, лица, вступившие в брак с гражданами Великобритании, и трудовые мигранты.

В последние годы в Великобритании происходит довольно интенсивный процесс консолидации российской общины. Среди иммигрантов растет число женщин. Россиянки знакомятся с британцами в Интернете и приезжают в страну для заключения брака и дальнейшего проживания. Соотечественники в Великобритании более активно, чем, например, в Германии, следят за событиями в России, поэтому среди них растет спрос на российские телеканалы, прессу.

Соотечественники в странах СНГ

Российские соотечественники, проживающие сегодня в странах СНГ, все чаще оказываются перед выбором — ассимиляция или возвращение в Россию. Эта дилемма часто навязывается политикой действующей государственной власти новых независимых государств.

Заметные сложности в плане сохранения своей этнокультурной идентичности испытывают русскоязычные диаспоры в Казахстане, Молдавии и на Украине.

В Казахстане российская диаспора одна из наиболее крупных. По разным оценкам, ее численность составляет около 5 млн человек, то есть более трети всего населения республики.

Многие хотят перебраться на жительство в Россию (в Государственной программе переселения соотечественников больше всего переселенцев именно из Казахстана). Среди основных причин следует назвать обеспокоенность отсутствием перспектив для детей и внуков, проблемы с получением образования на русском языке.

Огромная по численности русская диаспора Казахстана сформировала не менее сотни общественных объединений. Такое множество организаций создает иллюзию высокой активности общественного движения русских в этой стране. Однако в реальности эти объединения довольно разрозненны и малочисленны.

Низок уровень сплоченности и самоорганизации наших соотечественников и на территории Украины. Русская диаспора на Украине довольно образованна — около 20% ее представителей имеют высшее образование. Многие заняты в промышленности, строительстве, на транспорте и в сфере связи, в области социального обеспечения, в образовании и науке. Несмотря на многочисленность наших соотечественников на Украине, там до сих пор не появилось ни одной влиятельной партии или другой общественно-политической силы, способной активно выражать пророссийские интересы.

Вместе с тем, в отличие от Казахстана, на Украине не существует таких жестких ограничений для общественного движения российских соотечественников, а украинская национальная культура гораздо ближе к русской, чем казахская.

Значительно меньше наших соотечественников проживает в Молдавии (550 тыс.), хотя и там их доля в общей численности населения (15%) достаточно заметна. Более половины из них — потомки русских, живших на этой земле на протяжении трех и более поколений.

Анализ положения российских соотечественников в странах СНГ показывает, что одними из главных трудностей, которые они испытывают, являются низкая степень самоорганизации диаспоры и чрезмерное упование на помощь России. В СМИ давно появилось выражение «профессиональные соотечественники». Оно относится к тем, кто свои отношения с соответствующими российскими структурами превратил в доходный бизнес. Сегодня среди российских соотечественников за рубежом, особенно на постсоветском пространстве, довольно много желающих «освоить средства», выделяемые Россией на поддержку своей диаспоры. Поэтому прямое перечисление средств на счета сложившегося круга организаций себя не оправдывает. Более эффективным на данный момент представляется усиление работы по формированию механизмов самоорганизации в российской зарубежной диаспоре на постсоветском пространстве.

Соотечественники в странах Балтии и Грузии

Ярким примером противоречий, возникающих в среде наших соотечественников в государствах, не входящих в СНГ, являются прибалтийские республики. Вместе с тем страны Балтии сегодня являются членами Евросоюза, поэтому положение российской диаспоры в этих государствах можно рассматривать в европейском формате.

По разным оценкам, численность российских соотечественников в Латвии составляет примерно 640 тыс. человек (28% населения республики), в Литве — 220 тыс. (8%), в Эстонии — 345 тыс. (26%). Парадокс заключается в том, что в прибалтийских республиках — членах ЕС значительная часть населения, каковой является русскоязычная община, ущемлена с правовой, социокультурной и экономической точек зрения. Достаточно сказать, что в Латвии и Эстонии многие русскоязычные вообще не имеют никакого гражданства.

Представители русскоязычной диаспоры в Латвии отмечают, что нередко подвергаются дискриминации по национальному и языковому признакам. Особенно это заметно в период выборов в органы государственной власти, поскольку не менее 44% русскоязычных не могут в них участвовать. Дискриминационное положение русскоязычных жителей региона отражается и в структуре занятости: они работают, главным образом, в сфере обслуживания и промышленности. Значительная часть соотечественников, по их словам, живут в прибалтийских республиках ради собственных детей, так как главным благом для них считают бытовые удобства и возможность «жить по-европейски».

На территории Латвии предки почти половины русскоязычных жили на протяжении трех и более поколений. Дети из таких семей обычно легко интегрируются, свободно владеют государственным языком. Так, для большей части подрастающего поколения соотечественников в этой стране (64,3%) освоение латышского языка не является проблемой. Яркий пример интеграции (а скорее ассимиляции) в латвийском обществе являет собой мэр Риги В.Ушаков, который родился и вырос в русской семье. Свободное знание латышского и полная интегрированность в латышском социуме позволили ему добиться высокого положения. Однако большинство российских соотечественников все-таки не считают своей родиной страну, в которой живут. Они ощущают себя жителями конкретных городов, но не членами общества или государства. Четверть живущих в Латвии соотечественников утверждают, что «не чувствуют себя здесь своими» и «скучают по России». По-прежнему довольно высок уровень социокультурных связей с нашей страной. Это означает, что большинство российских соотечественников в странах Балтии так или иначе не интегрированы в окружающее общество.

Нельзя обойти вниманием положение российских соотечественников в Грузии. Здесь ситуация не столь остра, как в прибалтийских республиках, тем не менее ее вряд ли можно назвать благополучной. Всего русских в Грузии примерно 60 тыс., то есть около 1,5% в 4-миллионной республике. В основном русская диаспора проживает в Тбилиси и вокруг него. В общественно-политической жизни страны наши соотечественники не играют значительной роли. Русские не занимают руководящих должностей в органах государственной власти. Русский язык в грузинских школах преподается как иностранный, что тоже не способствует укреплению положения российской диаспоры. По оценкам экспертов, в Грузии происходит завуалированная дискриминация русских, хотя на официальном уровне постоянно говорится о толерантном отношении ко всем национальностям и конфессиям. Так же, как и в большинстве других зарубежных стран, русская община в Грузии достаточно разобщена. Консолидирующая активность общественных организаций диаспоры довольно низкая.

Методологические подходы политики содействия добровольному переселению соотечественников в Российскую Федерацию

Сегодня главным приоритетом программы содействия добровольному переселению соотечественников должно быть укрепление социокультурного ядра России, ее социальной безопасности, духовных основ государства. Значительная часть наших соотечественников — это те, кто мог бы заметно улучшить качество нравственного и интеллектуального потенциала России. Однако в Госпрограмме такая цель переселения даже не сформулирована. В то же время социокультурный подход на первый план выдвигает качественную сторону процесса переселения соотечественников. С этой точки зрения важно «не то, сколько человек к нам приедет, а кто приедет».

Некоторые эксперты полагают, что Госпрограмма — это «окно» для всех соотечественников, желающих вернуться в Россию. А роль государства, по сути, сводится к простой благотворительности: компенсация участнику затрат на переезд, обеспечение «подъемных» и соцпакета, ускоренная процедура получения российского гражданства и прочее.

При таком подходе государство играет в процессе переселения пассивную роль, которая фактически сводится к тому, чтобы только предложить условия и дать деньги.

Другой подход к определению формата Государственной программы заключается в том, чтобы прежде всего определить, какие категории соотечественников должны в первую очередь привлекаться к участию в программе, и установить места их расселения. В этом случае государственные средства будут направляться на поддержку исключительно целевых групп соотечественников, например высококвалифицированных специалистов, талантливых ученых, деятелей культуры и искусства, ветеранов Великой Отечественной войны, предпринимателей, готовых предложить конкретные проекты развития территорий расселения, а также представителей сельскохозяйственных общин. Этот подход сегодня пользуется поддержкой ФМС и Минрегиона.

Однако на сегодняшний день в Госпрограмме не содержится отдельных преференций для тех категорий соотечественников, в которых заинтересована Россия.

При определении формата Госпрограммы одним из важнейших является вопрос территориальный: какие федеральные округа и области больше всего нуждаются в притоке переселенцев. Еще на стадии разработки Госпрограммы некоторые эксперты предлагали сосредоточиться на регионах Востока России, поскольку именно они больше всех страдают от сокращения социокультурного и демографического потенциалов. Однако в результате дискуссии возобладала иная точка зрения, и сегодня программой формально охвачены почти все субъекты Российской Федерации.

Представители Минрегиона, отвечающие за реализацию Госпрограммы, говорят о необходимости законодательно закрепить приоритетность заселения приграничных дальневосточных территорий. Для этого там, судя по заявлениям представителей заинтересованных органов государственной власти, предлагается создать для соотечественников-переселенцев более высокий стандарт проживания. Однако следует отметить, что подобные высказывания носят по большей части популистский характер, хотя об этом стали говорить с начала реализации Госпрограммы. На деле же все попытки обеспечить «высокий стандарт» для соотечественников в регионах Дальнего Востока оказались пустой декларацией.

Оценка результатов действия Госпрограммы

По оценкам независимых российских и зарубежных экспертов, Государственная программа по оказанию содействия добровольному переселению в Российскую Федерацию соотечественников, проживающих за рубежом, дает серьезные сбои. Более того, некоторые специалисты говорят о ее «провальном характере».

Предлагаемые соотечественникам условия проживания и занятости в субъектах Российской Федерации в большинстве случаев не способствуют притоку высококвалифицированных специалистов, которые хотели бы профессионально реализоваться на исторической родине. Переселенцам зачастую предлагают низкооплачиваемую и малопривлекательную для местного населения работу с зарплатой от 5 до 12 тыс. рублей. При этом подавляющее большинство соотечественников, прибыв на «территорию вселения», могут рассчитывать лишь на гостиницу или временное жилье, стоимость аренды которого часто превышает размер предполагаемой зарплаты.

Как отмечают эксперты, сегодня Госпрограмма вызывает растущее разочарование наших соотечественников, проживающих за рубежом. Анализ публикаций СМИ свидетельствует, что около 90% всех откликов о Госпрограмме носят негативный характер.

Все эти обстоятельства говорят о довольно низком качестве реализации Госпрограммы. Ее недостатки были выявлены экспертами и представлены в российские органы власти еще в 2007—2008 годах. Однако, по мнению исполнителей, Госпрограмма оправдывает себя уже тем, что, как говорилось выше, является важным атрибутом демократического государства и одним из обязательных условий для формирования имиджа России как цивилизованной страны. Такое положение дел указывает на недостаточную эффективность работы целого ряда государственных служащих, которые занимаются реализацией Госпрограммы и принимают управленческие решения.

Отсутствие сильной и четко сформулированной идеологии объясняет трудности популяризации программы через средства массовой информации. До сих пор в ряде стран почти половина соотечественников указывают на низкий уровень ее информационного обеспечения, необходимость и важность проведения разъяснительной работы. Треть соотечественников заявляют, что им ничего не известно о Государственной программе переселения.

Вместе с тем практика показывает, что некоторые слабые стороны Госпрограммы все же можно преодолеть. Регионы могут самостоятельно пропагандировать свои программы за рубежом, а на местах привлекать инвесторов для переселенческих проектов, строить жилье и даже выделять приезжающим земельные участки в целевое пользование. Такие положительные примеры есть в Калининградской и Тамбовской областях. В Белгородской области по инициативе губернатора (вне рамок программы) из Южной Америки была переселена община староверов, которые успешно занялись сельским хозяйством, принося прибыль региону. Однако в большинстве случаев на региональном и муниципальном уровнях исполнители мало заинтересованы в реализации Госпрограммы.

Сегодня ситуация с переселением соотечественников такова, что, даже не вдаваясь в подробный анализ результатов Госпрограммы, заметить неудовлетворительное качество ее реализации совсем несложно. По всей видимости, настал момент, когда необходимо переходить к решительным и кардинальным действиям. В связи с этим вполне обоснованной представляется идея вообще отказаться от такого инструмента содействия переселению, как Госпрограмма в ее нынешнем виде. По мнению ряда экспертов, простое редактирование данного документа вряд ли улучшит ситуацию, поскольку в этом случае базовые положения программы (например, ориентация прежде всего на демографический эффект) в ней сохранятся. А поставленная программой задача, как уже очевидно, требует иных подходов. Кроме того, преодолеть критическую ситуацию, создавшуюся из-за отсутствия сколько-нибудь значимых положительных результатов Госпрограммы, можно только после существенного реформирования кадрового аппарата, отвечающего за ее реализацию.

Накопленный опыт показывает, что вопросы добровольного переселения соотечественников нельзя рассматривать отдельно от других проблем русского мира за рубежом. Поэтому сегодня требуется комплексный подход к реализации государственной политики по отношению к российским соотечественникам за границей. Важно предельно точно диагностировать меняющееся состояние русскоязычной диаспоры, постоянно анализировать готовность соотечественников к переселению в Россию и вероятные последствия притока переселенцев на российские территории. Необходимо, чтобы принимаемые решения по объединению русского мира за рубежом и содействию переселению соотечественников опирались на результаты комплексных научных исследований, дающих объемную картину происходящих в русскоязычной диаспоре процессов.

 







Сообщение (*):

Комментарии 1 - 0 из 0