Салазаровская Португалия

Сергей Олегович Елишев родился в 1977 году в Москве. Православный публицист и общественный деятель, юрист, историк, политолог, социолог. Кандидат социологических наук. Ученик и соавтор В.Л. Махнача. Окончил Российский православный институт св. Иоанна Богослова. Участник ликвидации последствий осетино-ингушского конфликта.
В настоящее время — доцент кафедры истории и теории социологии социологического факультета МГУ им. М.В. Ломоносова.
Публикуется с 1997 года. Ав­тор более 70 научных публикаций по вопросам национально-государствен­ного строительства.
Ведущий еженедельной авторской программы «Возвращение к истокам» на «Народном радио».
Член редколлегии журнала «Про­странство и время».

Португалия времен правления Салазара являет собой классический образец европейских авторитарных режимов XX века, где у власти находились и успешно реализовывали свои программы представители фашистских движений. История существования в Португалии подобного режима, режима-долгожителя, представляет собой интерес не только для исследователей, занимающихся изучением истории европейского фашизма. Данный исторический опыт актуален и для современной российской действительности, когда особенно остро встают вопросы о перспективах воссоздания основ гражданского общества и возрождения российской государственности.

Салазар

Начало XX века ознаменовало собой появление на европейской политической арене того феномена, который в настоящее время принято называть массовым обществом или обществом потребления. Рождение его, явившееся закономерным результатом развития западноевропейской культуры, сопровождалось ломкой традиционной, устоявшейся структуры общества и появлением ряда «либерально-демократических» и тоталитарных «химер». Кровавая вакханалия, в которую ввергался мир вслед за этим, не обошла и Португалию.

В 1911 году в Португалии в результате республиканского восстания была свергнута Браганцская королевская династия и провозглашена республика. Вслед за этим на несколько лет страну охватила политическая и социально-экономическая нестабильность, сопровождаемая нескончаемой чередой смены правительств, инфляцией, ростом забастовочного движения и политического экстремизма. За 17 лет, от провозглашения республики до прихода к власти Салазара, в стране сменилось более 40 правительств, было предпринято несколько попыток государственных переворотов, похищались и были убиты премьер-министр и ряд ведущих политиков Португалии. Участие Португалии с февраля 1916 года в Первой мировой войне на стороне Антанты обострило финансовый кризис в стране.

Парламентская республика, провозглашенная в Португалии в 1911 го­ду, как форма правления показала свою полную несостоятельность и неспособность противодействовать разрушительным и деструктивным процессам, сопровождавшим процесс рождения массового общества.

Эффективное противодействие этим разрушительным процессам, поставившим португальское общество на грань начала гражданской войны, оказали представители португальского фашистского движения во главе с его основателем, самым известным португальским государственным деятелем XX века профессором Коимбрского университета Антониу ди Оливейра Салазаром.

 

Антониу ди Оливейра Салазар родился 28 апреля 1889 года в семье трактирщика, в селении Вимиейро из местечка Санта-Комба-Дан провинции Бейра-Алта. Там, в сельской глубинке, он и проводит свое детство, будучи пятым ребенком в семье; помимо него, у его родителей было четверо дочерей, старших сестер Салазара. В 1908 году он поступает в иезуитскую школу, где показывает себя чрезвычайно способным и одаренным учеником. После окончания школы, отказавшись от перспективы и возможностей карьеры священника, поступает на юридический факультет Коимбрского университета, старейшего университета Португалии.

В то время характерной чертой и особенностью политической жизни Португалии (в целом очень нетипичной для западноевропейских обществ того времени) являлось то, что университетские кафедры, в отличие от многих других институтов общества, были не только генератором идей, но и своеобразным оплотом португальских традиционалистов — консерваторов. Салазар на протяжении всей своей жизни был глубоко верующим человеком, «добрым католиком», как сказали бы сейчас, а соответственно, тоже консерватором по своим политическим убеждениям. На университетской кафедре он чувствовал себя как рыба в воде. Те, кто знал его лично, отмечали, что это был пунктуальный, деловой и целеустремленный человек, ведущий скромный и аскетический образ жизни: пережив в юности неудачную любовь, он так и не нашел счастья в браке, оставшись на всю жизнь холостым. Свою политическую, а впоследствии и государственную деятельность Салазар воспринимал как свою наипервейшую обязанность, священный долг, состоящий в непрерывном и жертвенном служении отечеству.

Учась на первом курсе университета, он уже тогда зарекомендовал себя одним из самых активных участников созданного студентами-католиками «Академического кружка христианской демократии» (АКХД), блестящим оратором и серьезным ученым. После окончания университета в 1916 году Салазар становится одним из основателей партии «Католический центр», а вскоре на недолгий срок, за несколько дней перед парламентскими каникулами, после которых парламент был распущен, становится депутатом парламента от этой партии. Параллельно с политической деятельностью Салазар активно занимается и ученой работой: с 1917 по 1928 год он профессор экономики Коимбрского университета, один из ведущих экспертов в финансово-экономической области.

В мае 1926 года в Португалии был осуществлен военный переворот, в результате которого к власти в стране пришли военные во главе с генералом Гомесом де Коштой. Через месяц с небольшим, 9 июля 1926 года, генерал Гомес де Кошта был свергнут, а власть захватил генерал Антониу Оскару ди Фрагушу Кармона, объявивший себя президентом Португальской республики. В Португалии установилась военная диктатура.

Салазар, авторитет которого к тому времени уже был достаточно высок, был сразу же назначен на пост министра финансов. Однако уже через три дня после назначения Салазар покидает его, давая понять военным, чтобы они определились, чего они хотят добиться своей политикой.

В феврале 1927 года генерал Кармона подавляет антиправительственное восстание, а вскоре, 25 марта 1928 года, избирается президентом республики. К этому времени военные показали свою полную неспособность разрешить экономические проблемы, стоявшие перед страной, модернизировать экономику, снизить темп инфляции и преодолеть скудость бюджета. Стабилизации экономики не помог и взятый у Англии заем взамен уступок в колониях: предоставлении привилегий в порту Бейра на Мозамбикском берегу сроком на 90 лет. Совокупность этих обстоятельств вынудила президента Кармону предоставить в 1928 году Салазару пост министра финансов, наделив его практически диктаторскими полномочиями.

Очутившись на посту министра финансов, Салазар в короткие сроки добивается экономической и социально-политической стабилизации внутри португальского общества. Успеху салазаровских реформ не помешал и вскоре разразившийся мировой экономический кризис, с последствиями которого Салазар умело справился.

Салазару впервые в истории Португалии XX века удалось быстро, за счет строжайшей экономии, ликвидировать бюджетный дефицит, укрепить национальную валюту — эскудо. Активно проводилось финансирование различных социальных (дабы снять социальную напряженность в обществе) и экономических программ, направленных на модернизацию португальской экономики и рост производительности труда. Была проведена налоговая реформа, ознаменовавшая повышение преимущественно косвенных налогов и обеспечившая увеличение положительного сальдо бюджета.

Салазар, не беря займы у иностранных государств, сумел сократить не только государственные расходы, но и государственный долг страны. В 1929 году около 40% расходной части государственного бюджета составили расходы по выплате долгов Англии — основному кредитору Португалии.

В 1930 году Салазар, помимо исполнения им обязанностей министра финансов, становится также министром колоний. На этом посту он сумел быстро добиться роста доходов и поступлений в государственную казну от португальских колониальных владений. Взяв под свой контроль губернаторов колоний, Салазар не только решил проблему злоупотребления последними своими полномочиями, но и сохранил колониальную систему для Португалии на несколько десятков лет.

Успешно проведенные реформы и наступившая вслед за ними социально-экономическая стабилизация в стране подняли авторитет Салазара в Португалии на небывалый уровень. Салазар являлся общепризнанным национальным лидером Португалии.

В 1932 году президент Кармона назначил Салазара премьер-министром, фактически предоставив ему всю полноту власти в государстве. С этого момента Салазар принялся осуществлять не только экономические, но и социально-политические преобразования.

Основной целью этих преобразований являлось установление в Португалии аппарата личной диктатуры, в которой он видел единственное спасение для португальского общества, верное средство ликвидации угрозы национальной безопасности. Жесткий контроль государства над политической системой общества, умелое использование военной силы и карающей мощи государства — вот единственное, что в тех условиях могло остановить процесс «восстания масс» (рождения массового общества). И Салазару удалось приостановить наступление «масс».

Результатом его социально-экономических и политических преобразований явилось установление в Португалии авторитарного режима, его политического детища, вошедшего в историю под названием «Новое государство».

 

 

«Новое государство» и корпорации

 

«Новое государство» («Estado Novo») было создано Салазаром для осуществления тех целей и задач, которые профессор стремился достичь и решить для своей страны. К таковым относились: «…национальное единство; понимание важности семьи как ячейки всего общества, крепкая власть и уверенные в себе лидеры, приоритет духовных ценностей, должное уважение к каждому индивидууму, право на работу для каждого, обязательное стремление к нравственному совершенству, осознание сущности религиозной веры». «Мы, — говорил Салазар, — против всех форм интернационализма, коммунизма, социализма, синдикализма и всего того, что может раздробить, ослабить или разбить семью». «Мы… полны решимости создать корпоративное государство… и превыше всего хотим, чтобы наша система управления была национальной, чисто португальской…»

Иными словами, целью политических преобразований Салазара являлось воссоздание традиционных устоев жизнедеятельности португальского общества, «реанимация» традиционной корпоративной системы, проведение социально-экономических реформ, модернизация португальской экономики.

Важным политическим шагом на пути к осуществлению этих целей и установлению в Португалии корпоративной системы явилось создание в 1930 году «всенародного объединения», политической ассоциации, фактической опоры салазаровских реформ  — «Национального союза».

«Национальный союз», по замыслу Салазара, не являлся политической партией. Профессор был противником существования какой-либо партийной системы, поскольку видел ее паразитическую суть: любая партия отображает интересы лишь части общества, а гораздо чаще — лишь группы лиц, оказавшихся волей судеб во главе этих партий (партийных олигархов). Поэтому неудивительно, что вскоре (31 июля 1930 года) все они были запрещены, а органы печати политических партий  закрыты. Секретариат компартии был арестован, а лидеры социалистической партии вскоре объявили о самороспуске партии. «Национальный союз» стал единственной легальной политической организацией Португалии.

Впрочем, запрету подлежали не только оппозиционные партии (самые крупные из них — республиканская, социалистическая, коммунистическая и др.), но также ряд союзников Салазара, например интегралистская партия, возглавляемая лидером португальских нацистов Рулао Прето. Члены интегралистской партии были вынуждены вступить в «Национальный союз», а вскоре их лидер Рулао Прето был арестован, а затем иммигрировал из страны. Пример показательный: Салазар, как лидер консервативного крыла португальского фашистского движения, в одинаковой степени негативно относился не только к либеральной демократии и коммунизму, но и к нацизму. (Подробнее о взаимоотношениях между консерваторами и нацистами внутри фашистских движений, а также о существующей путанице и подмене понятий «фашизм» и «нацизм» см. статью С.О. Елишева «Фашизм как явление мировой истории».)

«Национальный союз», пожизненным лидером которого был провозглашен Салазар, оказал ему большую помощь в осуществлении выбранного им курса. Союз был полностью подконтролен диктатору: все 9 членов исполнительной комиссии, высшего органа союза, назначались на должность ее председателем — Салазаром; руководители местных ячеек организации назначались им же.

В 1932 году группой ученых-юристов Коимбрского университета под руководством Салазара создается проект конституции «Нового государства». В 1933 году после проведения плебисцита проект конституции был утвержден и 19 марта 1933 года обнародован в качестве основного закона Португалии. Помимо этого, был принят целый пакет хартий и законов, дополняющих конституцию.

Согласно основным положениям конституции 1933 года, Португалия вместе со своими колониальными владениями провозглашалась «унитарной корпоративной республикой», в которой существовал режим национальной демократии, приобретший форму авторитарной диктатуры.

В основе идеологической концепции Салазара находилось понятие «нация». Обретение стабильного мира и достижение согласия внутри португальского общества — наипервейшие задачи «Нового государства». Гармония и обретение равновесия между различными социальными слоями, профессиями, родом занятий, соотношением труда и капитала достигались за счет создания в Португалии устойчивой корпоративной системы.

Установление корпоративной сис­темы как одно из основных программных положений фашистских движений осуществлялось при активной поддержке государства путем слияния профсоюзов, общественных объединений, а также органов местного само­управления.

Запретив существование профсоюзов на классовой основе, Салазар стремился снизить социальную напряженность в обществе и антагонизм классов, направляя энергию и силу людей не на разрушение, а на созидание мира и процветания в государстве. Достигалось это за счет примирения, объединения в рамках корпоративной системы государства как работодателей, так и рабочих.

В каждой отрасли хозяйственной и культурной деятельности общества допускалось и организовывалось одно «профессиональное объединение», низовое звено корпоративной системы. В состав профессиональных объединений входили организованные объединения различных социальных слоев общества: предпринимателей и коммерсантов, организованных в гильдии; рабочих и служащих, организованных в национальные синдикаты; адвокатов, врачей и инженеров, организованных в ордена; крестьян, организованных в «народные дома». Группы объединений рабочих и работодателей одной и той же отрасли образовывали союзы, вторую ступень корпоративной системы. Союзы в свою очередь образовывали корпорацию — высшую ступень корпоративной системы.

Корпорации находились под полным контролем правительства. Принятая 9 марта 1938 года в дополнение к конституции «Хартия труда» не только декларировала право на труд, ежегодный оплачиваемый отпуск, но и обязывала предприятия и организации в лице работодателей информировать рабочих и служащих о ходе и темпах производства. Порядок оплаты, условия труда, продолжительность рабочего дня, условия социального страхования и обеспечения устанавливались в каждой отрасли хозяйственной и культурной сфер деятельности отдельно, в порядке заключения корпоративными объединениями «коллективных договоров», требующих одобрения правительства и установления государственного контроля за их соблюдением. Все забастовки и локауты были законодательно запрещены.

В рамках создания корпоративной системы активно создавалась и система местного самоуправления. Низовой ступенью системы местного самоуправления являлся церковный приход. Главы семейств, входящих в церковный приход, выбирали членов приходского совета. Члены приходских советов выбирали членов муниципальных палат — второй степени системы местного самоуправления. Члены муниципальных палат выбирали членов окружных представительств — высшей, третьей ступени системы местного самоуправления.

Представители органов местного самоуправления наряду с представителями корпораций принимали активное участие в работе и заседаниях корпоративной палаты, одной из двух палат португальского парламента.

Действия правительства в области корпоративных преобразований не только способствовали снятию социальной напряженности в обществе, но и напрямую, за счет большой концентрации производства и капитала, способствовали модернизации и развитию экономики страны.

 

 

Диктатура и общество

 

Идеологическая концепция «Нового государства», как было отмечено  выше, предусматривала установление в Португалии аппарата личной диктатуры Салазара. С точки зрения политической необходимости это была вынужденная мера в целях противодействия установлению в Португалии «массового общества», а также определенный этап на пути к установлению в Португалии режима национальной демократии.

Понимая и осознавая сущность и временность диктаторской власти, Салазар, будучи глубоко нравственным и порядочным человеком, воспринимал себя лишь в качестве временного главы, управляющего Португалией. Он был морально готов по достижении поставленных перед «Новым государством» целей покинуть свой пост, возвратиться и целиком сосредоточиться на преподавательской деятельности в родном университете. На протяжении всего периода своего правления он ежегодно писал прошение на имя ректора Коимбрского университета с просьбой о продлении своего академического отпуска еще на один год, в связи с исполнением им обязанностей министра, а затем и премьер-министра Португалии. Ректор, соответственно, ежегодно удовлетворял его просьбу, сохраняя закрепленную за профессором Салазаром его университетскую квартиру, куда он, впрочем, так уже и не вернулся.

Запретив деятельность оппозиционных партий и профсоюзов, Салазар создает «полицию защиты и безопасности государства» (ПИДЕ). ПИДЕ долгое время являлась эффективным орудием и опорой салазаровского режима. Салазар лично осуществлял контроль за ее деятельностью и руководителями, стремясь не допустить каких-либо злоупотреблений с ее стороны. В салазаровской Португалии была отменена смертная казнь, а полицией не практиковались физические пытки. В ПИДЕ практиковался лишь один, но эффективный способ давления на подследственных: проведение следственных действий и мероприятий было организовано так, что подследственный полностью лишался сна. Подобного обращения выдерживали не все…

Салазар умело и эффективно использовал военную силу и карающую мощь государства для наведения порядка в стране. В 1930–1931 годах были подавлены восстания колониальных войск в Анголе и на острове Мадейра. В 1934 году армия и полиция умело подавили начавшиеся было волнения и выступления среди рабочих. В 1936 году было подавлено восстание частей военно-морского флота на Лиссабонском рейде. В 1936 году Салазар лично возглавил МВД, МО и МИД. Для содержания политических заключенных — противников режима на острове Таррафал, одном из островов Зеленого мыса был создан концентрационный лагерь, прозванный впоследствии лагерем смерти.

Все эти меры в условиях непрекращающейся волны насилия и кровавой вакханалии, захлестнувшей Европу и Португалию, носили вынужденный характер. Салазар, отвечая на вопрос журналиста Ферро о жестокостях своего режима при обращении с политическими противниками, отметил, что все они «всегда или почти всегда террористы и экстремисты; те, кто делал бомбы, и те, кто прятал оружие». «Неужели, — вопрошал он, — спасение жизни беззащитных людей и маленьких детей не оправдали несколько грубого обращения с дюжиной матерых преступников?» Тем не менее, несмотря на эти обстоятельства, мифы об исключительных изуверствах и жестокости методов, применяемых салазаристами по отношению к своим противникам, распространены и в наше время.

Для обретения политической стабильности в государстве Салазар законодательно закрепляет в конституции 1933 года систему цензовых ограничений как необходимого атрибута возникновения и существования гражданского общества. К системе цензовых ограничений в салазаровской Португалии относились возрастной, образовательный, имущественный цензы, ценз оседлости и «антибраганцский» ценз.

Пассивным избирательным правом, то есть правом избирать, пользовались как мужчины, так и женщины. Мужчины — достигшие 21 года, умеющие читать и писать, а из тех, кто не умел читать и писать, лишь те, которые платили прямые налоги. Женщины — достигшие 21 года, но лишь те, кто имел дипломы о наличии у них среднего или высшего образования. Президентом республики мог стать гражданин Португалии, являющийся таковым со дня своего рождения, достигший 35 лет; на пост президента республики не могли быть избраны члены и родственники (до 6-й степени родства) браганцской королевской династии.

Указанные положения конституции позволяли отсекать от участия в политической жизни страны значительную часть населения: в выборах и плебисцитах, которые проводило салазаровское правительство, участвовало около 10% населения страны. Однако для существования в Португалии гражданского общества это было как раз необходимое число граждан.

При проведении и осуществлении своего политического курса Салазар тесно и активно сотрудничал с католической церковью, в лице которой  нашел верного союзника своим начинаниям. Несмотря на то что, согласно статье 46-й конституции 1933 года, церковь была отделена от государства, она пользовалась поддержкой государства, оказывая непосредственное влияние на внутреннюю жизнь страны. В свою очередь духовенство оказывало необходимое воздействие на свою паству, с тем чтобы обеспечить поддержку проведению салазаровских реформ. 7 мая 1940 года Салазар заключил конкордат с Ватиканом, согласно которому католическая церковь в лице португальского епископата получила большие привилегии. 

 

 

Государственный строй

 

Салазаровские преобразования коснулись и государственного аппарата. Государственный строй салазаровской Португалии, хотя вся полнота власти была в руках Салазара, формально приобрел форму президентской республики.

Высшим должностным лицом республики, главой государства и ее символом, согласно конституции 1933 года, провозглашался президент, избираемый прямым голосованием граждан на семилетний срок. С 1928 года, переизбираясь в 1935, 1942, 1949 годах, вплоть до своей смерти в 1951 году этот пост занимал генерал Кармона. Парламент не мог отстранить президента от власти; президент был ответственен только непосредственно перед народом.

Президент имел право созывать парламент на экстренные сессии, а также обладал правом его роспуска. В компетенцию президента входило право назначить или уволить председателя Совета министров, а также утверждать, по представлениям премьера, кандидатуры других министров. Члены правительства во главе с премьером были ответственны только перед президентом. Акты президента должны были скреп­ляться подписью председателя Совета министров и должного министра. Президент являлся председателем Совета национальной обороны, осуществлявшего общее руководство вооруженными силами в мирное время, а также председателем Высшего совета национальной обороны, осуществлявшего руководство вооруженными силами в военное время.

При президенте существовал совещательный орган — Государственный совет, в который входили председатель Совета министров, Председатель Национального собрания, Председатель Корпоративной палаты, Председатель Верховного суда, генеральный прокурор и пять членов Совета, назначенных президентом пожизненно.

Законодательную власть в «Новом государстве» представляли и осуществляли кортесы, состоявшие из двух палат: Национального собрания и Корпоративной палаты. Корпоративная палата представляла собой сугубо консультативный и совещательный орган, в компетенцию которого входило обсуждение законопроектов, а также международных договоров и соглашений перед передачей их в Национальное собрание. Заседания Корпоративной палаты, в которой заседали 97 человек, проводились непублично, посекционно, по ряду направлений: экономическим, социальным, духовным и интеллектуальным.

В компетенцию Национального собрания, заседавшего в течение трех месяцев в году, входили принятие и разработка законов, ратификация международных договоров, решение вопросов, связанных с установлением государственных границ, объявление или отмена осадного положения в стране. Депутаты Национального собрания в количестве 90 человек избирались прямым голосованием сроком на четыре года.

Президент республики обладал правом вета на неугодный ему законопроект. Не опубликованный в течение пятнадцати дней после его принятия Национальным собранием законопроект возвращался для доработки в парламент на повторное обсуждение. Преодолеть вето президента, обязав его опубликовать закон, можно было лишь в том случае, если возвращенный на новое обсуждение законопроект соберет две трети голосов членов Национального собрания.

Конституция 1933 года предусматривала и то, что в случае государственной необходимости президент и правительство также обладали правом издать декрет, имеющий силу закона, как в перерывах между сессиями, так и во время сессий парламента. Впоследствии указанный декрет, однако, должен был поступать на утверждение Национальному собранию.

Особое внимание при проведении государственных преобразований было уделено и колониальному вопросу. Сохранение национальной целостности страны, развитие и процветание ее колониальных владений вкупе с приобщением местного населения к благам и культуре португальской цивилизации являлись основными целями колониальной политики Салазара. Основным законодательным актом, регулирующим взаимоотношения между метрополией и колониями в этом вопросе, являлся «Колониальный акт» от 8 июля 1930 года.

В соответствии с «Колониальным актом», вопросами, связанными с управлением колониями, заведует министерство колоний. Министерство колоний утверждает бюджет колонии. Возглавляет колонию генерал-губернатор или губернатор, назначаемый на эту должность министром колоний (в 1930 году эту должность занял Салазар). Министерство осуществляет жесткий контроль действий губернаторов колоний. Каждые три года министерство организует конференцию губернаторов колоний, а раз в пять лет проводятся конференции по экономическим вопросам, связанным с управлением колониями.

При губернаторе колонии создаются советы, исполняющие чисто совещательные функции, куда входят губернаторы провинций, административные инспекторы, лица, назначаемые губернаторами, а также и избираемые на эти должности. Помимо губернаторов, административный ап­парат колоний включает в себя административных инспекторов, окружных интендантов, начальников поста, а также старост из местного населения.

 

 

Внешняя политика

 

В области внешней политики Салазар, так же как и во внутренней, держался умеренных консервативных взглядов. Его целью было не только сохранить за Португалией ее колониальные владения, но и добиться независимого внешнеполитического курса, поэтапного освобождения своей страны из финансовой кабалы, в которой та пребывала до его прихода к власти. Напомним, иностранный капитал, прежде всего английский, имел в Португалии сильные позиции.

Исходя из поставленных перед собой целей, Салазар, с 1936 по 1947 год возглавлявший МИД Португалии, сохраняя теплые и дружеские отношения с Англией, активно сотрудничал с гитлеровской Германией, хотя не питал каких-либо личных симпатий к Гитлеру. Причиной активного сотрудничества Салазара с Гитлером была острая заинтересованность португальской экономики в расширении и установлении устойчивых связей с Германией. Импорт германских товаров в 1938 году составил 16,8% против 12,5% в 1935 году, в то время как доля участия Англии понизилась с 25,8% в 1935 году до 17% в 1938-м.

В 1936 году, с началом гражданской войны в Испании, Салазар оказывает активную помощь и поддержку генералу Франко, поставляя последнему оружие и добровольцев. По имеющимся данным, на стороне Франко в разное время сражалось до тридцати тысяч португальских добровольцев («вириатов»), что составляло половину численности португальской армии к началу Второй мировой войны. Между режимами Франко, после его прихода к власти, и Салазаром установились теплые, дружеские отношения.

С началом Второй мировой войны Португалия заняла жесткую позицию нейтралитета, о чем было заявлено Салазаром в сентябре 1939 года. Более того, он сумел уговорить Франко отказаться от участия Испании в развязавшейся войне. В то же время Салазар, сохраняя нейтралитет, не забывал о тех выгодах, которые может получить страна, сотрудничая с противоборствующими сторонами. Португалия активно поставляла стратегические материалы и продовольствие вою­ющим сторонам, накапливая за счет этого большие валютные резервы.

Правительство Салазара осуществляло активное сотрудничество с правительствами Германии и Италии в области поставки стратегического сырья, прежде всего вольфрама. В 1942 году экспорт в Германию вырос в 8,5 раз по сравнению с 1935 годом, в 1943 году в 6,9 раза. До начала Второй мировой войны Португалия, на протяжении многих десятков лет бывшая постоянным должником Англии, в 1940 году становится ее кредитором. За четыре года войны Англия задолжала Португалии около 18 млн фунтов стерлингов, фактически общую сумму инвестиций Англии в экономику Португалии. В 1944 году Салазар возобновил соглашение с Южно-Африканским Союзом о поставке туда негритянских рабочих из Мозамбика.

За время войны Португалия, согласно официальным данным, заработала на внешней торговле около 17 млн фунтов стерлингов, сделав активным свой торговый баланс. Внутри страны активно модернизировались средства сообщения, расширялся торговый флот, развивались орошаемое земледелие, гидроэнергетика и промышленность.

Осознав неизбежность поражения гитлеровской Германии, Салазар в октябре 1943 года предоставляет англичанам и американцам право использовать в качестве военной базы Азорские острова. В июне 1944 года под давлением союзных держав Салазар вынужден издать распоряжение о прекращении экспорта вольфрама в Германию, хотя экспорт не прекращался вплоть до окончания войны. Во время войны десятки, сотни тысяч евреев из различных европейских стран смогли спастись от гитлеровского геноцида, воспользовавшись португальскими визами, эмигрируя из охваченной войной Европы.

Поддержанию и нормализации отношений со странами победившей коалиции весьма способствовал тот факт, что еще в самом начале войны Япония оккупировала португальскую колонию Аомынь (Макао) в Китае, поставив Португалию в ряд жертв агрессии стран «оси». К тому же Салазар мудро запретил проведение в стране какой-либо антисоветской пропаганды, высоко отзываясь о мужестве и стойкости русского народа во Второй мировой войне. В то же время Салазар сохранял последовательность и независимость своего внешнеполитического курса, объявив в мае 1945 года траур в связи с кончиной Гитлера.

После окончания Второй мировой войны Португалия подверглась настойчивому давлению со стороны держав-«победителей». В 1946 году Совет безопасности ООН отклоняет просьбу правительства Салазара о принятии Португалии в Организацию Объединенных Наций. Португалия стала членом ООН лишь в 1955 году. Салазар проводит твердый внешнеполитический курс на сближение с Англией, сумевшей сохранить свои позиции в экономике Португалии и США. Играя на противоречиях между этими странами и делая ставку на активное политическое партнерство с США, Салазар 2 февраля 1948 года предоставляет правительству США авиабазу на Азорских островах, откуда последние вытесняют англичан. В сентябре 1948 года Португалия присоединяется к плану Маршалла, а в 1949 году становится членом НАТО.

 

 

«Либерализация»

 

Поражение во Второй мировой вой­не блока стран «оси» в значительной степени способствовало обострению социальной напряженности и установлению нестабильной обстановки в португальском обществе. С окончанием войны ухудшилось экономическое положение Португалии, что напрямую было связано с уменьшением спроса на поставки из Португалии минерального сырья. Было закрыто значительное количество шахт и рудников, снижался и падал курс национальной валюты.

Под давлением союзных держав португальское правительство в сентяб­ре 1945 года вынуждено было пойти на определенное смягчение, «либерализацию» режима. Были организованы и проведены парламентские выборы, в которых впервые за годы диктатуры приняли участие оппозиционные кандидаты; объявлена амнистия; на период выборов в парламент ослаблена цензура; произведена реформа политической полиции. В сентябре 1945 года создается первый предвыборный оппозиционный блок — «Движение демократического единства», в который вошли представители различных сил: коммунисты, социалисты, республиканцы, масоны и многие другие.

Наметившийся в области внутренней политики курс либерализации приводит к значительному росту проф­союзного и демократического движения, усилению влияния оппозиции. По стране прокатывается волна забастовок и мног







Сообщение (*):

Комментарии 1 - 0 из 0