Отрывок из романа «Письма из Парижа во Владивосток: Как я украла миллионера»

Свети (Светлана Гийо) родилась в Андреаполе. Дочь полковника. В детстве много путешествовала. После окончания медицинского института долгое время работала врачом в военно-морском госпитале во Владивостоке, затем в Риге. После второго замужества, в 2006 году, обосновалась в Париже.
В 2010 году успешно опубликовала на французском языке свой первый роман из трилогии «Письма из Парижа во Владивосток: Как я украла миллионера».
В 2011-м в Париже вышел второй том — «Нежный дождь».

Первый русско-французский «марьяж»1.

* * *

Нет ничего прекраснее любви, которая выдержала все шторма жизни. Однако счастье не бабочка, оно само не прилетит.

«Чудеса нужно делать своими руками», — советовал нам А.Грин. Нужно жить сейчас! Одно реальное сегодня стоит больше, чем два волшебных завтра... И наверное, поэтому в мире от года к году растет число смешанных браков. Русские красавицы (русские мужчины, увы, не котируются за рубежом как партнеры для длительных отношений), уставшие от постоянных проблем, неустроенного быта, мечтают выйти замуж за богатого иностранца. Жизнь в России многим русским женщинам представляется мертвой, бессмысленной и жестокой. Их душа стремится вырваться в иной мир, возвышенный, прекрасный и исполненный смысла.

Надо отметить, что и во Франции, например, среди виноделов, производителей шампанского и французских коньяков, также наблюдается тенденция свадеб с русскими «топ-моделями». Как справедливо анализирует сложившуюся картину мой муж Кристиан: «Все свободное время отдавая любимой работе, им нелегко найти француженку, которая согласилась бы жить в деревне или маленьком городке и подчиняться веками сложившемуся спокойному, очень семейному укладу жизни, монотонному и патриархальному, без ночных развлечений и бурных столичных приключений».

Я не один год живу во Франции и с уверенностью могу сказать, что такая необычайная популярность межнациональных браков объясняется прежде всего тем, что при выборе невесты богатые французы, как правило, ищут здоровую женщину, продолжательницу рода, династии. И в этом наши русские невесты не имеют себе равных среди представительниц слабого пола других национальностей.

Воспитанны. Красивы. Умны. Часто с великолепным образованием, о котором только может мечтать француженка. Они легки в быту, домовиты, послушны. Французов восхищают их смекалка и неприхотливость. А знаменитое русское «авось» милые французские мужчины хронически идентифицируют с загадочной русской душой, а наше лирическое понимание жизни: «наполните жизнь радостью, укутайтесь нежностью, согрейтесь любовью, счастьем оденьтесь...» — воспринимается ими как какое-то волшебство.

Французы и русские, мы настолько разные, что это, как ни странно звучит, и притягивает нас друг к другу.

Французы любят русских женщин. Почему?

Русские женщины дружелюбны и доверчивы, романтичны, часто способны идеализировать своего партнера. От последнего, оттого, что русские жены их приравнивают чуть ли не к статусу богов, французы просто теряют голову.

Однако, как и у любой монеты, в смешанном браке есть две стороны счастья. Удача и неудача. Часто в эмиграции прекрасные мечты русских женщин вдребезги разбиваются, принося лишь горькое разочарование и боль. Когда же начинает складываться их новый эмигрантский быт, они, естественно, вновь сталкиваются уже с реальным миром нудных бытовых фактов, теперь уже заграничных. Русская душа любит чудеса и все, что к ним относится: предчувствия, знамения, сновидения. Я никогда не встречала француженку, которая бы с упоением рассказывала свои вещие сны, какими бы они удивительными ни были, и утверждала бы, что в них верит. И в этом мире, приукрашенном мечтами и идеалами, нам, русским, часто не хватает практичности, дальновидности. Ощущение, что жизнь стала мертвой и пустой, но теперь в эмиграции это присуще многим. При таких обстоятельствах порой кажется, что не мы сами, а кто-то другой распоряжается нашими жизнями, и мы лишь несемся в потоке событий, не зная куда и с какой целью. Эмиграция — это всегда несчастье.

Однако гораздо интереснее, что думают о смешанных браках сами французские мужчины. И надо отметить, что их мнение очень жестоко. Для французов удобно жить с иностранкой. Если русская жена не понравится, ее попросту можно выгнать из дома. Закон во Франции защищает только француженок! Часто наши милые и наивные дамы даже не догадываются, что может их ждать на чужбине. Во Франции нет закона (как в Америке, например), обязывающего мужа перед свадьбой декларировать, что он имеет или имел проблемы с полицией, лечился в психиатрической больнице и т. д. Это навсегда остается мистической «la vie privée» (личной тайной жизни каждого гражданина Франции). Нередко наши русские девушки попадают в ситуации, где их жизни угрожает опасность. Они подвергаются издевательствам со стороны супруга, побоям. Фальшивый французский налет, призванный скрасить безысходную монотонность жизни, может быть попросту страшен.

Одна. В незнакомой стране. Без привычных с детства друзей. Не таких новых, французских, а тех, родных, своих, которые не подведут и всегда придут на помощь. Друзей, которые, если будет нужно, постучатся и откроют твою дверь, когда все новые, французские, из нее выходят...

Французам присуще чувство чрезмерного превосходства. Они любят создавать из себя идеализированные ложные персонажи, но, возможно, отчасти именно поэтому регистрируется такое множество франко-русских браков. Ведь всем известно, что русские дамы, эстетически нудного быта не воспринимающие, способны поправлять его своей фантазией. Часто они просто отказываются принять действительность, спасаясь от смертной скуки повседневности в мире вымыслов и иллюзий.

Так или иначе, но французам нравятся люди с воображением. В них самих много детского шарма. Для них мир еще сохранил смысл и значение, в нем есть место для чудес и тайн.

Если русских женщин привлекают страстность, экспансивность, обаяние французов, последних манят наши независимость, свободолюбие и все та же загадочная для них русская душа. С приходом зрелости, денег французское детское ощущение чуда почти неизбежно теряется. Тогда для них остается единственное прибежище: идеализированный образ самого себя, поза, за которой можно укрыться от реального мира.

Жизнь с француженками ими воспринимается часто в отчаянных красках: фальшивые и хищные формы французской любви только усугубляют пустоту и боль существования, в сущности, милых французских мужчин. Вот почему им так необходима иррациональная, искренняя русская душа. Они нуждаются в ней как в спасении от ужасов жизни. Любовь русских женщин нежна, самозабвенна и инстинктивна. Любовь же француженок — это, как правило, эгоистическая борьба за власть над человеком, и она, что неизбежно, причиняет мужчинам боль и страдания.

На сайтах знакомств чуть ли не в каждом объявлении мужчин можно прочитать одни и те же фразы: «Хотел бы вновь обрести любовь, найти родственную душу, создать прекрасную совместную сказку. Дамы, я готов отдать вам свое сердце...»

О! Как они романтичны, эти французские мужчины! Какой же здесь может быть расчет?! Империя чувств! Океан страстей! Крупные и мелкие разногласия гасятся чувствами. И дай бог мудрости таким союзам. Найти своего принца важно, но не менее важно сделать его до умопомрачения счастливым. Что нужно для счастья французскому мужчине? Знать и чувствовать, что им восхищаются!

Проверено. Могу смело утверждать, что «волшебные» слова смирение и нежность всегда остаются сокровищем души русской женщины. И еще... благодарность и доброжелательность. Я уверена, без этих качеств крепкий союз невозможен. Нужно любить своего мужа так, чтобы вы могли завидовать сами себе!

«Je t’aime plus qu’hier et moins que demain»2, — гласит одна из красивейших поэтических французских фраз.

А если любовь нам причиняет боль? Значит, мы любим неправильно.

На чужбине внутренние мучения усугубляются тем, что нужно выучить язык, привыкнуть к новым порядкам, законам и укладу жизни в эмиграции. Конечно, любовь способна творить чудеса, и каждая женщина имеет право жить и чувствовать себя счастливой. Главное, вовремя это понять.

Я знаю, как это бывает нелегко. Как порой бывает страшно: стоит лишь возникнуть мелким разногласиям и проблемам в смешанном браке, как дают знать о себе различия культуры, воспитания, морали, национальные особенности, обычаи — все то, что называется национальным характером и стилем поведения. Известно, что русский человек может обрести свое счастье в самой неподходящей для него стране и быть глубоко несчастлив в России. В жизни большую роль определяет индивидуальная совместимость супругов, а национальный характер сглаживает или усугубляет возникшие личные и семейные проблемы. Моего мужа Кристиана часто забавляет моя наивность, когда я ему говорю: «Для меня неважно, где жить, важно с кем, потому что самое теплое место на земле — это семья, а моя семья — это ты». Я себя хорошо чувствую и в Москве, и во Владивостоке, и в Петербурге, и в Риге, и в Венеции, если человек, которого я люблю, рядом.

Это правда. Здесь, в Париже, мне так не хватает моего милого, всегда такого дружественного и доброжелательного Олега, моего бывшего мужа, и его добрых слов, которые он мне повторял непрерывно, о том, какая я красивая и как он меня любит. В той, моей прошлой жизни он, Олег, получал маленькую зарплату и не способен был прокормить семью. Но все его мизерные заработки были для меня. И за это я ему благодарна. Я люблю подшучивать над моими двумя замужествами: «Я вышла замуж второй раз... и опять удачно».

Здесь же, во Франции, нужно смириться с тем, что лидерство захватит ваш партнер и учинит вам самый настоящий домострой. Милая Восик, ты могла бы с этим смириться? Мне было очень сложно! До того как я отстояла свои права жены и свою материальную независимость, мой миллионер был способен биться час в настоящей истерике, если я у него просила двадцать евро. И сейчас, по прошествии шести лет совместной жизни, он мне не говорит по пять раз на день, как он меня любит. Кристиан мне это демонстрирует на деле: покупает дома, красивые машины, организует путешествия вокруг света... А самое главное, он делает меня счастливой. И знаешь, Восик, мы счастливы оба, потому что мы не тратим драгоценное время на выяснение отношений, мы тратим его на любовь. И нет ничего прекраснее этой любви, этих истинных чувств, которые выдержали все бури жизни. Моя бабушка любила мне повторять одну народную мудрость: любит не тот, кто без устали говорит об этом, а тот, кто молча делает тебя счастливой. И еще я в этом уверена: люди, которые видят друг друга во сне, должны просыпаться рядом.

А сейчас, милая Восик, пришло время поведать тебе об одной удивительной и романтичной любви, что пережила не годы, но тысячелетие!

Межнациональный брак не был редкостью со времен Ярослава Мудрого. Его младшая дочь, Анна Ярославна, стала королевой Франции. На Руси, так же как и в Европе, брачные союзы составляли важную часть внешней политики. Именно этим во многом определялись международные и экономические отношения между государствами средневековой Европы. Вынашивая царское дитя, женщина воссоединяла две родительские крови, две родословные, две монаршеские династии, тем самым предопределяя характер будущей власти и страны в целом. Уже в средние века женщина-мать, женщина-супруга была основой и гарантом миропорядка.

* * *

В начале XI века во Франции на смену династии Каролингов приходит и утверждается династия Капетингов (по имени первого короля династии — Гуго Капета). Через несколько десятилетий королем становится будущий муж Анны Ярославны, Генрих I (сын короля Роберта II Благочестивого, 996–1031 годы). Свекор Анны Ярославны был грубым, малообразованным, любвеобильным и очень набожным. Вступление на престол Генриха I Капетинга не обошлось без дворцовой интриги. Его отец был женат дважды. С первой женой, Бертой, матерью Генриха I, Роберт II Благочестивый развелся. Мачеха, Констанца, оказалась хитрой и злобной женщиной. Она потребовала от мужа короновать в качестве соправителя престола не Генриха, а их юного сына Гуго II. Но последний, не выдержав деспотического воспитания при дворе, бежал из дворца и стал предводителем разбойников на дорогах. Он умер в возрасте 18 лет. Таким образом, единственным соправителем отца стал Генрих I. После смерти отца он короновался в Реймсе. Констанца возненавидела пасынка. Она тщетно пыталась низложить юного и энергичного короля.

Царствование Генриха I совпадает с экономическим подъемом во Франции. Король возрождает ранее процветавшие города: Бордо, Тулузу, Лион, Марсель, Руан. Генрих I воссоединяет земли франков, ведя экспансию на восток. Он обменивается посольствами с Англией, Византийской империей и Древнерусским государством. Но Генрих не имеет детей в первом браке, и, когда он овдовел, во что бы то ни стало решает укрепить свой род наследником, крепким и здоровым. Для этого нужно было сделать мудрый выбор. Его предки (из династии Капетов) уже были в кровном родстве со всеми соседними монархами Европы, и из-за смешивания кровей и боязни наследственных болезней Церковь запрещала совершать браки между родственниками до седьмого колена. Тогда Генриху пришла в голову счастливая мысль обратиться в поисках невесты к далекому русскому властителю, который уже выдал одну из дочерей за норвежского короля, а другую за венгерского. До него уже дошли слухи о плодовитости русских принцесс. Так судьба предназначила младшую дочь Ярослава Мудрого, русскую княжну Анну Ярославну, продолжить королевскую власть Капетингов. Кроме того, Генриху было приятно узнать, что у русского короля лари набиты золотом. Это обстоятельство еще более усилило его влечение к далекой русской красавице.

В апреле 1049 года, в разгар буйствования весны, пышное французское посольство Генриха I с дорогими дарами: боевыми мечами, заморскими тканями, серебряной посудой, украшенной драгоценными каменьями, — отправилось в Киев. Посольство покинуло Париж на рассвете, когда над Сеной еще стоял плотный туман, а в воздухе чувствовалась ночная сырость. Но как только под подковами прогремел настил крепостного моста, парижское зловоние сменилось свежестью весеннего утра. Пробуждались и весело щебетали птицы...

Возглавлял французское посольство шалонский епископ Роже. Человек незаурядного ума, знатного графского рода, но младший сын в семье, вынужденный выбрать сутану. Отличаясь умом практического склада, сей светильник церкви, будучи аббатом одного из самых бедных французских монастырей, добился для него многих королевских щедрот. Ему удалось выпросить у короля для монастыря несколько селений, пашни, мельницу, пчельник и обширные виноградники. Ему даже удалось завести монастырскую меняльную лавку и ссужать под верные заклады деньги в рост, ибо это служило к вящей пользе святой церкви. Роже верно служил Франции как дипломат. Король Генрих неоднократно посылал его с ответственными поручениями в Нормандию и даже к германскому императору. Когда же после смерти королевы Генрих стал вновь помышлять о женитьбе, он не мог найти лучшего посредника, чем шалонский епископ Роже.

Кроме него в посольстве был епископ города Мо ученый-богослов Готье Савейер, который вскоре во Франции станет учителем и духовным наставником королевы Анны de Kiev. Ему также вменялась в обязанности некая секретная миссия, а именно вести с великим князем переговоры о приобретении мощей святого Климента. Он был человеком совершенно другого склада, чем епископ шалонский. Малопригодный для хозяйственных дел, он слыл ученым мужем, однако ходили легенды о его склонностях к чревоугодию, к чаше золотого вина и греховным удовольствиям: чтению латинских поэтов и допросам под пытками полунагих ведьм.

Защищать же посольство от разбойных нападений на глухих франкских дорогах должен был сеньор Гослен де Шони. Он был рыцарем до мозга костей и предводителем отряда бесстрашных воинов.

Епископы совершали путешествие на мулах, что более приличествовало лицам духовного звания, а сопровождающие послов рыцари — на жеребцах, считая недостойным для себя садиться на кобылиц. Французское посольство состояло из многочисленных повозок с провиантом и бесчисленными дарами великому князю.

* * *

Согласие родителей на брак княжны Анны с французским королем было получено, и 4 августа 1049 года Анна Ярославна отправилась во Францию.

Прибытие Анны Ярославны во Францию было пышным. Генрих I галантно прибыл в Реймс встречать красавицу невесту. Королю было уже далеко за 40. Он был тучный, хмурый и немногословный. Но, увидев Анну, счастливо улыбнулся. Он нашел ее ослепительной. А нежность Анны напомнила ему розу, что он видел однажды в своем саду. Сердце у него забилось так сильно, что он слышал его удары в ушах, как грохот молота о наковальню. И вдруг Анна увидела, что король смотрит на нее такими глазами... Ей стало страшно и сладко, она почувствовала, что ею любуются. На глазах ее появились слезы. Но она совладала с чувствами. Что же она делает? Разве она не дочь могущественного князя? Она гордо подняла глаза и с невольной улыбкой восхищения посмотрела на будущего мужа. Генрих взял маленькую теплую руку Ярославны в свои. Она повела плечом. И снова ее охватила сладкая грусть хрупкого счастья... Им вдруг так захотелось, чтобы эта волна нежности, охватившая их обоих, поднималась все выше и выше и чтобы так продолжалось бесконечно.

К чести же русской княжны надо сказать, что она была не только красива, но и образованна. Свободно владела греческим и знала латынь. Была умна и начитанна. Анна привезла с собой целую библиотеку — ларь наполненный книгами в переплетах из кожи и из алого или синего, как васильки, сукна. В средние века каждая из таких книг, иногда украшенная разноцветными камнями, осыпанная жемчужинами, с серебряными коваными застежками, порой представляла собой целое сокровище.

На брачном договоре русская княжна уверенно написала: Анна Ръина, ее же супруг вместо подписи поставил крестик. Как и всех французских королей, коронование княжны Анны состоялось в Реймсском соборе. Анна проявила настойчивость и, отказавшись присягать на латинской Библии, принесла клятву верности династии Капетингов на роскошном, украшенном золотом и драгоценными камнями славянском Евангелии, которое привезла с собой из Киева. Все последующие короли Франции при их короновании и венчании, как на таинственной рукописи, будут присягать в Реймсском соборе на этом русском Евангелии. Легенда гласит, что церковный текст на старославянском ими воспринимался как что-то мистическое. Сегодня это церковное сокровище хранится в музее.

Много позже под влиянием обстоятельств Анна Ярославна примет католичество, и в этом дочь Ярослава проявит мудрость — и как французская королева, и как мать будущего короля Франции, наследника династии Капетингов Филиппа I.

И вот наконец после долгого странствия, с золотой французской короной на голове, будущая королева Франции Анна Ярославна въезжает в Париж. Интересно отметить, что после роскошного и величественного Киева Париж ей показался серым. В письме к отцу она будет сетовать, что Париж предстал ее оку маленьким, провинциальным, хмурым и некрасивым. Она писала отцу, что попала в большую деревню, где нет привычных, как в Киеве или Константинополе, дворцов и золоченых соборов.

Основная роль женщины при дворе — защищать интересы мужа и помогать ему. Молодая королева Анна сразу же показала себя дальновидным и энергичным государственным деятелем. Римский папа Николай II, удивленный замечательными политическими способностями Анны Ярославны, писал ей: «Слух о Ваших добродетелях, восхитительная девушка, дошел до наших ушей, и с великою радостью слышим мы, что вы выполняете в этом христианском государстве свои королевские обязанности с похвальным рвением и замечательным умом».

Но выполнить свое основное предназначение, стать королевой-матерью и подарить монарху наследника, Анне не удавалось долгие годы. По требованию своих духовных настоятелей она молилась день и ночь святому Винценту (Saint Vincent, martyr Espagnol), обещав ему построить великолепный храм, если он подарит ей сына. И чудо свершилось.

В 1052 году Анна родила красивого и здорового мальчика, будущего короля Франции. Сыну-первенцу она дает славянское имя Филипп, которое впоследствии станет модным при королевских дворах Европы. Его будут носить еще пять французских королей.

Королевская чета Анна и Генрих жила, по-видимому, очень дружно: на многих государственных актах, особенно грамотах, дарующих льготы или жалующих вотчины монастырям и церквям, можно прочитать: «с согласия супруги моей Анны» или: «в присутствии королевы Анны».

1 августа 1060 года, после смерти мужа, на трон вступает их сын, молодой Филипп I. Анна покидает двор и переселяется в замок Санлис (Senlis), что в 40 км от Парижа. Здесь она выполняет клятву, данную святому Винценту, и строит прекрасную церковь3.

Храм, построенный Анной, освящается в честь Пресвятой троицы, девы Марии, святого Жана Баптиста, по преданию рожденного от стерильной матери. Под покровительством королевского аббатства святого Винцента (св. Винкентий) Анна также руководит в Санлисе строительством женского монастыря. После французской революции аббатство было национализировано, здание использовалось как прядильная фабрика, затем как казармы и военный госпиталь. В настоящее время там расположена школа.

Анне 36 лет. Вдовствующая королева воспитывает сыновей. После Филиппа у Анны родилось еще двое сыновей: Роберт, рано умерший, и Гуго Великий, родоначальник королевской ветви рода графов Вермандуа.

Вскоре, забыв скорбь вдовы, она предается всем радостям жизни — охоте, пирам — и через два года снова выходит замуж — за соседа, графа Рауля III Валуа, самого могущественного тогда сеньора Франции, который женился на Анне «от живой жены» и приходился близким родственником покойному Генриху.

Легенда гласит, что граф украл королеву Анну во время охоты, и с ее согласия они тайно обвенчались. Папа Александр II отлучает Рауля от церкви и объявляет брак с Анной Ярославной незаконным. Но гордый феодал не обращает на это внимания и живет с Анной счастливо еще 12 лет.

Он умер в 1074 году в Мондидье. Известия о возвращении Анны Ярославны после смерти второго мужа в Киев маловероятны. Вероятнее, что она переехала ко Двору своего сына Филиппа, так как, по словам Карамзина, «честолюбие, узы семейственные, привычка и вера католическая, ею принятая, удерживали сию королеву во Франции».

1075 годом датирована последняя грамота, где ею была поставлена подпись: «Анна Ръина»4.

Существует также предание, что Анна ездила на родину, но вернулась обратно во Францию, где она любила и была любима и где она была счастлива.

1 Свадьба, венчание.
2 Букв.: сегодня я люблю тебя больше, чем вчера, но меньше, чем завтра...
3 На портике этого храма воздвигнуто лепное изображение русской княжны,
держащей в руках модель построенного ею собора, а 22 июня 2005 года президент
Украины Виктор Ющенко установил в Санлисе памятник Анне Ярославне.
4 Точная дата ее смерти неизвестна.

Комментарии 1 - 0 из 0